'Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынужден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом*' (далее по тексту), он сделает это только с торжественной клятвой в точном исполнении каждого из условий ЕС, ОБСЕ, НАТО, Международного уголовного трибунала по бывшей Югославии и комплексного предложения, сделанного специальным представителем ООН Мартти Ахтисаари (Martti Ahtisaari), 'в том числе путем приоритетного принятия законов, включенных а Приложение 12'. Американские колонии образца 1776 года и европейская колония 2008-го - найдите десять отличий.

Пока вокруг декларации независимости Косово разгораются сыр с бором, практически никому не приходит в голову посмотреть внимательнее на этот весьма примечательный документ. В нем так плотно упакованы разного рода условия, обязательства и оговорки - из которых множество касается непосредственно защиты остающихся в Косово сербских меньшинств, - и в него всунуто столько параграфов, обязывающих местные власти советоваться с международными покровителями края, уважать их мнение и подчиняться их решению, что он фактически представляет собой декларацию зависимости. Вот, например, начало последнего параграфа: 'Настоящим мы подтверждаем - ясно, четко и безотзывно, - что Косово принимает на себя правовое обязательство исполнять все условия настоящей декларации, в особенности включая обязательства по плану Ахтисаари (курсив мой - ТГЭ)'. Чуть прислушаться - и будто начинаешь слышать голос западного советника, диктующего через плечо косовскому писцу. В общем, создается такое впечатление, что Косово прыгнуло через пропасть зависимости, 'гоп' сказало, но в полете выяснилось, что прыгает оно . . . вдоль.

Конечно, суровая реальность окажется совершенно не такой, какой она представляется по красивым словам на бумаге. Косовские албанцы уже сделали немало важных шагов к самоуправлению, и воскресным вечером у них действительно было что праздновать на улицах Приштины. В их исторических учебниках - даже в тех, которые будут изданы на деньги ЕС - будут написаны красивые, хотя и полностью мифические, тексты о многовековой национально-освободительной борьбе, кульминацией которой стал сегодняшний день. В течение ближайших лет я не хотел бы быть косовским сербом, живущим в каком-нибудь анклаве к югу от реки Ибар. И мне искренне жаль эти красивые сербские монастыри в Дечанах, Пече и Грачанице - теперь они даже больше, чем раньше будут островами море враждебности.

Однако те сербы, которые живут к северу от моста через Ибар в городе Митровице, находятся в совершенно другом положении. Несмотря на то, что войска НАТО после того, как толпа местных жителей сожгла два пограничных поста, временно закрыли границу между ними и Сербией, в реальности их социальная, экономическая и культурная интеграция с Сербией на этом не закончится. Фактически Косово уже разделен на две части - и такое положение будет сохраняться до тех пор, пока и Косово, и Сербия не вступят в конечном итоге в Европейский Союз. После этого - а это перспектива скорее десятилетий, чем лет - Косово будет стремиться к ситуации, сравнимой с той, что складывается в нынешней Бельгии: формально единая страна, по факту - две страны, но мир и свобода одинаково гарантированы всем их жителям, поскольку обе они входят в наднациональное объединение высшего порядка. Кстати, может получиться и по-другому: если на юго-востоке Европы процесс пойдет хорошо, а на северо-западе - плохо, то Бельгия с Косово могут и не сойтись в одной точке, поскольку сегодня Бельгия балканизируется с такой же скоростью, как 'бельгизируются' Балканы.

Отличие процессов, которые происходят на этой территории, от любых других подобных процессов в других регионах мира как раз и заключается в ее уникальном европейском контексте. Фактически, мы наблюдаем прямой переход ЕС от имперского развития к настоящему расширению. Деколонизация по-европейски образца 21-го века именно так и выглядит: протекторат сразу становится страной-членом ЕС, не знающей в промежутке между этими двумя состояниями полной независимости и суверенитета. И косовские албанцы - по крайней мере, на бумаге - согласились заплатить такую цену. А на тот случай, если они решат отказаться от сделки, как раз и предусмотрены тысячи европейских чиновников - за спинами которых солдаты НАТО, - способных, если что, снова направить их на путь истинный.

Такая 'декларация зависимой независимости' - по сравнению с той, что была принята в 1776 году, это, понятно, небо и земля - в данном случае представляет собой наименьшее из всех зол. Те, кто кричит, что в регионе создается дополнительный источник нестабильности, игнорируют тот факт, что, находясь в подвешенном состоянии с 1999 года, когда закончилась война и была принята резолюция 1244, край Косово сам по себе был территорией нестабильной и нежизнеспособной. В это подвешенное нечто не вложил бы свои средства ни один мало-мальски здравомыслящий человек. Мир был, но он был хрупок и время от времени взрывался беспорядками. Уровень безработицы составлял 40 процентов. И без решения вопроса о статусе территории на ней просто нельзя было построить ничего постоянного. Что касается соседней Македонии, на которую оказывается наиболее прямое воздействие вследствие наличия там албанского меньшинства, то увеличение степени независимости Косово - это стабилизирующий фактор для нее (чего, конечно, нельзя сказать о Боснии).

Нынешнее разрешение косовского вопроса нельзя считать полностью справедливым - что бы ни творил в свое время Милошевич. Тем не менее, такой исход - это наименьшее из всех зол и для самой Сербии. Когда у тебя отрезают пораженную гангреной руку, это ужасно - но иногда это и необходимое условие для начала выздоровления. И в душе многие сербы это понимают: именно в Белграде, а не в Приштине, я услышал шутку о том, что сербы сделают все, чтобы Косово осталось у них, кроме одного: жить они туда не поедут.

Сейчас наступило время, когда они бьют себя кулаками в грудь и рвут на голове волосы. По-другому и быть не может. Но затем для Сербии наступит момент выбора: либо продолжать в бессильном гневе заниматься этим десятилетиями, как Венгрия после подписания Трианонского договора, или встать на европейский путь национальной реконструкции, как Венгрия сегодня. А Европа, со своей стороны, торжественно обещает держать этот путь открытым.

До момента, когда Косово займет свое место в ООН между Кирибати и Кувейтом (хотя, может быть, и Курдистаном, если он успеет быстрее), пройдет еще немало лет. У России есть право вето в Совете Безопасности ООН, и движение Косово в ООН она может остановить и наверняка остановит. Но многие косовары успели пожить, например, в Швейцарии, и знают, что эта древняя и независимая от всего на свете альпийская республика стала членом ООН только в 2002 году. Самое главное для государства - это, в конце концов, состояние дел внутри страны и степень его признания другими государствами - а на момент подписания номера в отношении Косово таких, кто признал или объявил, что собирается признать юную республику, набралось уже более двадцати, и это, кроме Соединенных Штатов, Великобритании и Германии, такие тяжеловесы, как Афганистан и Коста-Рика. Следующими шагами станет членство во всевозможных международных организациях, из которых ООН вполне может оказаться и последней.

Прецедент ли Косово, чего многие боятся и на что многие надеются? Конечно, прецедент. Любая декларация независимости - прецедент. Лидеры Южной Осетии и Приднестровья, которых поддерживают русские, уже начали поговаривать о том, чтобы последовать примеру косоваров, которых поддержали американцы. Косово 'взяли на карандаш' баскские и каталонские сепаратисты, и испанское правительство с поразительной резкостью отреагировало на провозглашение независимости отрицательно, одной из причин чего нельзя не считать жесткую предвыборную кампанию. Косово - главная тема интернет-сайта УНПО, Организации непризнанных стран и народов (Unrepresented Nations and Peoples Organisation), членами которой являются 69 территорий - от Абхазии до Занзибара.

'Косово является особым случаем', - кричит декларация независимости (или, если прислушаться, нашептывает западный советник) и всячески подчеркивает, что не является прецедентом. Но остальные 68 членов УНПО - тоже особые случаи. У либералов всегда есть наготове правила, кода речь заходит о конкретных людях, но им никогда не удавалось написать правила для групп людей - ни в том, что касается их положения внутри страны (только послушайте, какие дебаты разгораются сегодня вокруг мультикультурного общества), ни в том, каким группам можно и каким нельзя использовать право на самоопределение.

На вопрос любого националиста: 'Почему я должен быть меньшинством в вашей стране, когда вы можете быть меньшинством в моей?' у них до сих пор нет четкого ответа. 'Декларация зависимой независимости' Косово - самый лучший шаг вперед из всех плохих, но давайте не будем притворяться, что это не прецедент. Да, Косово - уникальный случай. Да, будут и другие - такие же уникальные случаи.

* * *

* Автор цитирует первый абзац Декларации независимости США 1776 г.: 'Когда ход событий приводит к тому, что один из народов вынужден расторгнуть политические узы, связывающие его с другим народом, и занять самостоятельное и равное место среди держав мира, на которое он имеет право по законам природы и ее Творца, уважительное отношение к мнению человечества требует от него разъяснения причин, побудивших его к такому отделению'. (Вернуться к тексту статьи)

______________________________________________

Что мы видим в косовском зеркале? ("Latvijas Avize", Латвия)

Волнения в непризнанных государствах ("The Wall Street Journal", США)

Лучше выждать и посмотреть, что будет ("Times of India", Индия)