Текст публикуется с любезного разрешения редакции 'Project Syndicate'

Термин "энергетическая безопасность" в Европе стал означать усиление влияния поставщиков и ослабление импортеров, что в свою очередь означает резкое снижение конкуренции, повышение политической уязвимости, а также подрыв власти закона. Тот факт, что наиболее вероятный преемник российского президента Владимира Путина, Дмитрий Медведев, является председателем "Газпрома", оставляет мало сомнений относительно решимости Кремля сохранять железный контроль над энергетической отраслью. Но асимметрии в энергетических отношениях между Европейским Союзом и Россией необходимо положить конец.

Обеспокоенность ЕС по поводу энергетической безопасности, вызванная растущей зависимостью от России, никогда не была сильнее. Одновременно с экспроприацией нефтяной компании ЮКОС российскими властями иностранцы были вытеснены из энергодобывающего сектора России. Неизбежно, многие в Европе ставят под сомнение обещания Кремля.

Вместо того, чтобы избегать сотрудничества с Россией, ЕС должен стремиться к более глубокому взаимодействию и взаимовыручке. Он должен способствовать дальнейшей интеграции "Газпрома" на рынок ЕС путем либерализации рынка и его интеграции в распределительную сеть. Но он также должен настаивать на реструктуризации "Газпрома" и реальном доступе на российский рынок для европейских компаний, потому что нежелание России выполнить эти требования гарантирует отсутствие энергетической безопасности в Европе.

Действительно, администрация Путина известна своей тенденцией к обходу правил и запугиванию иностранных инвесторов при поддержке прокуратуры, налоговых органов, регулирующих органов и судов. В то же самое время "Газпром" стал основным игроком на газовом рынке Европы и его действия превратили в посмешище усилия ЕС по расширению сотрудничества с Россией.

Стратегия "Газпрома" включает три тактики: кооптацию - культивирование партнерских связей с некоторыми странами, политическими лидерами и корпорациями для защиты своих интересов; упреждение - использование своего влияния как поставщика и российской дипломатии для воздействия на условия в распределительной сети и сгребания активов; и дезагрегирование - разобщение ЕС посредством двусторонних сделок.

Кооптация Европы "Газпромом" была достигнута в основном с помощью Германии, где партнерские отношения с энергетическими компаниями и банками помогли заручиться поддержкой властей, к чему и стремилась Россия. Всестороннее лоббирование, как напрямую, так и через посредников, проводится в настоящее время для того, чтобы убедить европейские регулирующие органы разрешить долгосрочные контракты на поставки в ЕС, несмотря на их пагубное воздействие на конкуренцию.

Упреждение было осуществлено "Газпромом" посредством большого количества приобретений. "Газпром" наводнил рынок в Турции, отключил газ Украине, угрожал тем же Беларуси и предложил преференциальный доступ на рынок покладистым партнерам, таким как Италия.

На Кавказе Кремль не позволил Ирану создать инфраструктуру, которая дала бы ему возможность конкурировать с Россией в качестве поставщика газа в Европу. Чтобы не допустить транспортировку иранского газа Россия фактически скупила весь энергетический сектор Армении, в то время как ее поддержка ядерной программы помогает сохранять изолированное положение Ирана и помешать притоку денег с Запада, необходимых Ирану для того, чтобы стать конкурентом России в области экспорта газа.

Доминирование "Газпрома" подкрепляется деятельностью, которая координируется с Кремлем для усиления его влияния на таких рынках, как Испания и Италия. В обмен на сделки с поставщиками-конкурентами, как, например, Алжир, Россия предложила огромные уступки на приобретение оружия и льготные условия выплаты долга.

В других случаях Кремль прибегает к карательным мерам, как, например, когда он отрезал поставки нефти в Литву после продажи НПЗ 'Mazeikiu Nafta' польской компании или на Украину после того, как ее народ проголосовал не за ту партию.

Наилучшим примером дезагрегирования является трубопровод 'Северный поток', который пользуется поддержкой Германии, но вызывает гнев Польши и стран Прибалтики. Подводный трубопровод обойдется в три раза дороже нового газопровода вдоль существующих наземных маршрутов, подорвет энергетическую безопасность восточных соседей Германии и является угрозой для хрупкой экосистемы Балтийского моря. Но, доставляя газ непосредственно в Германию, Россия сможет отрезать газ Украине, Польше и странам Прибалтики, не нарушив при этом поставок в Западную Европу - и поведение России в последнее время свидетельствует о том, что это является реальной угрозой.

Однако "Газпром" обеспокоен своими возможностями как поставщика, как видно из его решения переключить газ с Штокмановского газового месторождения на экспорт в Европу, вместо того, чтобы продавать его в сжиженном виде на новых рынках Северной Америки. До тех пор, пока "Газпром" остается непрозрачным, Европа не может знать, выделяет ли ее основной поставщик достаточно ресурсов на разработку будущих месторождений. Политическая борьба Кремля за контроль над российским энергетическим сектором привела к резкому снижению темпов роста добычи нефти и газа в стране.

Это представляет проблему для Европы. "Газпром" не может быть партнером Европы, если он не вкладывает средства в собственную инфраструктуру, но играет ведущую роль в обирании российского частного бизнеса, инвестирует 14 миллиардов долларов в непрофильные активы, как, например, средства массовой информации, и управляется из офиса Администрации президента.

В Европе не должно быть проблем с поставками энергоносителей. Брюссель должен требовать прозрачности, соразмерности и верховенства закона от Москвы с целью осуществления революционной интеграции европейского и российского энергетических рынков.

Посредством диверсификации источников поставок, крупных инвестиций в сжиженный природный газ, а так же поддержки трубопровода "Набукко" и соединительных трубопроводов между странами средиземноморского бассейна Европа может приблизиться к обеспечению энергетической безопасности.

Сам доступ к распределительным сетям в Европе, который хочет получить "Газпром", является козырем ЕС. ЕС должен сказать "Газпрому", что доступ к распределительным сетям Европы зависит от аналогичной открытости российского энергетического сектора. Результатом будет предоставление места на европейском энергетическом рынке России, пользующейся доверием и уважением своих международных партнеров.

Роберт Р. Амстердам - один из основателей и партнер юридической фирмы Amsterdam & Peroff, международный адвокат Михаила Ходорковского и автор блога на www.robertamsterdam.com

_________________________________

Copyright: Project Syndicate, 2008.

Перевод с английского: Евгения Унанянц

______________________________________________________

Удар по Америке: Венгрия присоединяется к российскому газопроводу ("The Financial Times", Великобритания)

Запад не доверяет российской энергии ("The Financial Times", Великобритания)