Три иностранных корреспондента - Томаш Белецкий ('Gazeta Wyborcza', Польша), Уве Клуссманн ('Spiegel', Германия) и Даниэль Утрилья Висманос ('El Mundo', Испания) отвечают на вопросы ИноСМИ.Ru о Косово.

__________________________________

Почему Запад признает независимость Косово?

'Независимость Косово - не идеальное решение, но единственное, которое, по мнению европейцев, гарантирует мир на Балканах в течение ближайших 10-20 лет. Все другие попытки разрешения этой проблемы успеха не дали. Это лучший вариант решения из худших. Видимо, лучше него ничего не было', - считает Томаш Белецкий, московский корреспондент 'Gazeta Wyborcza'.

'Провозглашение независимости Косово завершило процесс распада многонационального югославского государства. Нет смысла держать косовских албанцев насильно гражданами Сербии. Они ее ненавидят. Да и Сербии от них мало проку. В последнее время право наций на самоопределение осуществлялось несколько раз. Это - самоликвидация ГДР, затем разделились народы Чехии и Словакии... Думаю, что границы в Европе до сих пор еще не окончательные', - рассуждает корреспондент журнала 'Spiegel' Уве Клуссманн.

Вызовет ли это 'эффект домино'?

'Такая опасность есть. Но хотя многие и говорят про Каталонию и Страну Басков в Испании, многие поняли, что внутри Евросоюза можно достичь независимости без сепаратизма. Сегодня в Европе нет опасных элементов, которые начали бы цепную реакцию суверенизации. Хотя это прецедент не только для Европы, но прежде для всего мира, для постсоветского пространства. Это прецедент, а не особенный случай, как считают США'. (Томаш Белецкий, 'Gazeta Wyborcza').

'Параллели между басками в Испании и Косово есть, но не сильные. В Косово сыграл 'эффект войны'. Поэтому мне кажется, что ситуации различны. Официально Испания независимость Косово не признает и министр иностранных дел Испании в Евросоюзе особо подчеркивает, что Косово не должен стать прецедентом. Но аналогий между историей Испании и историей Сербии я не вижу'. (Даниэль Утрилья Висманос, 'El Mundo').

'Позиция западных дипломатов, что Косово - не прецедент, мягко говоря, неверна. Конечно, это прецедент. Косово - государство пока не состоявшееся. Но надо признать, что в мире существуют вполне состоявшиеся, но непризнанные государства: Абхазия, Южная Осетия, Нагорный Карабах. И это два разных феномена. И их придется отличать друг от друга, чтобы не впасть в истерику по поводу 'ящика Пандоры', который открывается у нас на глазах'. (Уве Клуссманн, 'Spiegel').

Ваша оценка позиции России по Косово?

'Для России ее позиция непризнания независимости Косова - логична. Иная реакция стала бы сюрпризом. Хотя Испания и Россия сейчас реагируют на Косово одинаково, я думаю, что это все-таки случайность. Потому что причины такой реакции различны'. (Даниэль Утрилья Висманос, 'El Mundo').

'России придется смириться с независимостью Косово. Воевать, славу Богу, никто не хочет. Кроме небольшой группы сербских ультранационалистов, которые надеются на Россию. А реальность такова: Косово, как государство, будет. Вопрос в другом, насколько оно будет состоявшимся, и будет ли оно элементом стабильности или нестабильности в этой части Европы, насколько будут соблюдены права, которые должны соблюдаться, например, права человека. В частности, можно сомневаться в искренности Хашима Тачи, обещавшего гарантии сербскому меньшинству'. (Уве Клуссманн, 'Spiegel').

'Другой позиции у России, чем та, которую она занимает, быть не может. С 90-х годов она проводила свою политику по отношению к Балканской войне, Сербии, по Косово. Если бы сейчас она согласилась бы с независимостью Косово без согласия на это Сербии - это было бы разочарованием и для России (я не знаю, как бы это Кремль объяснил россиянам), и символом того, что антизападная риторика Кремля - только пустой звук. Как это было при Борисе Ельцине, когда через две недели после ссоры, Россия соглашалась на уступки. Косово - это первый тест в международной политике для укрепившейся при Путине России. Я думаю, что она и дальше будет поддерживать своей позиции. Иначе это было бы катастрофой для ее имиджа - и внутри, и вне России'. (Томаш Белецкий, 'Gazeta Wyborcza').

Независимость Косово открывает России путь к признанию Абхазии и Южной Осетии?

'Мне понравилась реакция Путина, когда он сказал, что если кто-то сделал какую-то глупость, то мы ее не станем повторять. Извините, что это неточная цитата. Я думаю, что Россия будет проводить аккуратную политику и не признает Абхазию и Южную Осетию. 'Горячих точек' в мире вполне достаточно. Косово сейчас вполне достаточно, чтобы признавать в мире еще кого-то'. (Даниэль Утрилья Висманос, 'El Mundo').

''Россия не будет обезьянничать', сказал Путин. Россия пыталась испугать западные страны 2-3 года назад тем, что может признать независимость Абхазии и Южной Осетии. Но она этого не сделает. Потому что тоже испугана той цепной реакцией, которая может произойти и на постсоветском пространстве и, прежде всего на Кавказе. Если Абхазия, то почему тогда не Чечня, не сейчас при Кадырове, но спустя 10-20-30 лет? Это очень опасный прецедент. Россия будет поддерживать Абхазию и Южную Осетию, которые фактически независимы, но в интересах Кремля продолжение политики 'замороженных' конфликтов там. На долгие годы вперед'. (Томаш Белецкий, 'Gazeta Wyborcza').

'Я был в Абхазии, в Приднестровье, Южной Осетии. Реальность такова, что эти территории можно подчинить тем государствам, которые на них претендуют, ссылаясь на международное право, только военной силой. Здесь международному сообществу придется привыкать к статус-кво. Глупо игнорировать государства, которые существуют со всеми атрибутами власти 15 лет. Есть государства, которые являются членами Организации Объединенных Наций, которые в меньшей мере являются состоявшимися государствами, например, Судан или Афганистан. Абхазия довольно стабильное государство. Я не удивился бы, если Россия и другие государства в мире признавали бы эту реальность.

Турция признала в одностороннем порядке Северный Кипр. Ничего страшного. Никаких катаклизмов от этого не произошло... Я еще помню, как моя бабушка жила в непризнанной республике. Это была ГДР. В 60-е годы по западным стандартам на конвертах даже запрещалось писать 'DDR', надо было писать букву 'X'. Западная Германия с упорством игнорировала существование этого государства более 20 лет. А потом отношения нормализовались, произошел обмен посольствами. И, в конце концов, государства совершенно мирным путем объединились.

Российское руководство опасается резкой реакции некоторых западных, а особенно, самой крупной западной державы, поэтому сейчас ведет себя достаточно осторожно. И, может быть, России и не надо ничего предпринимать. По аналогии с Тайванем. США не признал официально Тайвань, но Соединенные Штаты защищают права Тайваня на независимое состояние. И они не оставят в беде тайваньцев в случае военной агрессии. Вот вам пример того, как ведут себя другие державы'. (Уве Клуссманн, 'Spiegel').

__________________________________

Россия@ИноInterview: Россия - непредсказуемая страна ("ИноСМИ", Россия)

Еще одно несостоявшееся государство? ("Newsweek", США)

В ЕС нет единства по Косово ("The Financial Times", Великобритания)