From The Economist print edition

Выступая в прошлом году перед своими коллегами по случаю 90-й годовщины советской разведки, глава Федеральной службы безопасности Николай Патрушев сделал странный экскурс в историю. 'Кто занимается историей, знает, что безопасность была и раньше. Софья Палеолог вышла замуж за Ивана Третьего и, будучи племянницей последнего византийского императора, очень серьезно занималась вопросами безопасности'. Мало кто понял, о чем шла речь.

Покров таинственности был снят несколько недель спустя, когда в эфире государственного российского телевидения был показан часовой фильм 'Гибель империи. Византийский урок'. Он оказался настолько популярным, что телеканал показал его еще раз, добавив 45-минутное обсуждение, участники которого пришли к выводу о том, что Россия может существовать только как православная империя. Автор и ведущий фильма - отец Тихон Шевкунов, считающийся духовником Владимира Путина. В последние недели фильм стал одним из самых обсуждаемых в Москве.

Российские правители часто обращаются к истории за оправданием собственных действий. Путин обнаружил интерес к истории с самого начала своего президентства, когда вернул стране сталинский гимн. В прошлом году он рекламировал школьный учебник, оправдывающий жестокое правление Сталина как необходимое зло. Когда другие бывшие советские республики вспоминают жестокости советского режима, Россия считает это искажением истории. На этой неделе министерство иностранных дел провело закрытый круглый стол на тему 'Противодействие фальсификации истории в ущерб России - задача общегосударственной важности'.

В умах и устах бывших шпионов, подчинивших себе Россию, история - это мощное орудие. Похоже фильм выполнен именно в этом духе. В нем отец Тихон в полном облачении переносится из заснеженной церкви в Стамбул и Венецию, где изобличает 'генетическую' ненависть Запада как к Византии, так и к России, ее духовной наследнице. Богатая и культурная столица Византии Константинополь была предметом зависти темных и агрессивных варваров с Запада, которые разграбили его во время четвертого крестового похода в 1204 г. По словам отца Тихона, современный западный капитализм построен на византийских трофеях и еврейском ростовщичестве.

Согласно этой версии, первой ошибкой Византии было то, что она доверилась Западу (который в фильме представлен фигурой в плаще и зловещей венецианской маске с длинным носом) и передала стратегические сектора экономики - торговлю и сбор пошлин - западным предпринимателям и жадным олигархам. Используя термин из сегодняшней российской действительности, отец Тихон говорит о некоем 'стабилизационном фонде', описывая достижения византийского императора Василия II, приходившегося крестным отцом русскому князю Владимиру, который разгромил сепаратистов и посадил олигархов. Но даже у великих императоров бывают слабые преемники (фильм был снят до того, как Владимир Путин выбрал своим преемником Дмитрия Медведева, который 2 марта будет избран президентом).

Современные слова и картинки, используемые в фильме, настолько бросаются в глаза, что для российского зрителя вывод очевиден. Вместо того чтобы держаться своих традиций, Византия пыталась реформировать и модернизировать себя, как того требовал Запад, и поплатилась за это. Хуже всего то, что с Запада в Византию проникли пагубные индивидуалистические идеи, разрушившие главные ценности империи - и так народ потерял веру в своих правителей.

Ведущий российский византинист Сергей Иванов говорит, что авторы фильма валят в одну кучу всю тысячелетнюю историю Византии и грубо экстраполируют результат на сегодняшнюю Россию. По сути, фильм имеет мало общего с подлинной историей Византии. Но его предметом не является ни история, ни ценности православия. В отсутствие какой-либо новой идеологии, он манипулирует историей Византии, чтобы оправдать антизападничество и ксенофобию на протяжении тысячелетней истории России. Фильм также несет в себе неявный посыл Путину: не слушай Запад, оставайся у власти, закрывай страну.

Отца Тихона и государственное телевидение России мало волнует то, что Российская империя достигла наибольших успехов, не отгораживаясь от мира, а открываясь Западу. Византия всегда была для России источником православной веры, но мало кто из русских царей искал в Византии политическую модель. Неспроста они назвали Москву третьим Римом, а не вторым Константинополем. Отец Тихон одобрительно замечает, что при Сталине была возрождена византинистика, равно как идея империализма: 'Он знал, у кого учиться'. Но опасность подобного манипулирования историей заключается в том, что трагедии могут повториться.

___________________________________________

Русское Средневековье ("Cronologia", Италия)

Возврат к православию ("The Wall Street Journal", США)