Ровно двадцать лет назад в Европе зашевелились призраки истории, и в глубинах Советского Союза вновь разгорелся конфликт, которому никто не уделял внимания с тех пор, как был заключен Версальский договор. Спор вокруг Нагорного Карабаха между армянами и азербайджанцами был первой вспышкой в серии этнотерриториальных конфликтов, которые прокатились по Кавказу и Балканам. Когда-то энтузиасты Европейского Союза считали, что конфликты на континенте могут идти только вокруг квот на поголовье овец и отлов трески, но то была фатальная ошибка.

На этой неделе, когда Косово вступает на путь независимости под руководством ЕС, а Сербия и Россия гневно противятся этому, стоит задаться вопросом о том, кто победит в этом споре - боевики-националисты или европейские мечтатели?

* * *

Спор на Южном Кавказе, запустивший весь этот процесс, не решен по сей день. 20 февраля 1988 г. армянский областной совет крошечной Нагорно-Карабахской автономной области решил на практике применить лозунг Ленина 'Вся власть Советам!' и проголосовал за отделение от советского Азербайджана и присоединение к советской Армении. Армяне заявили, что Карабах - исторически армянская земля, которую Сталин несправедливо включил в состав Азербайджана, а азербайджанцы - что армянская пятая колонна раскалывает их республику и крадет у них территорию. Это был настолько малоизвестный регион, что даже в Москве мало кто знал о нем. Михаил Горбачев благоразумно решил не использовать силу для решения спора, но обнаружил, что других действенных инструментов у него нет.

Забастовки, демонстрации, погромы и депортации переросли в полномасштабную войну. Конфликт разрушил представление о братстве народов и начал ослаблять архитектуру самого СССР. Через пару лет те же самые силы приведут к кровавому концу Югославию.

Погибли сотни тысяч человек, миллионы стали беженцами. Не все стороны в одинаковой степени несут ответственность за эти чудовищные войны - в Абхазии и Южной Осетии на Кавказе, в Хорватии, Боснии и Косово на Балканах, но можно с уверенностью сказать, что ангелов в них не было. Сегодняшние жертвы на следующий день начинали этнические чистки. Больше всех пострадали те, кто в наибольшей степени разделял современное, многоэтническое понимание идентичности - космополитичные и многонациональные семьи Баку и Сараево.

Двадцать лет спустя политики на Кавказе продолжают произносить пламенные речи о победе, справедливости и о том, что 'мы не сдадимся'. Армянские и азербайджанские историки по-прежнему стараются доказать, что другая этническая группа 'никогда не жила' на спорной территории и потому она бесспорно является частью их исторической родины. Сегодня эти высосанные из пальца теории преподаются в школах.

Теперь зарождающееся косовское государство создает как вызовы, так и угрозы.

Стандартная позиция Запада по вопросу независимости Косово - от Белого дома до Брюсселя - заключается в том, что 'она не устанавливает прецедента'. Согласно этому ходу мысли, в Сербии Слободана Милошевича косовары претерпели столь ужасные страдания, что заслужили мандата ООН, давшего им фактическую независимость. Происходит лишь юридическое оформление этого положения дел, хотя в условиях сохранения международного контроля.

Само собой разумеется, что все эти конфликты отличаются друг от друга. Косово гораздо больше, чем спорные территории на Кавказе, а годы администрации ООН подготовили его к тому, чтобы стать более жизнеспособным государством. Но нравится это Западу или нет, независимость Косово будет иметь сильный волновой эффект. Представьте себе, о чем думают фактические лидеры Абхазии и Нагорного Карабаха, когда слышат новости из Косово: теперь они будут еще менее склонны предлагать своим народам сделки, предусматривающие 'возвращение' суверенитета Азербайджану или Грузии.

Осознание этого еще более разочаровывает лидеров Азербайджана и Грузии, которые опасаются окончательно потерять отколовшиеся территории и все конкретнее намекают на то, что могут попытаться отвоевать их. Благодаря доходам от каспийской нефти, у Азербайджана самый быстрорастущий оборонный бюджет в мире, а грузинские власти недавно переименовали министерство по разрешению конфликтов в 'министерство реинтеграции', что звучит куда более агрессивно.

Косово способствует оттаиванию конфликтов, которые были ошибочно названы 'замороженными'. Мирные процессы практически зашли в тупик. В районе 200-киломеровой линии прекращения огня вокруг Нагорного Карабаха, который в настоящее время находится под контролем армян, снайперы обеих сторон ведут огонь на поражение. Перестрелки и похищения людей до предела накаляют обстановку в Абхазии и Южной Осетии.

На самом деле, ни одна из сторон здесь не знает, что ей нужно. Сценарий полной независимости для этих территорий крайне маловероятен, особенно, учитывая то, что их покинули большие группы беженцев, представляющих меньшинства, и их мнением не интересуются; но интеграция этих территорий в состав Азербайджана или Грузии, стран, с которыми они не имеют ничего общего с советских времен, с которыми они воевали - это тоже фантазия. Единственный способ достижения 'реинтеграции' - это еще одна катастрофическая война. Все знают, что окончательным итогом должен быть разделенный суверенитет в том или ином виде. Но как этого добиться?

Тревожным аспектом 'контролируемой независимости' Косово - и самым большим конфузом для Европейского Союза, одновременно провозглашающего свою транснациональную идентичность, является то, что полноценное национальное государство со всеми его старомодными атрибутами воспринимается как награда за непримиримость. Новая Европа призвана ликвидировать границы, а не создавать новые.

* * *

Но если основное внимание будет уделяться контролю, а не независимости, то косовская модель может оказаться в чем-то полезной.

По крайней мере, теоретически косовская модель учитывает устремления и албанцев и сербов Косово, обусловливает варианты действий нового государства определенными обязательствами, внедряет институты, созданные по западному образцу, и сохраняет международные силы безопасности.

Здесь ключевое слово - безопасность. Если Балканы сделали шаг вперед, то в большой мере благодаря запоздалым, но крупномасштабным усилиям международного сообщества. Дейтонское соглашение для Боснии было, по сути, гигантским международным защитным покрытием, которое погасило конфликт, дав его сторонам надежду на то, что расширение ЕС позволит им добиться благосостояния. Косовский эксперимент также основан на идее гарантий безопасности для албанцев и сербов Косово.

За яростной националистической риторикой многих людей на Балканах и Кавказе стоит самый настоящий страх. Путешествуя по Армении, Азербайджану и Грузии, я встречал хорошо образованных людей, которые говорили, что боятся 'геноцида', уничтожения их этнической группы. Я встречал людей, которые шли с оружием в руках на своих бывших одноклассников и соседей, потому что нужно было решать, с кем ты, и убивать, чтобы не быть убитым. Они не доверяли свою безопасность социалистическому государству и начали возлагать надежды на своих молодых людей с автоматами на плечах. Лишь всеобъемлющая международная архитектура безопасности может заглушить этот страх и дать людям возможность взглянуть на бывших врагов как на торговых партнеров и потенциальных соседей, а не как на угрозу своему существованию.

Именно такую структуру безопасности западные державы пытаются с переменным успехом создать в Боснии и Косово в последние полтора десятилетия. Сделать это же на Кавказе им не удается отчасти из-за отсутствия ресурсов и готовности бросаться в эту пучину, отчасти же потому, что это возможно лишь в условиях партнерства с Россией. Присутствие Европейского Союза на Южном Кавказе едва заметно, в то время как присутствие США сильнее, но их цели внутренне противоречивы, поскольку определяются энергетическими инвестициями, армянским лобби и отношениями с Россией.

Возможно, этот подход стоит переосмыслить: конфликты в Грузии и между армянами и азербайджанцами начинают оттаивать, а западные политики обращают внимание, например, на то, что армяно-азербайджанская линия прекращения огня проходит всего в 20 км от трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, соединяющего каспийские нефтяные месторождения с европейскими рынками. Здесь на кону не только жизни простых людей, но и экономические интересы. Боевики националистических войн не исчезли, они просто спрятали оружие в подвалы, ожидая, что принесет им будущее.

Томас де Вааль - глава кавказского отдела в Институте по освещению войны и мира (Institute for War and Peace Reporting) и автор книги 'Черный сад: Армения и Азербайджан в эпоху войны и мира' ("Black Garden: Armenia and Azerbaijan Through Peace and War") (NYU Press, 2003)

___________________________________

Суверенитет Косово - абстракция на штыках западных войск ("The Guardian", Великобритания)

С.Хелемендик: Черный праздник на красном фоне ("Preco?", Словакия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.