Еще в позапрошлое воскресенье стали появляться связанные с темой независимости Косово анекдоты. Один из них. Ассоциация ленивейших студентов Америки призывает объявить 17 февраля днем траура, потому что снова на уроках географии придется изучать на одно государство больше, а также призывает ввести мораторий на провозглашение и признание новых государств, поскольку их и так много и большую их часть никогда не выучить.

Нравится это или нет защитникам стремлений албанцев к свободе, однако прецедент Косово независимо от его результативности может стать важным поворотным пунктом в международной дипломатии.

Как оказалось, те, кто с пеной у рта заявляли, что как только независимость Косово будет признана, так сразу конфликты на Балканах прекратятся, и начнется эра мира, - или неразумные или провокаторы.

Одностороннее провозглашение, а теперь и международное признание независимости Косово не решило какую-либо проблему Балкан, а стало детонатором, возобновившим нестабильность в регионе. США, западные страны, включая Латвию, теперь ответственны за начало вспышек насилия и за возрождение сербского реваншизма.

Сожженные посольства западных стран - это всего лишь одна деталь. На значительно более серьезные размышления наводит требование Боснийской Сербской Республики о таких же правах, как и для Косово. В свое время Боснийская Сербская Республика существовала самостоятельно de facto. У нее были даже своя армия, управление и деньги. Западные страны вынудили ее войти в состав Боснийской Федерации, угрожая непризнанием со стороны НАТО, ООН и США. Теперь боснийские сербы чувствуют себя обманутыми. Прецедент Косово грозит разрушить хрупкую Боснийскую Федерацию.

Одностороннее признание Косово - это очередной случай, когда НАТО и ЕС в обход Совета безопасности ООН принимают решение о границах какого-либо государства вопреки позиции этого государства. По сути, ЕС и НАТО взяли на себя функции международного арбитра. Если НАТО и ЕС могут поступать так, то почему другие региональные организации и входящие в другие блоки сверхдержавы или же не входящие ни в какой блок государства не могут принять решение о разделе какой-либо третьей страны, не считаясь с Советом безопасности ООН или с другими государствами?

Даже слащавые голоса латвийских политологов не могли объяснить, чем признание независимости Косово лучше признания независимости Абхазии. Только тем, что президент Сербии Борис Тадич лучше находит взаимопонимание с Владимиром Путиным, чем с комиссарами ЕС, а правящий в Грузии тиран выразил симпатии блоку НАТО?

Что говорить об Абхазии? Прецедент Косово, как зеркало своих проблем, очень болезненно воспринимает Испания в контексте требований Баскского региона о независимости, а также Кипр в контексте признания Турецкой республики Кипра и т.п.

Латвия, признав независимость Косово, оказалась в двусмысленной ситуации. С одной стороны, понятны симпатии малых народов к стремлениям других малых народов к независимости. В этом отношении в Латвии многие выразят симпатии тем нациям, которые долго притеснялись другими, большими народами. Но для Латвии болезненной является также проблема последствий коммунистической и нацистской (о ней говорится намного меньше) оккупации. Политика Латвии в сфере гражданства, меры по защите языка и т.п. обосновываются необходимостью ликвидации последствий коммунистической оккупации.

Может ли Латвия узаконивать последствия нацистской и коммунистической диктатуры для других народов? Национальный состав Косово не сформировался просто так. Это результат политики нацистского и коммунистического режимов. Во время Второй мировой войны итальянские оккупанты изгнали сербское гражданское население из южной и западной части Косово. В свою очередь, Сталин запретил Албании вступать в Социалистическую Федеративную Республику Югославии. Мечтой югославского диктатора И.Б. Тито было преобразование Социалистической Федеративной Республики Югославии в Социалистическую Федеративную Республику Балкан, и вступление Албании в федерацию стало бы первым шагом к этому. Однако Сталин, за спиной которого заключались договоренности, воспринял это как личное предательство, и Тито в один миг из брата превратился во врага ?1. Албания осталась другом СССР, а Югославия стала противником СССР. Тито открыл двери албанским политическим беженцам и расселил их в Косово. С точки зрения интерпретации оккупации Латвии албанские политические беженцы - это навязанные Косову компартией мигранты.

Может ли Латвия признавать, что навязанная диктатурой компартии миграции была хорошим делом? Если Латвия говорит - да, то это по аналогии означает узаконивание последствий оккупации в отношении миграции времен СССР. Признав независимость Косово, Латвии нужно прекратить жаловаться, судиться и хвастаться последствиями оккупации.

С внутриполитической точки зрения для Латвии рискованно декларировать, что небольшой удельный вес коренного народа на какой-либо территории является достаточным основанием для признания независимости этой территории. Если Латвия признала независимость Косово на этом основании, то фактически Латвия признает право Даугавпилса на независимость по образцу Косово. В Даугавпилсе живет только 17,8% латышей.

Независимо от симпатий латвийского общества к стремлению исповедующих ислам албанцев к независимости, нам было бы лучше воздержаться по вопросу Косово. Реализация права на самоопределение мусульман-албанцев Косово входит в противоречие с долгосрочными интересами Латвии.

________________________________________

Международное сообщество одурачило сербов . . . ("Dziennik", Польша)

Косово - прекрасный способ отомстить этим грузинам-натолюбам ("The Washington Post", США)

Суверенитет Косово - абстракция на штыках западных войск ("The Guardian", Великобритания)