Деятельность парламентской фракции 'Чвени Сакартвело' оказалась весьма кратковременной. После того как с Валерия Гелбахиани сняли иммунитет и временно приостановили его депутатские полномочия, избранный от города Цнори Леван Гзиришвили решил выйти из фракции и стать независимым депутатом. Во фракции осталось меньше необходимого количества депутатов - 10 членов, и она распалась.

Правда, по информации от оставшихся членов фракции, они намерены привлечь вместо выбывших других депутатов, и снова сформировать независимую фракцию. Но лондонский вояж парламентария Гочи Джоджуа почти окончательно поставил на этом точку. Почему? За ответом на этот вопрос газета 'Georgian Times' обратилась к самому Гоче Джоджуа.

- В Лондоне вы встречались с Патаркацишвили и Гелбахиани?

- С Гелбахиани не встречался.

- Вы беседовали с Патаркацишвили, о формировании партии или...

- Разумеется, был об этом разговор. Впрочем, мы больше делали акцент на то, как скоординировать действия с оппозицией, чтобы выиграть парламентские выборы и в дальнейшем изменить политическую структуру, чтобы сверхзадачей новоизбранного парламента было изменение политической системы в Грузии. Для этого необходимы, как минимум, консультации внутри оппозиции.

- Объединенная оппозиция заявила, что не хочет иметь с Патаркацишвили ничего общего. Тем не менее, ваша 'Объединенная демократическая партия' все же надеется, что оппозиция пойдет на сотрудничество с вами?

- Скажу только, что у партии пока нет окончательно определившегося названия, так как пока не состоялся ее съезд.

- Но она ведь зарегистрирована?

- Да, но когда пройдет съезд, тогда что-то определится. Фактически, существует политическая группа, председателем которой назначена Нонна Гаприндашвили.

- А вы сами входите в нее?

- Я не являюсь ее членом. Что будет в дальнейшем - будет видно позже.

- Существует ли вероятность, что после съезда, на котором вы измените название партии, вас не зарегистрируют?

- Поэтому и был использован запасной вариант. Мы предпочитаем провести съезд и создать новую партию. А если нас не зарегистрируют, то можно использовать не только вариант 'Объединенной демократической партии', но и любой другой.

- Намерен ли сам Бадри Патаркацишвили принять участие в парламентских выборах?

- Мы с этим еще не определились. Думаем, что у власти ничего против него нет.

- Но ведь возбуждено уголовное дело?

- Это была пиар-технология. Когда записи, материалы будут полностью опубликованы, тогда оппозиция, которая поспешила отмежеваться, во многом изменит свою позицию, увидев реальную картину...

- Планируете ли вы в этом случае создать блок с объединенной оппозицией?

- Нет. Будут только консультации. Мы считаем, что у оппозиции должна быть, как минимум, координация. Если оппозиция выиграет и в той или иной форме придет к власти, то необходимо будет преодолевать экономический кризис. А для этого элементарно нужны средства, инвестиции. Очевидно, что в сегодняшней ситуации эти инвестиции не осуществимы. Если инвестиции и есть, то в небольшом размере, что не означает создания инвестиционной среды. Хотя Саакашвили тратил на это свою энергию, но тратил неправильно, поэтому, разумеется, и не удалось создать инвестиционную среду.

Если оппозиция придет в законодательную власть, не думаю, что в один день все сразу изменится, и в страну хлынет мощный денежный поток. Поэтому мы окажемся в сложном положении, и единственное, что поможет нам преодолеть его, - именно деньги Бадри Патаркацишвили. И это в том случае, если он вложит сюда средства в виде инвестиций. Он говорит, что вложит, и это стоит в повестке дня.

- Хочет ли Патаркацишвили встретиться с президентом Саакашвили и обо всем с ним откровенно поговорить?

- Нет, подобного желания у него не появлялось. Он не говорил об этом и не намеревается этого делать.

- Что он говорит о том бизнесе, который у него в Грузии отобрали?

- Отобрали несправедливо. Когда вопрос этот будет решен по справедливости, все ему вернут. Он старается использовать для этого определенные международные связи.

- Патаркацишвили, вероятно, будет объявлен в розыск по линии Интерпола?

- Хотя обвинение против него и выдвинули, но объявить Патаркацишвили в розыск по линии Интерпола Саакашвили не удастся.

- Почему?

- Потому, что для этого нет оснований.

- Если он все же будет объявлен в розыск, не намерен ли он в этом случае просить в Британии политического убежища?

- После ознакомления с материалами дела он и его адвокаты убеждены, что ему угрожает опасность. Напротив, они намерены потребовать у власти компенсацию за моральный и экономический ущерб, который ему был нанесен. После знакомства с теми материалами вы убедитесь, что власть сама должна обороняться.

- Наверное, 'Объединенная демократическая партия' примет участие в парламентских выборах. Она пойдет на выборы самостоятельно или с кем-нибудь в блоке?

- Говорить об этом пока преждевременно. Главное, чтобы оппозиция сумела скоординировать свои действия, так как у всех одна задача - изменить политическую систему Саакашвили.

- А до этого вы планируете сформировать парламентскую фракцию?

- Если партия будет создана, тогда есть смысл создавать фракцию. И еще в одном случае. Если вместе с оппозицией мы придем к согласию, что входим в парламент. Тогда политическая борьба будет иметь смысл. Если же мы вообще не будем входить в нынешний парламент, тогда какой смысл формировать фракцию? Пока что парламент мертв. Там одно только парламентское большинство. Там нет ни света, ни жизни.

__________________________________

Запутанная паутина власти, влияния и противоречий ("The Times", Великобритания)

Эдуард Шеварднадзе: Смерть Патаркацишвили очень большая потеря для Грузии, к тому же - абсолютно неожиданная ("Свободная Грузия", Грузия)