Блог Блэйка Хауншелла / Blake Hounshell's blog

____________________________________________

В ходе дебатов во вторник вечером и Хиллари Клинтон (Hillary Clinton), и Барак Обама (Barack Obama) явно чувствовали себя не в своей тарелке, когда речь зашла о престолонаследнике Путина. Уже по озорному наслаждению, с которым ведущий Тим Рассерт (Tim Russert) задал неожиданный вопрос, - 'Что вы можете рассказать о человеке, который станет преемником г-на Путина?' - стало ясно, что сейчас последует весьма красноречивый диалог.

Сначала сенатор Клинтон справедливо заметила: 'это лично подобранный преемник. . . и очевидно, что к власти его приводит Путин'. Затем она приняла сторону тех аналитиков, что считают Медведева, по сути, путинской марионеткой, заметив, что он - 'в общем, несамостоятельная фигура' (некоторые эксперты считают, что об этом пока говорить рано). Наконец, Клинтон подвела итог: 'Не сомневаюсь, если я стану президентом, то, хотя технически встречи будут проводиться с человеком, занимающим должность президента, решения будет принимать Путин' (этот вопрос опять же остается открытым).

Тогда Рассерт лукаво спросил: 'И кто же это будет? Вы знаете, как его зовут?' Клинтон предприняла пару жалких попыток произнести фамилию 'Медведев', затем смирилась с неудачей, и заметила 'что-то в этом роде'.

Тогда Рассел обратился к сопернику Клинтон: 'Сенатор Обама, а вам о нем что-нибудь известно?' Суть ответа Обамы можно подытожить словами 'да в общем нет'. Цитируем: 'Ну, думаю, сенатор Клинтон все сказала правильно. Это человек, которого лично подобрал Путин. Путин недвусмысленно заявляет, что за ним и дальше останется последнее слово в том, что касается управления государством'.

Далее Обама перешел к критике курса президента Буша по отношению к России, заметив: 'Мы не дали понять г-ну Путину о том, что на самом деле мы будем всерьез относиться к таким вопросам, как права человека, таким вопросам, как международное сотрудничество, которые для нас очень важны. И это нам надо изменить'.

Если Обама думает, что в нынешней обстановке, 'доставая' русских нотациями о правах человека, можно будет позитивно повлиять на российский политический процесс, или укрепить сотрудничество с ними, то он жестоко ошибается. Следующему американскому президенту придется иметь дело с Россией, чью позицию можно сформулировать так: 'А не пошел бы ты, Запад, куда подальше! В девяностые ты уже натворил дел у нас в стране, и теперь мы все будем делать по-своему'. Сегодня Россия с параноидальной подозрительностью относится к расширению НАТО и действиям США в ее традиционной сфере влияния - Центральной Азии, тревожится из-за размещения объектов ПРО в Восточной Европе, и крайне обижена тем, что ей, по ее мнению, не воздают должное на международной арене. Кроме того, Россия купается в 'нефтерублях' и больше не нуждается в чьих-либо подачках.

Именно такую Россию Соединенным Штатам необходимо убедить сотрудничать по ряду ключевых направлений - например, в вопросе об иранской ядерной программе, контроле над 'бесхозными' ядерными материалами и борьбе с терроризмом. Мне жаль это говорить, но права человека сейчас не относятся к числу наших приоритетных задач. Возможно, в плане предвыборной риторики это выглядит не слишком здорово, но разумнее всего было бы отнестись к Медведеву позитивно, и поощрять его стремление к либеральным реформам - на что он сам намекает. Возможно, он действительно окажется 'копией' Путина, но следует ли нам своими руками превращать этот вариант в единственно возможный?

_____________________________

Ходорковский: "Все против Медведева" ("The Financial Times", Великобритания)

Оуэн Мэттьюс: Мышонок, ставший супергероем ("Newsweek", США)

Как Медведев стал популярнее своего босса Путина ("Newsweek", США)

Почему Путин выбрал Медведева ("The Weekly Standard", США)

Карманный президент Путина ("New York Post", США)