В воскресенье, когда Косово провозгласит свою независимость, ветераны борьбы за освобождение края поднимут в честь этого традиционные черно-красные флаги с орлом, служащие символом единства всего албанского народа. Над домами, магазинами, заправочными станциями, принадлежащими тем, кто сражался в 1999 году с сербскими силами безопасности, развернутся флаги. На юге края огромный флаг взовьется над ущельем Качаник (Kacanik), связывающим Косово с Македонией и другими Балканскими странами.

Однако те из бывших повстанцев, кто прибудет на официальную церемонию в Приштину, унылую столицу Косово, могут быть сильно разочарованы. На флагах, которые поднимут на официальной церемонии, не будет орлов. Возможно, там вообще не будет флагов.

В настоящий момент власти Косово под контролем представителей Организации Объединенных Наций, управлявшей этой несчастной провинцией с 1999 года, и Европейского Союза, который будет отвечать за Косово в дальнейшем, пытаются выбрать флаг, который сможет объединить албанское большинство с сербским и цыганским меньшинствами.

Окончательный вариант пока не определен. А учитывая, что необходимо еще написать декларацию независимости, национальный гимн и конституцию и сделать многое другое, неясно, будет ли новая символика готова к воскресенью. Фадиль Мулики (Fadil Muliqi), секретарь ветеранской организации расположенного на севере Косово города Подуево (Podujevo), старается не выдавать своего разочарования: 'Мы сражались за нашего орла, и он навсегда останется нашим символом. Но сейчас мы создаем новое государство, и нам нужен новый флаг'.

Так, с неопределенности начинается история страны с неопределенным будущим. В 1999 году представители ООН, взявшие под контроль ситуацию в крае, из которого силы НАТО только что изгнали войска в то время правившего Сербией Слободана Милошевича, планировали заложить основания для урегулирования проблемы Косово - последнего неразрешенного вопроса времен Югославских войн.

Они надеялись, что, отложив решение на несколько лет, дадут возможность почти двухмиллионному албанскому большинству, достичь соглашения с оставшимися в крае этническими сербами, численность которых составляет от 100000 до 120000 человек, и со свергнувшим Милошевича демократическим правительством Белграда. Они также надеялись на то, что за это время Запад и традиционно поддерживающая Сербию Россия смогут преодолеть основные разногласия по поводу Косово и совместно поддержат решение, выбранное ООН.

Однако с течением времени разногласия нисколько не уменьшились. Косовские сербы и Белград все так же отказываются признать независимость края, а косовские албанцы все так же не согласны на меньшее. Тем временем, Россия и Запад все чаще сталкиваются по поводу поставок газа, противоракетной обороны и западной критики авторитарной манеры правления Кремля. В декабре США и ведущие страны ЕС прекратили попытки преодолеть вето России на предложенное ООН решение и поддержали план одностороннего провозглашения независимости, которую сразу же должны признать США - сильнейший сторонник Косово на международной арене.

Кипр выступает против независимости, еще несколько стран продолжают колебаться, поэтому Евросоюз как единое целое не признает новую европейскую страну, но позволит своим странам-членам сделать это в индивидуальном порядке. На практике, позиция Великобритании, Франции, Германии и других крупных стран даст ЕС возможность организовать наблюдательную миссию и предоставлять необходимую помощь, но этому далеко до той открытой поддержки, получить которою стремятся албанцы. Мухамет Хамити (Muhamet Hamiti), политический советник президента Косово, признает: 'Независимость Косово... не будет тем идеалом, о котором мечтали наши лидеры. Иногда реальность разрушает надежды'.

Для албанского руководства отправным пунктом - он даже будет включен в конституцию - служит план 'независимости под наблюдением', озвученный в прошлом году спецпредставителем ООН Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari). Этот план предусматривает международный надзор, ограниченную автономию, защиту национальных меньшинств и исторических памятников.

Однако остается ряд серьезных сомнений. Во-первых, согласно плану Ахтисаари в течение 120 дней полномочия миссии ООН должны быть переданы новому правительству Косово, подконтрольному Евросоюзу, однако юридические основания этого неясны. Резолюция, согласно которой была создана миссия ООН, сохраняет свою силу, и Россия будет настаивать на ее соблюдении.

Далее, хотя ЕС настаивает на том, что верховная власть в Косово к нему не переходит, голландский ветеран дипломатии Питер Фейт (Peter Feith), которого собираются назначить спецпредставителем Евросоюза в крае, будет обладать обширными полномочиями, в том числе, правом отменять законы и увольнять государственных служащих. ЕС будет рекомендовать г-н Фейту по возможности не вмешиваться, но многое будет зависеть от готовности албанского руководства придерживаться плана Ахтисаари.

Некоторые из стран-членов Евросоюза уже выразили беспокойство по поводу будущей стратегии выхода Косово. Помимо 200 сотрудников г-на Фейта, Брюссель должен направить в край миссию правопорядка в составе 3000 человек, включающую в себя полицейских, судей и следователей. Кроме политических проблем, ЕС предстоит иметь дело с бедностью, коррупцией и организованной преступностью. 'Это может занять пару лет, но мы надеемся, что нам не придется остаться там навсегда', - заявил на этой неделе один из чиновников Евросоюза.

В крайнем случае, порядок в Косово будет поддерживать 16-тысячная войсковая группировка под контролем НАТО. С 2004 года, когда албанцы последний раз нападали на сербские анклавы, в провинции не отмечалось вспышек насилия. ООН не ожидает их и теперь, однако уменьшать военное присутствие все же не планирует.

Несмотря на гарантии международного сообщества, проживающие в Косово этнические сербы не уверены в собственной безопасности. Многие сербы - те, что помоложе и пообразованнее - давно уехали в Сербию, оставив в провинции старых, больных и бедных. 50000 сербов, живущим на севере края, скорее всего, ничего не угрожает, но те, кто живет на юге, зачастую в анклавах с населением в несколько сотен человек, могут чувствовать себя в опасности. Белград, неоднократно говоривший о том, что сербам грозит изгнание из провинции, тем не менее, продолжает убеждать их остаться в крае, в качестве доказательства прав Сербии на Косово.

По плану Ахтисаари за Белградом сохраняется право финансировать самоуправление сербских анклавов, что он и делал с 1999 года. Таким образом, в их жизни ничего и не измениться - она останется столь же бедной и ненадежной. Министр экономики Сербии Младжан Динкич (Mladjan Dinkic), впрочем, обещает им дополнительную помощь: 'Белград будет рассматривать эти (населенные сербами) территории как часть Сербии, не признает независимость Косово, и будет действовать так, как если бы ничего не произошло'.

Для этой беднейшей части бывшей Югославии, более половины населения которой живет в деревнях, экономика является важнейшим вопросом. По последним данным, работа есть только у 47 процентов мужчин и 10 процентов женщин. Каждый год на рынок рабочей силы выплескивается дополнительно 25 -30 тысяч человек - в крае самый высокий в Европе уровень рождаемости. По мнению Геральда Кнауса (Gerald Knaus), президента базирующегося в Берлине аналитического центра ESI: 'Население Косово не способно себя обеспечивать'.

Новая страна будет продолжать зависеть от иностранной помощи, составляющей на настоящий момент 20 процентов валового внутреннего продукта, и от денег, присылаемых эмигрантами. ЕС и другие доноры пообещали независимому Косово финансовую помощь в объеме от 700 миллионов до 1 миллиарда. Новое правительство края во главе с ориентирующимся на США бывшим командиром повстанцев Хашимом Тачи (Hashim Thaci), пришедшее к власти по итогам последних выборов, уже просит население не ожидать немедленного улучшения экономической ситуации. Министр внутренних дел Зенун Паязити (Zenun Pajaziti), недавно сказал, обращаясь к гражданам: 'Ваша жизнь не изменится тотчас же'.

Дипломатов давно волнует вопрос о том, какое влияние окажет провозглашение независимости Косово на соседние государства. С 1999 года обеспокоенность этой проблемой несколько улеглась в связи с уверенной интеграцией региона в ЕС и НАТО, постоянным экономическим ростом и длительностью прошедшего с момента последней войны периода времени. Также успокаивает наблюдателей произошедшее в 2006 году мирное отделение Черногории от Сербии.

Правительство Македонии - страны с непростыми межнациональными отношениями, в которой этнические македонцы сосуществует с албанским меньшинством, достигающим 25 процентов населения - рассматривает независимость Косово как ключевой вопрос для региональной стабильности. Македония возлагает большие надежды на свой запрос на вступление в НАТО этой весной вместе с Албанией и Хорватией.

В Боснии, недееспособном государстве, разделенном на хорватско-мусульманскую и сербскую части, опасаются, что лидеры сербов, подстрекаемые Белградом, могут также потребовать независимости. Но международные кураторы Боснии надеются, что привлекательности Соглашения о стабилизации и ассоциации - первой ступеньки к членству в Евросоюзе - хватит для поддержания политической стабильности.

Тем временем Сербия переживает кризис. Либерально и проевропейски настроенный президент Борис Тадич (Boris Tadic) в прошлом месяце победил на выборах своего соперника-националиста Томислава Николича (Tomislav Nikolic), но лишь с небольшим перевесом. Склоняющийся к национализму премьер-министр Воислав Коштуница (Vojislav Kostunica) в ответ заблокировал план г-на Тадича по подписанию ключевого соглашения с Брюсселем. В результате сложилась патовая ситуация, грозящая перевыборами парламента.

Белград пообещал не прибегать к насилию, но вместо этого разработал план ответных действий, вероятно включающий в себя экономическую блокаду, хотя подробности пока не раскрывались. Косово больше всего боится отключения электричества, которое край импортирует из Сербии. В интервью, данном на этой неделе, г-н Коштуница назвал предоставление независимости Косово 'узаконенным насилием, не имеющим прецедентов со дня основания ООН'.

Его поддерживает Россия, напирающая на незаконность односторонних действий. На этой неделе российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что предоставление Косово независимости нарушит международное право и станет угрозой для европейской безопасности. Политика России не только делает невозможным удовлетворительное решение проблемы на региональном уровне, но и превращает косовский вопрос в полномасштабный спор между Востоком и Западом. Как заявил московский политолог Дмитрий Тренин: 'Если Косово и не является причиной нового разделения мира, то, безусловно, является его символом".

Москва заинтересована в защите Сербии - своего давнего союзника - но еще больше ее интересует укрепление своих экономических позиций на Балканах. В этом месяце она приобрела у Белграда контроль над NIS, крупнейшей сербской нефтяной компанией, и договорилась провести через территорию Сербии ключевой для региона газопровод.

Однако кроме этого для Кремля на кону стоят и более важные вещи. Во-первых, хотя он об этом открыто не заявляет, его волнует то, что независимость Косово может стать прецедентом для сепаратистов в России, в том числе для чеченских повстанцев. Во-вторых, парадоксальным образом он сам собирается использовать Косово в качестве прецедента для сепаратистских образований на территории бывшего Советского Союза, а именно для Приднестровья в Молдавии и для Абхазии и Южной Осетии в Грузии. Г-н Тренин полагает, что Москва вряд ли ответит на провозглашение независимости Косово признанием какой-либо из отколовшихся территорий. Но она может угрожать этим, например, ориентирующейся на Запад Грузии

Наконец, проблему Косово Москва может использовать, чтобы выступить в роли защитника международного права. Кремль намерен вернуть России статус сверхдержавы, но понимает, что этого невозможно добиться только за счет торговли энергоносителями. Моральный облик имеет не меньшее значение. В условиях, когда Запад представляет себя защитником демократии, было бы выгодно занять альтернативную позицию, и защита законности для этого вполне годится.

С учетом того, что Косово не так важно для великих держав, как вопросы, связанные с Ираком и Ираном, вполне возможно, что в какой-то момент они потеряют интерес ко всему происходящему в этом проблемном уголке Балкан. Однако в ближайшем будущем конфликт Востока и Запада помешает сделать то, что облегчило бы рождение независимого Косово - принять край в ООН. Это в свою очередь помешает быстрой интеграции в Евросоюз, являющейся главной надеждой новой страны. Когда в Косово закончат праздновать и спустят флаги, суровая действительность независимости может принести немало огорчений, в том числе и тем, кто за нее сражался.

__________________________________________________________

Избежала ли Европа войны? ("The Washington Times", США)

Как избежать нового кризиса в Косово ("The Wall Street Journal", США)