В сущности, открытий и откровений в интервью Лукашенко практически нет. Даже заявление о том, что и через десять лет он может оставаться президентом страны, к таковым не относится. А что хотеть? Даже если бы белорусский лидер уже сегодня принял решение не выдвигать свою кандидатуру на следующих выборах или вовсе уйти в отставку, заявлять об этом вслух было бы совершенно неуместно. Такое заявление было бы сродни палке, засунутой в муравейник: сразу бы возникло брожение элит, формирование кланов, альянсов, что, в конечном счете, стало бы миной под существующую стабильность власти.

С Венесуэлой тоже все понятно: Беларуси нужны нефть и деньги. Да и в оценке ситуации вокруг Косово ничего нового нет - вспомним, что еще в 90-х годах прошлого века Беларусь в этом конфликте активно поддерживала Милошевича и сербов.

А вот сказанное президентом Лукашенко в адрес России заставляет задуматься. С одной стороны, опять-таки ничего нового - Беларусь является российским форпостом на границе с НАТО, газ давит ценой, верность интеграции сохраняется.

Все так, если бы не одно 'но' - казалось бы, в отношениях Минска и Москвы после декабрьского визита в Беларусь президента Путина возникло некое потепление. Вроде как стороны долго что-то обсуждали (хотя что именно, так и осталось загадкой ), казалось бы, до чего-то договорились (хотя бы исходя из того, что цена на газ в текущем году 119 долларов за тысячу кубов может считаться вполне лояльной). Да и недавняя поездка Лукашенко в Сочи тоже может рассматриваться как доказательство некой оттепели, ведь в течение последних нескольких лет Путин не баловал вниманием белорусского коллегу, а тут две встречи за столь короткое время. Да и риторика белорусских властей после декабря 2007 года несколько изменилась: И вдруг опять как гром среди ясного неба: Россия несправедливо относится к Беларуси как к партнеру по союзному государству.

Речь идет о преференциях в экономической сфере. Так, по словам Лукашенко, принятые Россией в 2007 году решения повысить цены на газ для Беларуси и ввести экспортные пошлины на поставки нефти на белорусские нефтеперерабатывающие заводы обошлись Белоруссии в три миллиарда долларов. А как же с перемирием? Вроде, кто старое помянет:

'Миллиарда три, наверное, нам пришлось изъять живых денег из экономики и заплатить. Это большие деньги для Белоруссии. Для России это никакие деньги при нынешнем потоке валюты в страну', - сказал Лукашенко.

'Природный газ подорожал в два раза. Я, честно говоря, был поражен, что нам удалось выйти из той ситуации, в какой мы оказались. Но нам грозят сейчас еще двойным повышением цен на газ в течение года. Ну и скажите, какое же нам союзное государство строить, если сегодня доходность 'Газпрома' по Беларуси примерна такая, как в Германии. Чем же мы так провинились перед россиянами, что нас поставили в один ряд с немцами?' - отметил в интервью Лукашенко.

И хотя через Беларусь, как уверяет Лукашенко, 'танки на Москву не пройдут', все же восточной соседке есть повод задуматься - 'прагматизм тоже двусторонний должен быть'. А потому Беларусь смотрит на Россию, но не забывает о Западе. При этом она никогда не поступится независимостью и не пойдет на политические уступки в ответ на жесткую экономическую политику, которую Москва проводит в отношении Минска.

Не надо быть провидцем, чтобы понять: это вовсе не то, что хотели бы услышать от Лукашенко в Кремле.

Почему же белорусский лидер использует такие жесткие формулировки?

Вариант первый. Что-то изменилось в отношениях Минска и Москвы по сути. Например, Россия настолько озабочена развертыванием системы ПРО в Европе, давлением со стороны ЕС (вспомним, скандал с приездом наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ на президентские выборы в РФ и т.д.), что она уже рассматривает варианты вновь взять на полный пансион 'единственного союзника'. И в Минске решили ковать железо, не отходя от кассы, надеясь, что хоть какие-то позиции удастся отвоевать.

Наименее вероятный вариант. Не настолько влиятельный союзник Беларусь, чтобы жертвовать на него столько средств и усилий. В Москве, в общем-то, уверены: деваться Минску некуда, а потому к попыткам Беларуси наладить диалог с Европой там относятся сравнительно спокойно. А в возможность танкового марша НАТО на Москву могут поверить только оставшиеся в живых участники штурма Зимнего.

Вариант второй. Иногда, отступая от написанного на бумаге, белорусский лидер начинает говорить не то, что от него хотят услышать, а то, что он думает на самом деле. В общем-то, за столько лет для всех интересующихся этим вопросом людей стало очевидно - все проекты разговоры на интеграционные темы не более чем игра, цель которой - вытянуть из России максимально возможные преференции. А тут Лукашенко разоткровенничался и сказал все, что думает на самом деле.

Теоретически такое возможно, хотя практически - вряд ли. Слишком давно Лукашенко стал президентом страны, чтобы понимать: сказанное в порыве может иметь последствия. И если 'для внутреннего пользования', для своих СМИ, еще можно порой выдавать экспромты, то для внешней политики это не лучший способ заводить и сохранять друзей и союзников.

Вариант третий. Ничего не делается зря. И все сказанное - тщательно продумано и взвешено. Зачем? Объяснение может быть таким: нельзя исключать, что в декабре, во время визита Путина в Минск, речь шла и о приватизации ряда белорусских предприятий с участием российского капитала. Да и стабилизационный кредит официальному Минску был очень нужен. Поэтому с белорусской стороны были даны некие обещания.

Потом в Минске подсчитали, подумали (кредит получен, цена на газ в 119 долларов сносная, ведь на собственном рынке его даже удается продать по 215).

То есть приватизация в Беларуси отменяется. По крайней мере в обозримом будущем. Так, чиновники Госкомимущества отметили, что списке претендентов на приватизацию уже 'нет крупных промышленных предприятий'. А значит, Москве в очередной раз придется утереться. И ей объяснили - почему.

Есть и еще один аргумент в пользу этой версии, а именно заявление Лукашенко о том, что он хотел бы играть лидирующую роль в будущем руководстве союзного государства России и Беларуси.

'Я вам по-мужски, по-человечески отвечу: мы создали некое объединение, к примеру, Союз, к которому стремимся, и там будут наднациональные органы. Вы что считаете, что только у ваших руководителей должны быть амбиции, чтобы возглавить это объединение?' - сказал Лукашенко

Вот и ответ. Лукашенко четко сформулировал условия. Никакой приватизации, Союз на равных, причем именно Лукашенко им и руководит, дешевый газ и преференции на российском рынке.

Все договоренности, если они и были в декабре, видимо, пошли прахом. И вынута на свет божий известная уже риторика - мы Россию бережем, а она нам денег не дает, хотя Штаты Израиль поддерживают и выделяет столько, сколько ему, Израилю, надо.

Понятно, что сказанному в России не обрадуются. Но и заняться с ходу 'нелояльным союзником' сразу не смогут - в России грядут выборы, и снова до нас станет сравнительно нескоро. Тем более что на повестке дня у Кремля газовая война с Украиной.

А так еще год пройдет. И все останутся при своих. А там видно будет. Эта политика официального Минска оправдывает себя уже много лет. Обещаем, получаем - и в сторону. Самое интересное, что Россия постоянно попадается на эту удочку. А раз рыба клюет, чего бы не ловить?

Существует, конечно, угроза, что рано или поздно кремлевская мышеловка захлопнется. Однако пружина в ней настолько заржавевшая, а сыр настолько аппетитный, что упускать этот шанс было бы просто глупо.

Так что вывод: Москве показали очередной кукиш, верно рассчитав место и время его демонстрации - накануне неформального саммита СНГ.

________________________

Мы вновь закадычные друзья ("Салiдарнасць", Белоруссия)

План Путина: СССР-2 ("Салiдарнасць", Белоруссия)