February 16, 2008; Page A11

Во внешнеполитическом истеблишменте, среди прогрессивных людей всех направлений и даже в значительной части консервативного движения "неоконсерватизм" стал символизировать все те ошибки, которые были сделаны во внешней политике Америки за последние семь лет - особенно в Ираке. Однако большая часть критики идет не по адресу.

Во-первых, следует отметить, что у президента, вице-президента, министра обороны, государственного секретаря и советника по национальной безопасности нет неоконсервативных корней. И в том, что касается влияния неоконсервативных мыслителей на политику в Ираке, проблема заключалась не в неоконсервативных принципах, а в том, что не было сделано должной оценки последствий применения этих принципов.

Неоконсерватизм никогда не имел такую же хорошо развитую школу внешней политики, какими обладают реализм или идеализм. Не прибегает он и к таким рефлективным действиям, как изоляционизм или мультилатерализм. И только во время войны в Ираке критики неоконсерватизма ошибочно приписали ему одну непроработанную внешнеполитическую идею, заключающуюся в том, что Соединенные Штаты должны применять военную силу, даже в одностороннем порядке, если это необходимо, для свержения тиранов и установления демократии.

Конечно, если изолировать эту идею от других вопросов - в том числе от стоимости военного вторжения, от нашей способности восстанавливать разрушенные диктаторами и войнами страны, от последствий наших действий для региональной стабильности и от мирового мнения - то она приведет напрямую к катастрофе. По крайней мере неоконсервативные традиции требуют именно этого - учета всех факторов. В выработке политики не в духе неоконсерватизма выбирать из стоящих перед страной задач какую-то одну и добиваться ее решения любой ценой. Неоконсерватизм зарождался в критике тех политических решений - как во внешней, так и во внутренней политике - при принятии которых не учитывались их последствия.

Есть два документа, каждый из которых вызвал бурю эмоций в свое время, которые могут послужить типичным примером неоконсервативного подхода. В 1965 году 38-летний Дэниел Патрик Мойнихан (Daniel Patrick Moynihan), который был в то время заместителем министра труда в администрации президента Джонсона (Johnson), написал доклад об очень важной проблеме - бедности в Америке. В этом докладе, получившем название "Черная семья: необходимость принятия государственных мер", Мойнихан утверждал, что черная семья, живущая в городских гетто, разрушается, и что "пока будет сохраняться подобная ситуация, бедность и неравенство будут ходить друг за другом по кругу снова и снова".

Традиционные консерваторы считали, что данные вопросы находятся вне компетенции государства. Прогрессивные политики говорили о необходимости выделения государством финансовой помощи. В отличие от них всех, Мойнихан настаивал на необходимости выработки новой социальной политики. Эта политика, признающая важнейшую роль воспитания, образования и культуры в формировании активных и достойных граждан, была нацелена на восстановление института семьи среди бедного черного населения.

В 1979 году в журнале "Commentary" было опубликовано претенциозное эссе профессора Джорджтаунского университета (Georgetown University) Джины Киркпатрик (Jeane J. Kirkpatrick) "Диктатуры и двойные стандарты". Именно из-за этой статьи Рональд Рейган (Ronald Reagan) в 1981 году назначил постоянным представителем при ООН демократа. Выступая против внешнеполитических заявлений администрации Картера, касающихся Никарагуа и Ирана, Киркпатрик утверждала, что демократизация не всегда является правильным ответом авторитарным режимам, особенно если они настроены дружественно по отношению к США и закладывают основу для свободы и процветания, а те, кто стремится к революционным переменам, являются коммунистами или сторонниками исламского тоталитаризма.

Несмотря на то, что она выступала за такую внешнюю политику, которая была бы более активной, чем та, которую стремятся проводить традиционные консервативные реалисты, Киркпатрик подчеркивала, что демократия является непростым достижением. "На то, чтобы люди обрели необходимые знания и навыки, - предупреждала она, - обычно требуются десятилетия или даже века".

Доклад Мойнихана и эссе Киркпатрик сделали большой вклад в формирование подхода, который стал известен как неоконсерватизм. Этот подход характеризуется огромной гордостью за американский конституционный строй. Неоконсерватизм настаивает на том, что о политике правительства нужно судить не по надеждам его сторонников и намерениям руководящих лиц, а по ее реальным последствиям для всего мира. Он утверждает, что свобода и демократия зависят от особенностей сознания и характера людей, и эти особенности не улучшаются сами по себе, их необходимо культивировать посредством семьи и общества. Он признает, что правительство, которое само зачастую является составной частью проблемы, может также быть и частью ее решения, если будет искать способы укрепления семьи и гражданского общества. Он знает, что Америка продвигает свои интересы, поддерживая и развивая мировой порядок, который в значительной мере состоит из государств, уважающих права человека и правящих с согласия подданных.

Неоконсервативный подход, если выразить несколькими словами, является мощным набором идей, уходящих корнями в либеральные традиции, особенно в их консервативную составляющую, разработанную Мэдисоном, Гамильтоном, Берком и Токвиллем. Несомненно, этот набор и эти традиции должны были привести к тому, чтобы в преддверии войны в Ираке была проявлена большая осторожность. Они должны были способствовать более глубокому осознанию того, особенно в свете тех сорока лет, во время которых неоконсерваторы критиковали грандиозные амбиции социологов, что установление демократии в Ираке будет самым великим подвигом социальной инженерии, задуманным современным государством. И поэтому было необходимо уделять самое пристальное внимание тем последствиям, которые могли наступить для иракского общества из-за смены режима.

Что же пошло не так? Наиболее правдоподобное объяснение было дано политологом из Университета Джона Хопкинса Фрэнсисом Фукуямой (Francis Fukuyama). Он утверждает, что неоконсерваторы, зачарованные быстрым падением коммунизма в Восточной Европе и затем в Советском Союзе, провели неправильные аналогии в отношении совсем другого в культурном плане арабского и мусульманского Ирака.

И все же неспособность современных неоконсерваторов предусмотреть трудности послевоенного восстановления не дискредитирует неоконсерватизм. То, что неоконсерваторы были поражены зрелищными спектаклями, происходившими в Восточной Европе и Советском Союзе, когда за народными восстаниями следовал мирный переход власти к народным правительствам; то, что они при планировании военных действий не учли те особенные трудности, представляемые иракскими религиозными верованиями, социальной структурой, межконфессиональными разногласиями и последствиями десятилетий правления кровавой диктатуры - означает, что они упустили из виду то, что неоконсервативное учение говорит о материальных и моральных обязательных предварительных условиях для установления свободы и демократии.

В том, что неоконсерваторы поддержали операцию "Свобода Ирака" и не стали открещиваться от нее, когда ситуация осложнилась, есть доля благородства и трезвого реализма. Несомненно, больше благородства и реализма, чем, скажем, в бесконечных увиливаниях и лицемерии сенатора Хиллари Клинтон или в неоднократных заявлениях сенатора Барака Обамы о том, что если он станет президентом, то он быстро выведет войска из Ирака. Это обещание часто повторяется, причем без упоминания последствий для иракского народа или для американских интересов в регионе и мире.

Неоконсерваторы, в отличие от многих их критиков, ответили на ту серьезную угрозу, которую представлял собой Саддам Хусейн (Saddam Hussein) и стремительно растущая стоимость проведения политики сдерживания его режима. Они не закрыли глаза на выводы, сделанные всеми крупнейшими разведывательными службами Запада, о том, что Саддам Хусейн создает оружие массового поражения. Они не отмахнулись от реальной угрозы того, что в мире, возникшем после событий 11 сентября 2001 года, Саддам может передать ядерное оружие "Аль-Каиде" или другим джихадистам. Они не сделали вид, что не замечают открытого нарушения Саддамом Хусейном международных соглашений и международного права. Они не забыли о десятках тысяч людей, главным образом детей, которые каждый год умирали в Ираке из-за того, что Саддам Хусейн направлял деньги, получаемые в рамках программы "Нефть в обмен на продовольствие", на усиление своей армии.

Неоконсерваторы не проигнорировали дестабилизирующие последствия размещения американских войск в Саудовской Аравии для защиты королевства от имперских амбиций Саддама. Когда в ходе восстановления Ирака начались проблемы, они не стали обманывать себя, не стали делать вид, что они не знают о возможных последствиях досрочного вывода американских войск, в том числе таких как гибель сотен тысяч иракцев и гражданская война, поддерживаемая "Аль-Каидой" и Ираном.

Сейчас ситуация стала улучшаться - благодаря стойкости президента Буша, контрповстанческой стратегии генерала Дэвида Петреуса (David Petraeus) и нашим замечательным мужчинам и женщинам в военной форме. Однако это не помешало неоконсерваторам осознать тот факт, что США должны прилагать долгосрочные усилия для достижения стабильности в Ираке и установления там достойного правительства.

Наши ошибки в Ираке напоминают нам о том, что, как сказал Эдмунд Берк (Edmund Burke) и как утверждает неоконсервативная теория, "Благоразумие - Бог нашего мира". Проблема тех из нас, кто анализировал исходившую от Саддама Хусейна угрозу с позиций неоконсерватизма, заключалась не в том, что мы были слишком неоконсервативными, а в том, что мы были недостаточно неоконсервативными.

Питер Берковиц - старший научный сотрудник Гуверовского института (Hoover Institution) при Стэнфордском университете (Stanford University), также читает лекции в Джорджтаунском университете (Georgetown University).

___________________________________________________________

Создатели империи: неоконсерваторы и их проект американской сверхдержавы ("Christian Science Monitor", США)

Кто вел неоконсерваторов к катастрофе ("The Financial Times", Великобритания)

Ушли ли неоконсерваторы в прошлое? ("The Financial Times", Великобритания)

Пять катастрофических лет ничему не научили 'неоконов' ("The Guardian", Великобритания)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.