Особо острую, как и все связанное с русскоязычным населением в Прибалтике, тему русского языка на этот раз поднял корреспондент Би-би-си. Он спросил у Тоомасa Хендрикa Ильвесa: 'Почему президент Эстонии не говорит на русском языке, в то время как в его стране этим языком пользуется почти четверть населения?'

Вопрос, казалось бы, естественный - полюбопытствовал человек. Однако исторический контекст сразу же переводит его в иной разряд. Трудно поверить, что журналист, приехавший на празднование Дня независимости страны, не знал о том, что Эстония полвека была оккупирована Россией. Не верится и в то, что он не слышал о беспорядках, которые последовали за элементарным переносом (никто и не заметил, что в Подмосковье точно такой же памятник был просто снесен) Памятника воину-освободителю. А для кого и воина-оккупанта... Не в этом суть. И даже не в том, что пожилой человек, который не жил в 'совке' не знает, да и, наверное, не хочет знать язык народа, от которого натерпелись его родители, которые вынуждены были эмигрировать.

Проблема в том, что во время оккупации в Прибалтику присланные (или сами приехавшие) из России люди и их потомки никак не могут понять и признать очевидное. Страны Балтийского региона - уже давно не провинция России, как о Литве заявил губернатор Калининграда Георгий Боос. В свободных республиках выросло целое поколение людей. В большинстве своем русскоязычная молодежь прекрасно адаптировалась. Те, кто хотел, имели все возможности, как для интеграции, так и для карьеры. Никакой дискриминации по национальному признаку в вузах или при приеме на работу.

Поэтому, вспоминая беспорядки в Таллинне, объяснить поведение жителей Эстонской Республики без теории о 'руке Москвы' и 'пятой колонны' просто невозможно. То, что это психологически трудно признать Кремлю, который живет ностальгией по своей былой имперской мощи, понятно. А вот почему на поводу у провокаторов идут жители стран Балтийского региона, неясно. А ведь здесь созданы все условия для укрепления культуры.

Если раньше и наблюдались отдельные выпады националистов, то сейчас на охрану интересов этнических меньшинств встал Евросоюз.

Конечно, можно вспомнить извечную проблему гражданства. В Латвии и Эстонии она не решена до сих пор. Но ведь многие и сами, так сказать, из принципа, не хотели становиться гражданами этих стран. Ждали реванша, возвращения 'наших'? Возможно. Ждут ли его и сейчас? Тоже вполне вероятно. Иначе, наверное, уже не было бы 'патриотически', а точнее великодержавно настроенной молодежи, воюющей за интересы метрополии.

Только вот прежде чем отстаивать эти интересы, надо бы сначала определиться, самоопределиться. Если человек не может смириться с тем, что, живя в СССР, он принадлежал к этническому большинству, а после 1991 года ситуация поменялась... - это можно решить репатриацией. В России, переживающей демографический кризис, существуют программы, призывающие соотечественников вернуться на Родину. Даже финансовая помощь какая-то обещается.

Однако, судя по тому, что из Прибалтики не хлынул поток 'недовольных жизнью' в, как их часто называют, 'фашистских' странах, большинству русскоязычных жить по душе. Поэтому решившее связать свою судьбу с новым отечеством большинство должно стараться укреплять страну, а не разрушать ее. Ведь здесь предстоит жить их детям. Именно такими соображениями руководствуются эмигрировшие в США, Канаду, Германию. Что-то не приходилось слышать, чтобы там возникали такие вопросы и проблемы как в Прибалтике.

_______________________

Язык - что дышло ("Delfi", Эстония)

Если бы я был русским, я был бы счастлив ("Delfi", Латвия)