Западные архитекторы зашибают деньги, строя 'памятники' режимам, чьих глав вы вряд ли захотите пригласить домой познакомиться с родителями

Архитекторов с властью связывают давние, и не слишком запутанные отношения. В двух словах: архитекторы ее любят. Немножко диктатуры никогда не помешает - к примеру, чтобы избежать волокиты с разрешением на застройку. И профессиональная болезнь современного архитекторского ремесла вызвана тем, что в сегодняшнем мире большая часть денег, читай - власти, читай - тщеславия, читай - строительства, сосредоточена в тех местах, где отношения властей с избирательным правом и политической транспарентностью, мягко говоря, не назовешь гармоничными: в Дубае, Москве, Шанхае, Флориде. Это породило новую тенденцию - ее называют 'олигархитектурой', и часто произвольно распространяют на кого угодно, от российских нефтяных магнатов до клиента из какого-нибудь захолустного Нунеатона, требующего: 'сделайте мне красиво'. Мы же сейчас говорим скорее о тех, кому "Международная амнистия" вряд ли пришлет поздравительную открытку на рождество.

В тяжкой борьбе с социальной ответственностью и инстинктивным позывом мчаться в любую точку планеты, где случилось стихийное бедствие, и использовать свой талант для проектирования жилья для пострадавших, мистер Хайд, живущий в душе архитекторов, все же побеждает, не позволяя им устоять перед блеском неограниченной власти, богатства и ванных с золотыми кранами. Почему, спросите вы? Сам удивляюсь.

Покойный американский архитектор Филип Джонсон (Philip Johnson) прославился многими блестящими качествами, но нравственной разборчивости среди них, увы, не было. 'Я готов наняться к самому дьяволу, если он займется строительством', - язвительно говаривал он, хотя на практике это вылилось разве что в копию здания британского парламента из зеркального стекла на южном берегу Темзы, которую он спроектировал для кувейтской нефтяной компании (до строительства, слава богу, дело не дошло). В 1990-х Джонсона спросили, взялся бы он построить что-нибудь для Адольфа Гитлера в 1936 г. Архитектор ответил: 'Кто знает? Это для любого было бы большое искушение'.

Но тут явился Даниэль Либескинд (Daniel Libeskind), и все испортил - тоже мне, 'Спилберг номер два' выискался! Выступая на прошлой неделе в Белфасте, этот архитектор польского происхождения (именно он спроектировал Еврейский музей в Берлине) обрушился с критикой на коллег, работающих по китайским заказам. 'Я бы ни за что не стал работать на тоталитарный режим, - гремел он. - Архитекторы должны больше думать об этике'. Оригинально, ничего не скажешь. До того, как Либескинд высказал эту радикальную точку зрения, западные архитекторы преспокойно зашибали деньги, строя 'памятники' режимам, чьих глав вы вряд ли захотите пригласить домой познакомиться с родителями.

Попробуйте проследить происхождение денег, вложенных в любой строительный проект - вы непременно обнаружите, что по крайней мере часть этих капиталов нажита явно небезупречными методами. Хотите последовать примеру Либескинда? В таком случае вам, наверно, стоит позаботиться, чтобы все, что вы покупаете, едите и носите, вплоть до этих ковбойских сапог (их не нелегальные мигранты шили?) по происхождению чище первого снега, и сделано вручную из органических материалов крестьянами из Тридевятого царства, не подвергавшимися эксплуатации и получившими за свой труд справедливое вознаграждение. Кстати, сам Либескинд работал в Израиле, а ведь некоторые предают эту страну анафеме.

Или вы готовы последовать 'Декларации прав человека-архитектора', составленной Проектной мастерской 'Люцифер и Ко.': 'Страдания бедняг, проливающих кровавый пот на пыльной стройплощадке, сооружая разработанный вами памятник, не являются основанием для отказа от интересного проекта'? А может быть, вы выберете нечто среднее между этими двумя крайностями - в зависимости от того, что сами понимаете под 'спокойной совестью'? Ниже мы приводим для примера несколько проектов, у которых, похоже, проблем с разрешением на застройку не возникнет.

Комплекс 'Хрустальный остров', Москва

Архитектурная фирма: Foster and Partners

Какой архитектор откажется от возможности спроектировать самое большое здание на свете? Уж точно не Норман Фостер (Norman Foster), чье недавнее превращение из приверженца стильных лаконичных форм и нейтральных цветов, с которыми он экспериментировал целых полвека, в адепта золота и мишурного блеска неопровержимо свидетельствует о 'кризисе преклонного возраста'. (Или все это серое стекло и бетон лишь скрывали твои истинные пристрастия, а, Норм?)

В чем причина? Почтенная фирма повернулась лицом к - как бы поаккуратней выразиться - 'динамичным рынкам'. В результате немного найдется государств с фактически однопартийной системой, где не работал бы Фостер.

Московская 'стеклянная гора' - второй совместный проект Фостера с российским нефтяным и строительным магнатом Шалвой Чигиринским - по размерам в четыре раза превышает Пентагон, предназначено для московских нуворишей, а его название звучит так, словно его выдумала героиня какой-нибудь мыльной оперы. Вульгарно? Да уж - как будто Норманн Фостер завел интрижку с Бритни Спирс.

Охтинская башня, Санкт-Петербург

Архитектурная фирма: RMJM

Другое название - башня 'Газпром-Сити'. Как вы сказали - 'Газпром'? Не надо пояснять - это слово у всех на слуху. Речь ведь идет о крупнейшем в мире концерне по добыче природного газа, неразрывно связанном с этим опереточным злодеем Владимиром Путиным, и держащем в руках ключ от геополитической стабильности в большинстве стран Европе и Азии - так? Ну тогда не стоит удивляться, что здание его штаб-квартиры напоминает гигантский кинжал, вонзившийся в землю.

Примечательно, что проект этого сооружения (высота - 394 метра, материал - особо прочная сталь), которое планируется разместить прямо перед Смольным собором, в историческом, застроенном элегантными зданиями 18 века центре города, до сих пор не замеченного в пристрастии к гигантским небоскребам, вызвал определенное недовольство среди петербуржцев. В январе на митинг протеста собрались сотни людей. Боюсь, больше мы их на улицах не увидим.

Культурный центр имени Гейдара Алиева, Баку, Азербайджан

Архитектор: Заха Хадид (Zaha Hadid)

Хадид больше известна своими размышлениями о сравнительных преимуществ дизайнерской одежды Prada и Issey, а не политических процессах в Центральной Азии, но даже она, наверно, с минуту колебалась, получив приглашение спроектировать 'памятник' бывшему генералу КГБ. Здание-мемориал покойному правителю Азербайджана Гейдару Алиеву - "Международная амнистия" резко критиковала его за нарушения прав человека и подтасовку выборов - заказал нынешний глава государства: по чистой случайности это его сын Ильхам, которого быстренько привели к власти после смерти отца в 2003 г. Только представьте себе - Хадид даже возложила цветы на могилу Алиева. Надо думать, она просто не расслышала, о чем идет речь. Так вот, Заха, повторяю по буквам - он работал в КГБ, а не D&G.

Здание государственной телекомпании CCTV, Пекин, Китай

Архитектурная фирма: Office for Metropolitan Architecture/Рэм Коолхаас (Rem Koolhaas)

Парируя упреки в том, что он взялся строить здание штаб-квартиры 'рупора' китайского государства, Коолхаас делает серьезную мину, заявляет, что это - 'тактический ход' и обвиняет своих критиков 'слева', например Майка Дэвиса (Mike Davies), работающего в архитектурной фирме знаменитого Ричарда Роджерса (Richard Rogers), в приверженности западным неоколониалистским стереотипам. Что ж, ловкий трюк - звучит почти убедительно. Поди найди еще какое-нибудь государство с однопартийной системой и командной экономикой, которое, благодаря одному построенному зданию, словно по мановению волшебной палочки, превращается в демократическую страну с плюралистическим политическим процессом!

А недавно он выдал еще одно объяснение: оказывается вся эта затея - гигантский архитектурный символ! 'Нестабильная' конструкция, - здание высотой в 234 метра закручено петлей, которая держится будто бы на честном слове - оказывается, отражает 'нестабильность' политического будущего Китая, открывающего двери навстречу капитализму. Вот как? Ну тогда какие могут быть претензии.

Центр Астаны, Казахстан

Архитекторы: Кисе Курокава (Kisho Kurokawa), Foster & Partners и др.

Бедный Казахстан - мало того, что он из последних сил отражает нападки Саши Бэрона Коэна (Sacha Baron-Cohen), так в страну еще толпой ринулись западные архитекторы, жаждущие помочь ей потратить нефтяные доходы. Расходуя эти деньги на строительство никому не нужной новой столицы посреди степи с 'монументами' собственной мании величия в духе фараонов, а не, скажем, на внедрение демократических свобод или благосостояние народа, президент Нурсултан Назарбаев просто поступает как всякий уважающий себя центральноазиатский плутократ, правящий страной уже 17 лет без подлинно демократических выборов.

Кстати, это тебе на заметку, Норм: если здание, которое ты спроектировал в Астане, называется 'Пирамида мира и согласия', будь уверен, что ни того, ни другого в этой стране днем с огнем не найдешь.

____________________________________

Обустраивая землю для олигархов: российский остров для самых богатых ("The Independent", Великобритания)

Московский проект Фостера: имперский размах с видом на Кремль ("The New York Times", США)

'Газпром' хочет построить башню, которая освещала бы его империю ("Le Figaro", Франция)