После возвращения Абдельазиза Бутефлики из Москвы, официальная позиция по вопросу низкого качества российских истребителей МиГ-29, проданных Алжиру, так и осталась окутанной плотной завесой тайны.

Ни Путин, ни Бутефлика в ходе двусторонней встречи толком так и не подняли этот вопрос, дав, тем самым, повод для активного обсуждения в СМИ различных домыслов и гипотез, которыми оброс российско-алжирский военный контракт. При этом участники дискуссии поделились на тех, кто считает возникшую проблему ничтожной, и тех, кто уже ставит под сомнение будущее российско-алжирского военного сотрудничества в целом.

Если мы попытаемся оценить итоги последнего визита Бутефлики в Москву, то получается, что единственным его заметным результатом стал всплеск публикаций СМИ на тему о скандальном деле с участием МиГ-29. Действительно, будь то военная или энергетическая сфера, в которых две страны тесно взаимодействуют, оба президента ограничились лишь заявлениями о добрых намерениях и робким прорывом в вопросе создания газового ОПЕК - теме, из-за которой европейские лидеры уже не могут спокойно спать по ночам.

В сухом остатке: активное обсуждение и вольная интерпретация тупиковой ситуации, в которую зашло дело о российских МиГах, и еще, пожалуй, комментарии об обмене любезностями между Бутефликой и Путиным. Означает ли молчание Путина и Бутефлики, что оба лидера посчитали эту полемику не заслуживающей внимания? Другими словами, это вопрос не того масштаба? Особенно, учитывая уверенность аналитиков в том, что Алжир нуждается в России как в партнере по ВТС, а Москва, в свою очередь, видит в этой североафриканской стране ключевого союзника, который поможет ей открыть двери в регионе Средиземного моря и в страны Африки. Или же, наоборот, это загадочное молчание означает, что между Алжиром и Москвой назрел серьезный кризис и оба президента спешно провели ничего не значащий саммит, де-факто перегруженный большим количеством разногласий?

Напомним, что контракт на поставку в Алжир двадцати восьми одноместных МиГ-29СМТ и шести двухместных МиГ-29УБ был подписан в марте 2006 года во время визита Путина в Алжир. В мае 2007 года Алжир прекратил принимать самолеты и приостановил платежи по всем военным контрактам, увязав это с возвращением Москве пятнадцати уже поставленных истребителей.

Было бы наивно думать, что Алжир пытается использовать претензии к качеству истребителей МиГ-29 как предлог для расторжения важных для себя контрактов на поставки военной техники. Ведь Алжиру для обновления своего вооружения, которое, по мнению многих специалистов, в значительно степени устарело, еще необходимо найти альтернативу российским поставкам. Вопрос в том, есть ли политическая подоплека у алжирских претензий к российским истребителям, и кто в Алжире рассматривает Францию в качестве решения возникшей проблемы? Но заслуживает рассмотрения и другой вопрос: а сможет ли Франция сыграть роль России в военном обеспечении Алжира? И какова будет в этом случае судьба вооружений, уже поставленных Россией Алжиру? Нужно четко понимать, что Алжиру будет трудно переметнуться из одного лагеря в другой, притом, что практически все вооружение страны получено из России, а большая часть алжирских офицеров обучена этой страной для обращения с российской техникой.

Вспомним также, что в 2004 году военный экспорт из России в Алжир вырос до 5 миллиардов долларов США. Конечно, логично и то, что Алжир стремится диверсифицировать поставки вооружений, но нужно признать, что по сравнению с Россией, доля французских, китайских и американских поставщиков остается весьма скромной. При этом контракт на поставку вооружений, заключенный в 2006 году во время визита Путина в Алжир, является выдающимся как по своей сумме в 7,5 миллиардов долларов США, так и по качеству военной техники, которая, как бы то ни было, остается лучшей из того, что производится Россией. Кроме того, Москва согласилась продать Алжиру оружие, которое она отказывается продавать другим странам. Это, в частности, противоздушная система С-300 ПМУ, которую тщетно пытается получить в свое распоряжение Иран. Не стоит забывать и то, что заключенное между двумя странами соглашение предусматривает, помимо прочего, списание военного алжирского долга за 60-ые и 70-ые годы прошлого века на сумму в 4,5 миллиарда долларов США. Иными словами, списание долга в качестве компенсации предусматривает закупки Алжиром российских вооружений.

Учитывая вышесказанное, заключенный с Россией контракт является, несмотря ни на что, выгодным как для Алжира в его стремлении модернизировать национальное вооружение, так и для России, где оборонная промышленность является одной из ключевых в экономике. И как тут можно серьезно относиться к высказываниям с угрозами, прозвучавшим с российской стороны, что в случае расторжения контракта, Алжир на многие годы будет вычеркнут из списка потенциальных покупателей российских вооружений?

Ответ можно найти в высказываниях начальника управления общественных связей корпорации "МиГ" Елены Федоровой, которая, отказавшись комментировать сложившуюся ситуацию, тем не менее, подчеркнула, что "контракты не были расторгнуты". К этому можно добавить и заявления алжирских экспертов, сделанные в ходе первого дня визита Бутефлики в Москву, о том, что Алжир, не желает приостанавливать военное сотрудничество, а только просит доработать и вернуть самолеты.

Перевод с французского: Маргарита Кислова, корреспондент РИА 'Новости' в Каире

______________________________

Латая дыры в отношениях с Россией ("Business Standard", Индия)

Газовой ОПЕК - быть! ("Бизнес&Балтия", Латвия)