В разворачивающейся борьбе за ресурсы между Востоком и Западом могут пострадать демократические ценности

Чуть ли не каждую неделю появляются тревожные доклады о снижении влияния Америки в мире и продолжающемся усилении Китая, Индии и России.

Это самый главный вопрос на Уолл-стрит, Мэйн-стрит - везде, за исключением предвыборной гонки: ведущие кандидаты в президенты от демократов и республиканцев не замечают притаившихся в зарослях экономических тигров, отдавая приоритет проблемам, которые кажутся более осязаемыми, но возникли в результате того, что происходит за тысячи километров от наших границ.

Если американцы проспали экономические перемены, то их гигантские конкуренты несутся вперед с широко раскрытыми глазами, ни на секунду не забывая о прибыли.

По данным опросов, примерно треть американцев считает, что вскоре Китай будет господствовать в мире, и почти половина опасается его возвышения, считая его угрозой миру на планете - может показаться, что эти результаты прибыли к нам непосредственно из эпохи 'холодной войны'.

Индия со своим миллиардным населением, жаждущем работы, и Россия с ее разогнанной энергоносителями экономикой и возрождающимся националистическим движением, обретая влияние, также наполняют ужасом богатый Запад.

Между тем, некоторые эксперты объявили, что солнце уже заходит на Западе и восходит на Востоке.

Редкий случай: Хиллари Клинтон обращает внимание на зарождающийся новый порядок и предупреждает о том, что Соединенным Штатам противостоят возрождающаяся России и обретший новую мощь Китай, который еще не интегрирован в международную систему. Джон Маккейн призывает своих сторонников 'хвататься за возможности' по мере смещения силы на восток.

Но будущий американский лидер будет вынужден действовать в новых реалиях, хорошо это или плохо.

В атмосфере критики американских военных эксцессов и дипломатической неуклюжести при президенте Джордже Буше многие американцы опасаются, что в новом миропорядке с новыми центрами силы от Американской Империи останутся одни воспоминания.

'В ближайшие 20-30 лет может возникнуть многополярный мир', - говорит корреспондент Forbes Робин Мередит (Robyn Meredith), автор книги 'The Elephant and the Dragon: The Rise of India and China and What it Means for All of Us' (Слон и дракон: Возвышение Индии и Китая и что оно значит для всех нас). И это, по ее словам, может изменить миропорядок.

Индия - демократия, крупнейшая в мире; ее основатель - Махатма Ганди. Но Китаем правит репрессивная коммунистическая верхушка, а в России свободы были урезаны в годы правления президента Владимира Путина. По мере усиления влияния этих двух стран, говорит Томас Мелиа (Thomas Melia), заместитель исполнительного директора вашингтонской организации Freedom House, 'в ближайшей и среднесрочной перспективе может произойти дальнейшее сокращение демократии'.

В январе его организация выпустила ежегодное исследование, в котором сделан вывод о том, что за прошедший год гражданским свободам был нанесен существенный удар: откат от демократии произошел в пятой части государств. Подавляются демократическая оппозиция и группы гражданского общества, а также СМИ. 'Особо важную роль в осуществлении этой атаки на свободу собраний сыграла группа рыночно ориентированных автократий и богатых энергоносителями диктатур, включая Россию, Иран, Венесуэлу и Китай', говорится в докладе.

Неудивительно, что в условиях 'войны с террором' верховенство закона и другие либеральные демократические принципы, разделяемые западными странами, пошатнулись. Но некоторые опасаются, что они не выживут в новом мире, где правилом торговли будет отсутствие правил, а ценностью - отсутствие ценностей.

'Вывести за короткое время сотни миллионов людей из нищеты, как сделал Китай - это поразительное достижение, - говорит Мередит. - Но не нужно забывать, что, если бы Аун Сан Су Чжи (находящаяся под домашним арестом лидер бирманской оппозиции) была в Китае, то ее бы арестовали и там'.

Репрессии - это темная сторона зарождающегося порядка. Но, в отличие от эпохи 'холодной войны', они не являются порождением идеологии. В России и Китае ленинские пятилетки и культурная революция Мао уступили место рыночной экономике и прагматизму.

'В России нет идеологии, - говорит Кэтрин Стоунер-Вайс (Kathryn Stoner-Weiss) из Стэнфордского университета, соавтор эссе "The Myth of The Authoritarian Model" (Миф авторитарной модели), опубликованного недавно в журнале Foreign Affairs. - Идеологией стал экономический рост'.

Она добавляет, что, Москва, не имея ни средств, ни воли для того, чтобы подобрать большую дубинку из советского прошлого, все таки может быть разрушительной силой - Россия сотрудничает в сфере энергетики с Ираном, несмотря даже на то, что Вашингтон призывает к ужесточению санкций. В случае Китая это означает покупку суданской нефти и разгон бирманской экономики. Даже Индия, разделяющая демократические ценности, в экономической сфере ведет себя не менее напористо, подписывая с бирманской хунтой соглашения о помощи и торговле.

Новые великие державы торгуют с государствами-изгоями, стремясь заполучить крайне необходимые ресурсы для стремительно растущего населения, ожидания которого сегодня выше, чем когда бы то ни было.

'Китай не специально выискивает себе партнеров из числа злых диктаторов, - говорит Мередит. Но все хорошие соседи уже заняты. Ей приходится брать то, что осталось'.

Жесткой конкуренции за энергоносители, воду и другие ресурсы сопутствует угроза глобального потепления - богатые страны, потребляющие энергию в больших количествах, предпринимают недостаточно усилий по борьбе с ним, но при этом требуют, чтобы развивающиеся страны ограничивали себя.

'Ложка дегтя в бочке меда - это энергоносители', - говорит Майкл Клэр (Michael Klare), профессор кафедры исследований в области мира и мировой безопасности Гэмпшир-колледжа в Амхерсте (Массачусетс) и автор готовящейся к печати книги 'Rising Powers, Shrinking Planet' (Новые великие державы, сжимающаяся планета).

'В Китае и Индии будет наблюдаться взрывообразный рост при том, что увеличение предложения ресурсов будет недостаточным для удовлетворения и их новых требований и требований старых держав Европы и Японии'.

Если начнется драка за ресурсы, то ценностям либеральной демократии могут быть нанесены еще более сильные удары по всему миру. А если Соединенные Штаты и другие западные страны будут ослаблены, то этот процесс может ускориться.

'Для таких стран, как Россия, с которыми Соединенные Штаты делали все, что им вздумается, глядя на них сверху вниз, многополярный мир - это своего рода догмат, - говорит Анатоль Ливен (Anatol Lieven), автор книги 'America Right or Wrong: An Anatomy of American Nationalism' (Права или не права Америка, или Анатомия американского национализма). - Возможно, это же относится к Китаю'.

Многие считают, что за последние годы самые тяжелые удары демократическим ценностям нанес сам Вашингтон, который, ведя свою 'войну с террором', пренебрегает принципом верховенства закона, попирает те самые права и свободы, которые клянется защищать.

'Посыл здесь таков, что все, кого тревожит возвышение Китая, должны вернуться к истокам либеральной западной системы, - говорит в интервью Джон Айкенберри (John Ikenberry), профессор кафедры политики и международных отношений Принстонского университета. - Любопытно, что именно сторонники жесткой линии в отношении Китая из числа неоконсерваторов так неуважительно относятся к правилам западного порядка, являющимся нашим главным ресурсом, при помощи которого мы могли бы определять то, как пойдет возвышение Китая'.

Порядок, основанный на определенных правилах - благо для Китая и других новых держав, подчеркивает Айкенберри. Хотя экономический прогресс не гарантирует демократии, большинство стран хочет быть частью стабильной экономической системы. Вместо проповедей Западу стоило бы создавать им больше стимулов для вступления в нее, а не борьбы с нею.

Правозащитники предупреждают о том, что такие страны, как Китай, в своей внешней политике никогда не будут более либеральными или демократически ориентированными, чем во внутренней. Но другие считают, что их можно вплести в сеть правил и институтов, которые Запад создавал веками, что позволит сделать смещение центров силы в неопределенном будущем более 'мягким'. Похоже, ничто не остановит эту волну, но демократические ценности могут устоять перед подводными течениями.

'Возможно, позиция Соединенных Штатов ослабевает, - пишет Айкенберри в последнем номере Foreign Affairs. - Но возглавляемая ими международная система может остаться господствующим порядком в XXI веке'.

____________________________________

Майкл Макфол, Кэтрин Стоунер-Вайс: Миф об авторитарной модели: путинская 'твердая рука' сдерживает развитие России ("Foreign Affairs", США)

Анатоль Ливен: Неверной дорогой идете, товарищ Путин ("The Financial Times", Великобритания)