Грошовый заработок

Около 130 тысяч детей работает на хлопковых полях и хлопкоочистительных фабриках в штате Андхра Прадеш, в основном, в округе Гунтур. Средний рабочий день составляет 8-10 часов тяжелейшего труда. На эту работу предпочитают брать детей, особенно в возрасте от 8 до 13 лет, потому что они энергичнее и у них более ловкие руки. Дети дышат фабричной пылью и ядовитыми пестицидами, используемыми на полях.

***

8 часов утра, Этукуру Роуд, здесь расположены примерно 120 хлопкоочистительных фабрик города Гунтур. Шесть девочек в возрасте от 8 до 13 лет торопливо пробираются между нагромождениями хлопка-сырца к одной из шумных хлопкоочистительных фабрик. Войдя внутрь, они не тратят времени понапрасну, берут огромные корзины и нагружают их хлопчатником. Они взваливают на себя тяжеленные корзины и несут их к специальной 'пильной машине', где от хлопка отделяются семена. 'Детская забава', - с неосознанной иронией говорит их начальник. И действительно, дети занимаются этим безостановочно с 8 утра до 6 вечера, бегая вокруг словно роботы, только намного быстрее. Всего в городе Гунтур находится более 400 таких фабрик, и чиновники по охране труда говорят, что среди них нет ни одной, на которой не работали бы дети.

Шейх Джану, которой всего 12 лет, на вопрос, почему она на фабрике, а не в школе, почти моментально говорит: 'Khaana kaun daalega? Tum?' ('А еду мне кто даст? Ты?' (хинд. - прим. пер.). Джану зарабатывает 60 рупий в день (1,5 доллара), ей помогает ее младшая сестра Мастани, которая отказалась назвать свой возраст. Сестры надрываются по восемь часов в день и обязаны заплатить еще и комиссию в 20 рупий начальнику фабрики за то, что он 'помог' им найти работу. Некоторые дети работают даже в ночную смену, чтобы заработать немного сверхурочных. Во дворике одной из фабрик сестры Саида и Баджи Би, которым 11 и 13 лет, собирают рассыпанный по земле хлопок, который пойдет на переработку. Мать девочек, увидев фотоаппарат, начинает сильно волноваться. 'Вы знаете, как трудно заработать на пропитание? - спрашивает она. - Почему бы вам не выдать моих дочерей замуж? Сделайте их жизнь лучше!'

Но ни детей, ни их родителей нечем утешить и нечего им пообещать. Вы, наверное, удивлены тем, что владельцы фабрик предпочитать брать на эту работу детей. Шафик, водитель грузовика, работающий на ту же компанию, дал нам ответ. 'Дети намного энергичнее, намного быстрее, чем взрослые', - говорит он. Неужели работодатели не боятся наказания? Чиновник по охране труда, сопровождавший нас во время посещения фабрик, улыбается в ответ на вопрос о том, регулярно ли проводятся неожиданные проверки. 'Конечно, регулярно, - говорит он. - Но владельцы и управляющие фабрик знают о них заранее. И щедро 'подмазывают' инспекторов'. Все совсем банально, и все довольны.

Мало что еще можно сделать. Шива Кумар Редди (Siva Kumar Reddy), инспектор фабрик в округе Гунтур и участник проекта по борьбе с детским трудом Международной организации труда, говорит, что детей, взятых во время рейдов на фабрики, отправляют в специальный интернат. 'Однако родители приходят почти сразу же и забирают их домой. А в следующий раз эти же дети уже работают на другой фабрике, и мы их снова забираем'. Судебные разбирательства по фактам нарушения Закона о регулировании и запрете детского (Child Labour Regulation and Prohibition Act) труда тянутся долгие годы. Большинство владельцев фабрик представляет поддельные медицинские справки о том, что ребенок был старше 16 лет, и в суде их оправдывают.

Хотя на хлопкоочистительные фабрики приходится значительная часть детского труда в Гунтуре, все же большинство детей работает в поле. Перепись 2001 года показала, что в Андхра Прадеш работает 136 тысяч детей, из которых 92 тысячи проживают в округе Гунтур. По оценкам властей Гунтура, их число уже превысило 100 тысяч. И хотя центральное правительство самодовольно заявляет о том, что согласно данным 5-ой экономической переписи 2005 года число работающих несовершеннолетних сократилось, печальная правда слишком очевидна в полях Гунтура, где хлопок культивируется на 175 тысячах гектаров земли.

На каждом из полей, которые мы видели, работало не менее 10 детей. Девочки в возрасте до 13 лет особенно ценятся в период сбора урожая - их маленькие, тонкие пальчики причиняют минимальный вред созревшему хлопчатнику.

На хлопковом поле в Лемалле в 20 км от Гунтура 11-летняя Бхулакшми торопливо собирает хлопчатник в корзину, привязанную у нее за спиной. 'Мне некогда разговаривать', - говорит она, когда бабушка хвастливо рассказывает, что девочка может собрать до 30 кг в день. За каждый килограмм она получает 3 рупии. 13-летний Прадип и его 8-летний брат Дасу, батрачащие на том же поле, хвастают тем, что за день им иногда удается собрать до 35-40 кг.

В Педдакурападу, родине министра транспорта Канна Лакшминараяна, дети на хлопковых полях отнюдь не редкое зрелище. Пока 12-летняя Сириша, 11-летняя Дханалакшми и их 13-летний брат Раджеш идут по дороге к полю, держа в руках коробочки с едой, Сириша рассказывает, что во время сбора урожая их школа полностью пустеет. 'Если мы приходим в это время в школу, то даже учителя удивляются, почему мы не работаем', - усмехаясь рассказывает она. Та же история повторяется в других районах Гунтура, таких как Саттенапалли, Нарсараопета, Тадиконда, Мотхакада, Ромпичарла, Тадиконда, Туллур, Мачаварам, Пидугуралла, Дачепалли, Медикондуру, Гудипуди.

Если детей, работающих на хлопкоочистительных фабриках, преследуют респираторные и легочные заболевания, то раздражение на руках у детей, работающих в поле, свидетельствует о вреде постоянного контакта с ядовитыми пестицидами. Согласно недавнему исследованию, озаглавленному 'В цепи поставок хлопка в Индии все еще закованы дети' и опубликованному под эгидой Индийского комитета Нидерландов, Международного трудового форума (США), наблюдателей ОЭСР, немецкого проекта Agro-Action и One World Net (Германия), в Андхра Прадеш около 128 000 тысяч детей работают на полях гибридного хлопка. В докладе также указывается, что программа развития сельского хозяйства, осуществляемая правительством Раджашекхара Редди (Rajasekhara Reddy), косвенно способствует развитию детского труда, так как фактически правительство разрешает плантаторам нанимать на работу детей.

Член государственной комиссии по труду Сатиш Чандра (Satish Chandra) уверяет, что для выявления фактов работы несовершеннолетних в полях проводятся специальные инспекции. Плантаторов наказывают в соответствии и с Законом о минимальном размере заработной платы и Законом о детском труде, 'так что они так легко не отделаются', заявляет он. Он также утверждает, что 'регулярное сотрудничество с местными неправительственными организациями и наемными рабочими, а также проверки на полях снизили масштабы эксплуатации детей в штате'.

Однако Венкат Редди (Venkat Reddy), руководитель индийского отделения фонда охраны прав детей M.V. Foundation, опровергает эти заявления и говорит, что противоречия между Законом о детском труде и Законом о фабриках приводит к плохому исполнению обоих правовых актов. 'Два ведомства валят вину друг на друга, а дети продолжают работать', - говорит он. Редди считает, что отслеживания ситуации на уровне панчаятов (совет старейшин деревни - прим. пер.) и ежемесячных отчетов на уровне руководства округа было бы вполне достаточно, чтобы показать, ходят дети в школу или нет и ограничить найм детей на фабрики. 'Основная вина лежит на посредниках, которые поставляют детей на фабрики и поля. Эти люди, зарабатывающие на детях свои комиссионные, говорят, что они оказывают услугу бедным семьям. Крайне важно выявить их и наказать', - говорит Редди.

А до тех пор грош цена хвастливым заявлениям правительства штата о рекордном росте экономики в 9,83% по сравнению с общеиндийским показателем в 8,5%. Успехи Андхра Прадеш в развитии сельского хозяйства и смежных отраслей впечатляют, но они достались дорогой ценой, ценой детства.

______________________________________________

Как биотопливо может заставить бедняков голодать ("Россия в глобальной политике", Россия)