В 1908 году, когда Австрия аннексировала Боснию и Герцеговину, всем тоже казалось, что никаких прямых последствий не будет. Вена открыто нарушала Берлинский договор 1878 года, который сама же подписала и по которому Босния оставалась в составе Турции; Россия и Сербия выступали с протестами, но их протесты никого не интересовали. Через год была составлена новая редакция договора, в который аннексию вписали как fait accompli. А еще через шесть лет поддерживаемый русскими сербский боевик отомстил - в Сараево был застрелен наследник австрийского престола. Остальное всем известно.

Параллели между Боснией 1908 года и Косово 2008-го напрашиваются не только потому, что, какие бы уловки ни использовал Запад, чтобы обойти резолюцию 1244 Совета Безопасности ООН, по которой Косово остается частью Сербии, провозглашение нового государства будет иметь непросчитываемые в долгосрочном плане последствия - тут и сепаратисты всех мастей от Бельгии и той же Боснии до Черного моря, и отношения с Россией и Китаем, и будущее системы международных отношений кандидат таковой, - но и потому, что в реальности государство, провозглашенное в воскресенье в Приштине, будет каким угодно, только не независимым. В реальности к югу от реки Ибар родилось 'государство в стиле постмодерн' - образование, суверенное на бумаге, но на практике представляющее собой не что иное, как американо-еэсовский протекторат.

Европейский Союз планирует разместить в Косово около двух тысяч чиновников, которые должны будут принять дела от миссии Организации Объединенных Наций, управляющей краем с 1999 года. Из их числа ЕС хочет назначить Международного гражданского представителя, который, в соответствии с планом, разработанным в прошлом году спецпредставителем ООН Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari), будет олицетворять 'верховную власть' Косово и будет наделен полномочиями 'корректировать или аннулировать решения, принимаемые органами государственной власти Косово'. На тех условиях, которые предлагал Белград, реальной независимости у Косово было бы больше.

Те, кто поддерживает 'многовалентный суверенитет' и 'постнациональную государственность', которая у нас сейчас в ЕС, только радуются: с их точки зрения, нет ничего лучше отхода от жесткого 'решизма', характерного для государственности поствестфальского периода. Однако на практике в основе подобных красивых абстракций всегда лежит вневременная реальность - грубая сила. В Косово размещено 16 тысяч военнослужащих НАТО, которые явно не намерены расходиться по домам; более того, сейчас им на помощь придет еще тысяча солдат из Великобритании. Именно они, а не косовская армия, будут обеспечивать внешнюю и внутреннюю безопасность в крае.

Кроме этого, в Косово, около города Урошеваца (Urosevac), расположена огромная американская военная база Кэмп-Бондстил (Camp Bondsteel) - этакое мини-Гуантанамо, один из островков в целом архипелаге новых военных баз США в Восточной Европе, на Балканах и в Центральной Азии. Именно поэтому премьер-министр Сербии Воислав Коштуница (Vojislav Kostunica) в своем воскресном выступлении отдельно обвинил Вашингтон в участии в провозглашении независимости Косово: он заявил, что происходящие события совершенно ясно показывают: США 'готовы беспринципно и грубо приносить основы международного миропорядка в жертву своим собственным военным интересам'.

Будто символизируя собственный статус новой евроатлантической колонии, Косово выбрало себе флаг, будто срисованный с флага Боснии и Герцеговины - то же еэсовское золото, те же самые звездочки на синем фоне. Что и неудивительно: Боснией ведь тоже управляет иностранец - Верховный представитель, имеющий право отрешать от должности выбранных народом политиков и аннулировать законы, все это, естественно, именем подготовки страны к интеграции в Европейский Союз.

Как и в Боснию, в Косово идут миллиарды долларов - но потрачены они будут не на улучшение жизни простых людей, а на содержание международной администрации. Само же Косово остается выгребной ямой нищеты и коррупции, которые после 1999 года неимоверно разрослись, а его жители уже девять лет выживают как могут под властью мафиозного государства, где нет не только рабочих мест, но даже нормального электроснабжения - электричество здесь исправно отключают каждые несколько часов. Это слышно, потому что улицы косовских городов сразу наполняются гулом: в каждом магазине и каждом доме включают свой генератор.

Столь трагическая ситуация стала реальностью только потому, что в любых интервенциях сегодня прослеживается фатальное несоответствие между силой и ответственностью. С июля 1991 года, когда всего через несколько дней после начала войны в Словении при посредничестве Европейского Союза было подписано Брионское соглашение, международное сообщество контролирует распад Югославии буквально в ручном режиме - но каждый раз в результатах очередного акта этого распада оно винит местное население.

То же самое произойдет и на этот раз: новое официальное правительство Косово будет контролироваться его международными покровителями, но они, как и их предшественники, никогда не примут на себя ответственность, если правительство пойдет вразнос. Нет, им интереснее править из-за кулис и поддерживать явно целенаправленно созданный и от того еще более опасный разрыв между видимостью и реальностью.

Джон Лафлэнд - автор книги 'Пародия: суд над Слободаном Милошевичем и коррупция международного правосудия' (Travesty: the Trial of Slobodan Milosevic and the Corruption of International Justice)

____________________________________________

Страна без полного суверенитета: флаг есть, а места в ООН нет ("The Independent", Великобритания)

Косово веселится и ликует - а похмелье будет у всего мира ("The Times", Великобритания)

Если Совбез ООН не может выносить постановления, мир обойдется без него ("Le Temps", Швейцария)