Roma locuta, causa finite - Рим высказался, вопрос решен.

Старинная поговорка

В интернете ходит такая полушутка-полуправда. Ребенок, идя с отцом по улице то ли Москвы, то ли какого другого российского города, читает один из агитационных плакатов и спрашивает: 'Выборы Медведева - 2 марта. А когда будут выборы президента?' Не знаю, как на этот сложный вопрос отреагировал отец не по возрасту любознательного малыша, но, похоже, что, увы, - ни выборов президента, ни любых других выборов в полном смысле этого слова в обозримом будущем в России больше не предвидится.

Что касается непосредственно президентских выборов, то вместо них в России изобретена новая форма народовластия под названием - 'Операция преемник', когда каждый вновь уходящий президент, он же национальный лидер, выбирает из своего кремлевского политического гарема очередную 'любимую жену' и ставит ее на свое место.

Тем самым, говорят, в России должна сохраниться политическая стабильность и преемственность власти, столь необходимая наше неспокойное время 'цветных революций' и повышенного спроса на российские энергоносители. Надо сказать, что и население Российской Федерации такую стабильность всячески приветствует, о чем свидетельствуют данные социологического исследования, опубликованные накануне моратория на оглашение подобных сведений - за несколько дней до президентских, якобы, выборов.

Согласно прогнозу ВЦИОМ, явка на предстоящих президентских выборах в России должна быть никак не меньше 70% от всех избирателей, из них по крайней мере 73% пришедших на участки готовы проголосовать за кандидатуру Д.Медведева. Всем остальным трем претендентам на пост главы российского государства электоральных голосов достанется не так уж и много: предполагается, что за Г.Зюганова проголосует до 15% избирателей, за В.Жириновского - около 11%, а за совсем уж подставного А.Богданова и всего ничего - порядка 1% в лучшем случае.

Вообще-то, строго говоря, большинство россиян 2 марта будут голосовать... за Путина. И пусть фамилия преемника названа и согласована со всеми российскими элитами, но большая часть россиян все равно убеждена - лучше всего для страны было бы сохранить В.Путина на посту президента. Но если уж Путина нельзя, то пусть преемником станет его друг и соратник Медведев. Именно в близости к Путину граждане России видят сильную сторону Медведева, оставаясь в полной уверенности в том, что он продолжит линию 'патрона' после своего избрания и будет действовать исключительно под его контролем.

Согласно ощущениям большинства населения огромной страны с глубоким тоталитарным прошлым и не менее глубоким авторитарным настоящим, Путин со своим действующим преемником на пару должны будут вернуть России статус великой державы, обеспечить закон и порядок в государстве, гарантировать более справедливое распределение доходов, уделить больше внимания обороноспособности и социальной защите населения, а также усилить роль государства в экономике.

Другими словами, эти ожидания продиктованы сохраняющейся ностальгией российского народа по державному статусу страны и его неиссякаемыми надеждами на патерналистскую заботу (и ответственность) власти, что в совокупности и составляет психологический 'комплекс совка' - когда люди надеются исключительно на персоны и символы и не испытывают ни малейшего доверия к нормам и институтам гражданского общества.

К сожалению времена, когда Россию во многих сопредельных странах СНГ, при всем антиимперско-критичном к ней отношении, но все же воспринимали в качестве некоего демократического примера для подражания, канули в Лету. Раньше все-таки сохранялась хоть какая-то иллюзия демократического развития России, в том числе и у отдельных белорусов, когда можно было сказать - вот посмотрите, там и выборы в отличие от нас проводятся открыто и на конкурентной основе, и свободы у них больше, так почему бы и нам не пойти тем же путем, или даже вместе? А что теперь?

А теперь, как это ни печально, благодаря 'новой' России почти все бескрайнее евразийское постсоветское пространство, за малым исключением, окончательно превратилось в территорию 'племенных вождей', только дополнительно получивших для себя очередной, но очень 'ценный' урок еще более изощренного варианта выборов без выбора, при которых даже минимальная ротация власти становится абсолютно невозможной. К тому же новейшая история России свидетельствует - никто из руководителей постсоветских стран не способен добровольно передать власть кому-то другому, а если такая попытка все же происходит, то претендент на пост главы государства неизбежно оказывается или в 'добровольной' эмиграции, или за решеткой, или вообще в могиле...

В чем-то в сложившейся у нас ситуации виноват и Запад, который, по мнению даже многих западных обозревателей, тоже 'по-советски' привык делать ставку на личность предполагаемого руководителя страны, а не на неукоснительное соблюдение принципов демократии в этой стране, позволяя авторитарным властителям играть на безальтернативности персоналий - мол, уйдем мы и в этой стране наступят хаос и нестабильность. Следствием такой недальновидности, иногда в сочетании с финансовой и прочей заинтересованностью ведущих политиков Запада, руководство бывших советских республик получило своего рода 'карт-бланш' на недемократичность, чем оно и не замедлило воспользоваться. И это очень печально, потому как все новые и новые поколения наших соотечественников привыкают к сложившемуся положению вещей, формируются окружающей средой, превращаясь во все тех же 'совков', тем самым лишая свои страны перспектив нормального развития в будущем.

Наблюдая за всем происходящим как у нас, в Беларуси, так и в России, я не раз задавал самому себе вопрос - когда и главное где наступил тот перелом, после которого мы вновь оказались на том же пути, с которого, казалось бы, окончательно свернули после распада Советского Союза? Много об этом размышляя, я пришел к выводу, что случилось это, естественно, в России (ну не в Минске же!) в далеком 1994 году, во времена правления, как многие до сих пор считают, 'наидемократичнейшего' президента всех времен и народов - Б.Ельцина.

Более старшее поколение должно помнить, что к 1994 году ситуация как в Беларуси, так и в России складывалась крайне тревожная. Если говорить конкретно о России, то начавшаяся в 1987 году российская реформа сменила несколько названий: 'Перестройка', 'Радикальная экономическая реформа', 'Поэтапная конституционная реформа' и т.д., но имела она очень печальные результаты. Можно перечислить только некоторые ее итоги, не считая распада СССР в 1991 году: резкое снижение жизненного уровня населения, спад промышленного производства, катастрофическое увеличение денежной массы (инфляция), рост внешнего долга (на его обслуживание уходило треть годового дохода), рост преступности и общей социальной напряженности, безработица, забастовки, разорение крестьян...

Серьезную опасность представлял и возникший как бы 'из ниоткуда' тотальный сепаратизм, в результате чего до предела накалились межнациональные отношения. Дефицит бюджета превысил 12 трлн рублей, цены выросли в разы, стремительно увеличивалось расслоение населения на немногих богатых и подавляющее нищее большинство.

На этом удручающем фоне особенно неприятные и угрожающие очертания приняло противостояние президента Ельцина и российского парламента, а нарастающая оппозиция к исполнительной власти стала приобретать самые активные формы. Пытаясь нейтрализовать эту консервативную оппозицию, президент Ельцин в декабре 1992 и марте 1993 года предпринял две попытки разогнать парламент, но удалось ему это сделать только в сентябре 1993 года, когда ВС РФ был окончательно распущен, а его здание вместе с 'Белым домом' оцепили войска. Развязка исторической драмы произошла 3 октября 1993 года - после захвата сторонниками ВС РФ здания мэрии Москвы и штурма телецентра в Останкине. В ответ на это Б.Ельцин распорядился ввести в Москву бронетехнику, после чего произошел 'расстрел' Белого дома правительственными танками, и выступление сторонников действовавшей на то время конституции было фактически потоплено в крови...

Общий вывод на тот момент был таков: кризис власти в стране приобрел системный и необратимый характер, и преодолеть его обычными способами никак невозможно. И потому Б.Ельцин, внеконституционно упразднив прежний парламент и пойдя (пусть и не по своей воле) на насильственные меры в отношении своих оппонентов, по сути предложил правящим элитам выбор: участвовать в политическом процессе на его условиях, либо остаться за пределами 'официальной' власти. И, в конце концов, основные парламентские силы пошли на эту политическую сделку, вынужденные играть по правилам президента. В итоге пирамида власти в России вновь оказалась выстроенной 'сверху', став опять исключительно аппаратной, 'бюрократической', какой она и была при коммунистах.

Последние точки над всеми 'i' расставил так называемый 'Договор об общественном согласии', введенный администрацией Ельцина весной 1994 года. Не буду о нем рассказывать долго - на первый взгляд Ельцин предложил 'диалог, поиск точек соприкосновения и общих позиций', но на самом деле этот Договор: 1) признал законным насильственный разгон парламента, то есть легитимизировал разрешение конституционного и социального спора через насилие, не признав 'ошибочности' неконституционных действий, вызвавших вооруженное гражданское противостояние; 2) заставил принять как само собою разумеющееся авторитарную форму правления, введенную осенью 1993 года и позднее закрепленную через новую конституцию; 3) ограничил или почти свел на нет возможности оппозиционно настроенных граждан в их законной борьбе за свои неотъемлемые социально-экономические права; 4) дискредитировал принцип народовластия, введя мораторий на политические кампании, связанные с проведением досрочных выборов федеральных органов власти; 5) не содержал в себе никаких гарантий прав меньшинства, несогласного как с этим отдельным документом, так и с курсом руководства страны в целом; 5) не предполагал в себе реальных механизмов и сроков восстановления нормальной жизни общества и государства...

В целом именно тогда - в 1994 году в российской элите произошел настоящий психологический перелом. После интеллектуального господства в постперестроечные годы, демократы оказались морально и политически разгромленными. Духовная инициатива, а вместе с ней и реальная власть в стране, практически полностью перешла в руки 'государственников' и 'патриотов'. В чьи руки попала власть в России на самом деле, остается только догадываться.

Но вот заметьте, с этого момента вся жизнь как по команде вдруг пошла под откос. Уже в мае 1994 года террористы захватывают рейсовый автобус Владикавказ - Ставрополь с 33 пассажирами. В июне трагедия повторяется - трое террористов опять захватывают рейсовый автобус, но уже с 40 пассажирами. В июле все того же 1994 года еще четверо террористов объявили заложниками 41 пассажира автобуса, следовавшего по маршруту Пятигорск-Ставрополь-Красногвардейск. Днем позже опять-таки террористы захватывают вертолет с заложниками в аэропорту Минвод. В ходе проведенной операции по освобождению заложников пострадали девятнадцать человек, четверо из которых погибли. В сентябре 1994 при невыясненных и весьма подозрительных обстоятельствах в Балтийском море тонет паром 'Эстония', гибнет 900 человек. К концу 1994 года кошмар достиг своего апофеоза - 25 ноября оппозиция Дудаеву пытается штурмом взять Грозный. Боевые действия идут сутки. 30 ноября Ельцин подписывает указ 'О мероприятиях по восстановлению конституционности и правопорядка на территории Чеченской республики', а 11 декабря войска РФ вступают на территорию Чеченской республики. Началась война.

И уж, само собой разумеется, пришедшие к власти в РФ 'государственники' и 'патриоты' не могли не оценить пророссийской риторики А.Лукашенко, избранного президентом Республики Беларусь 10 июля все того же 1994 года. С тех пор и у нас, белорусов, жизнь раз и навсегда разделилась на 'до' 1994 года и 'после'. Я в данном случае не ставлю перед собой задачу 'прокрутить кино обратно', чтобы предаться пустым фантазиям на тему - а что было бы, если бы... История, как и жизнь, как известно, не знает сослагательного наклонения.

Мне просто хотелось в меру своих возможностей попытаться показать, что любые незаконные действия, пусть даже они и кажутся вполне обоснованными, крайне необходимыми для страны и вынужденными с самыми благими намерениями, на самом деле чреваты очень серьезными последствиями. За одним беззаконием обязательно тянется другое, а за ним - третье, и так без конца по цепочке на многие годы вперед. И потом уже поздно задавать самому себе сакраментальный русский вопрос - кто виноват? Все и виноваты - и тот, кто участвовал, и тот, кто не участвовал, и тот, кто просто промолчал. Мне кажется, что в любых 'играх' с государством надо об этом помнить и всегда иметь свою собственную гражданскую позицию. Даже если речь идет о ни к чему не обязывающих президентских выборах с заранее известным результатом.

Комментарии читателей "Телеграфа":

JD, февраль 29, 2008, 10:30

В.Путин: В ближайшее воскресенье, 2 марта, состоится важнейшее политическое событие - выборы президента нашей страны. Три месяца назад мы с вами избрали новый парламент и он уже активно работает: А послезавтра нам предстоит проголосовать за нового президента, тем самым завершить второй и решающий этап обновления высшей власти.

Россияне свою высшую власть обновят, а там и мы за ними подтянемся, тоже обновим - переизберем очередной раз А.Лукашенко. Но он будет уже другой, обновленный. И будет работать еще активней.

Вася, февраль 29, 2008, 11:06

При чтении данной статьи неотступно преследовала мысль - как же она по стилю похожа на Пахомовские инсинуации. Точно такое же выдергивание отдельных фактов и на их основании попытка построить теорию. Уважаемый Бречек (действительно уважаемый) мне кажется, то, что Вы написали попахивает привитивизмом.

Брыль, февраль 29, 2008, 11:18

Было ощущение, что еще немного, и Россия выдавит из Беларуси все совковое одним движением пальца. Причем, по-братски, то есть задарма, не пытаясь заодно скупить все что плохо лежит. В те времена, когда Лукашенко не брезговал общаться в прямом эфире с Чубайсом, представить себе что Белтрансгаз легко и незаметно уйдет из наших рук было просто невозможно. Неприкосновенность народного достаяния была краеугольным камнем лукашнковской программы. Тогда люди вполне искренне говорили о прямом обьединении с Россией на том основании, что у нас 'нет нефти и газа' - сегодня эти люди близки или уже на пенсии.

Но - Россия развернулась в другую сторону, куда-то под прямым углом от СССР. Ушла куда-то национальная терпимость, лидеры национальных освободительных движений в провинциях (те самые, о которых учили школьные учебники, о которых были написаны книги и стихи в СССР ) стали врагами русского народа. Средний россиянин озабочен только тем, чтобы его 'не учили'. Не учили нероссияне - языку и истории, нерусские - всему остальному, остальной мир - политике и экономике.

И на том пути, на который свернула Россия, Беларусь оказалась далеко впереди. То есть фактически, Лукашенко на сегодняшний день исторически прав, говоря о вине и неучастии России в балканском конфликте и многих других сопутствующих проблемах. Он оказался неким внешним Жириновским, который вроде как не прав по форме, но прав по сути. И был бы совсем свой - был бы и вовсе прав. Но - в России привыкли бить морду чужим за те же самые слова, которыми сами же честят друг друга и свою страну.

R!DeR, февраль 29, 2008, 11:32

Любая история именно такова - выглядит как набор понавыдерганных фактов. Но - только для очевидцев и современнииков. Для многих уже и СССР сегодня - набор понавыдерганных фактов. Беспокоит это кого-нибудь? Уже нет.

KAA, февраль 29, 2008, 11:52

Не понятно только почему 'крути кино обратно'? Никакого отката нет, все идет тем самым, избранным в 1994 году путем.

________________________

"Эволюция" Медведева ("ИноСМИ", Россия)

12 "спецопераций" Владимира Путина ("ИноСМИ", Россия)