Накануне президентских выборов в России Кремль продолжает подрывать демократические институты и притеснять независимые НПО

Знаете афоризм: 'выборы - это не только то, что происходит в день голосования'? Для России, где 2 марта состоятся президентские выборы, он представляется особенно актуальным. За прошедшие восемь лет администрация Владимира Путина ослабила - почти до полного бессилия - большинство элементов, составляющих основу здорового демократического общества.

Все главные демократические институты в России по-прежнему существуют, но они в основном лишены реальной возможности выполнять функцию противовеса власти Кремля. Новостные СМИ 'кастрированы': независимых телеканалов и радиостанций практически не существует, а самостоятельных печатных изданий стало гораздо меньше. В Думе парламентская оппозиция составляет незначительное меньшинство. Прямые выборы региональных губернаторов отменены. Независимость судебной власти серьезно подрывается различными способами.

Обо всем этом мы регулярно читаем в международных СМИ. Куда меньше известно о другом - насколько далеко зашел Кремль в своих сознательных попытках обрушить еще один из важнейших столпов энергичной и дееспособной демократии: независимые неправительственные организации.

В докладе, опубликованном на этой неделе, правозащитная организация Human Rights Watch приводит факты о том, как путинское правительство в последние годы 'закручивает гайки', притесняя активное гражданское общество, сформировавшееся в России в эпоху гласности. В докладе - он называется 'Бюрократическая удавка' (Choking on Bureaucracy) - рассказывается печальная, но увы знакомая история: авторитарное государство, сочетая чиновничью волокиту с произволом и запугиванием, старается сорвать усилия активистов на местах, стремящихся построить более совершенное общество.

Главным его инструментом стал принятый в 2006 г. закон, предоставляющий государственным ведомствам широкие полномочия по регулированию деятельности неправительственных организаций. Государство использует этот акт - и другие правовые рычаги, например, поправки к действующему с 2002 г. 'закону о борьбе с экстремизмом' - чтобы заткнуть рот критикам или фактически парализовать их активность. Объектом для подобных шагов становятся в первую очередь НПО, занимающиеся 'неоднозначными' вопросами вроде прав человека, действующие в 'чувствительных' регионах, например, на Северном Кавказе, получающие финансирование из-за рубежа, или стремящиеся законными методами активизировать инакомыслие в обществе.

Закон 2006 г. предоставляет государственным чиновникам широкие полномочия, позволяющие вмешиваться в процесс создания и деятельности любых НПО. Власти могут отклонять просьбы о регистрации таких организаций под самым незначительным предлогом. Закон вводит для НПО обременительные процедуры отчетности и позволяет чиновникам проводить регулярные и придирчивые инспекции их деятельности, которые используются для притеснения подобных организаций. Они могут обернуться для НПО неделями и месяцами бумажной волокиты, сковывающей их деятельность.

В своей кампании против гражданского общества государству незачем прибегать к таким грубым методам, как массовое закрытие НПО или прямая цензура. Сохраняя видимость законности, оно действует более изощренными, но столь же эффективными и зловещими способами, топя их в море бумаг и бюрократических проволочек. НПО могут оспаривать предупреждения и указания властей, которые становятся результатом инспекций, но это самым негативным образом отражается на их основной деятельности.

Вот один пример: в 2007 г. Информационный центр Совета НПО - организация, публикующая ежедневные информационные бюллетени о ситуации в Чечне и Ингушетии - не раз подвергалась угрозе закрытия со стороны налоговой службы за неправильно оформленную регистрацию и невыплату недоимок по налогам. Сейчас эта структура пытается оспорить наложенный на нее налоговым ведомством штраф на сумму, эквивалентную 25000 долларов.

Кремль оправдывает принятие закона об НПО необходимостью мониторинга финансирования российских неправительственных организаций из-за рубежа. В этом вопросе Кремль проявляет особую подозрительность со времен 'цветных революций' в Грузии и на Украине - мирных массовых народных выступлений, которые завершились свержением промосковских режимов. Россия считает, что в роли авангарда этих революций выступили НПО, финансируемые из-за рубежа.

Конечно, российское государство, как и любое другое, имеет право регулировать деятельность НПО. Однако у него есть и обязанности в этой сфере - гарантировать, чтобы любые ограничения на подобную деятельность соответствовали обязательствам страны в рамках международно-правовых правозащитных документов, защищающих свободу слова и собраний.

В докладе Human Rights Watch четко демонстрируется: закон 2006 г. и иные ограничительные меры, применяемые российским государством против НПО, не соответствуют международным стандартам в области прав человека и не позволяют людям эффективно реализовывать свои основополагающие гражданские и политические права.

Возможно, результат предстоящих 2 марта выборов и предрешен заранее. Однако существует и долгосрочная перспектива: поэтому те, кто хочет спасти демократию в России, должны в качестве первого шага дать отпор репрессиям Кремля в отношении НПО и поднять свой голос в защиту прав смелого и энергичного российского гражданского общества.

Том Портеус - директор лондонского филиала Human Rights Watch

______________________________

Правозащитнику отказали в российской визе ("The Financial Times", Великобритания)

Кремль - верный борец за права человека - за границей ("Spiegel", Германия)

Девальвация идей демократии ("The Independent", Великобритания)

Великобританию и США обвиняют в лицемерии ("The Guardian", Великобритания)