Левые взгляды снова пользуются уважением. Антибушизм не только становится мэйнстримом, он становится коммерчески выгоден. Особенно когда черные загнаны в гетто унизительной бедности, а всем заправляют крупные корпорации.

Мы публикуем статью из архива Hardnews (Сентябрь 2007), потому что она показалась нам актуальной в контексте резких изменений в предвыборных тенденциях в США. Статья предлагает серьезный анализ политического сознания нынешних американцев, их антибушевских настроений и растущей популярности Барака Обамы. Автор является редактором Hardnews.

Вошедшая в историю улица Ю-стрит (U-street) в Вашингтоне, где в 1960-ые бушевали бунты чернокожего населения, вызванные убийством Мартина Лютера Кинга (Martin Luther King), стала теперь прибежищем для движения с неожиданным названием 'Официанты и поэты' (Bus Boys and Poets), выступающего за возможность политического инакомыслия и серьезные публичные дебаты, объединенного эпикурейством и нелюбовью к президенту Бушу. Лидером движения стал известный пацифист и иракский бизнесмен Энди Шаллал (Andy Shallal). За несколько месяцев с момента создания организации ее популярность стремительно выросла - очевидное доказательство того, что антибушизм не только стал политическим мэйнстримом, но и стал коммерчески выгоден. Популярность движения также отражает рост левых настроений среди молодого поколения американцев (17-35 лет), которые отчаянно требуют перемен и ищут лидера, который не менее их самих был бы обеспокоен созданием более гуманного мирового порядка.

Штаб-квартира движения, на создание которого, по признанию Шаллала, его вдохновил поэт и писатель Ленгстон Хьюз (Langston Hughes) (Ленгстон Хьюз (1902-1967) - чернокожий американский писатель, поэт и драматург, известный своими левыми взглядами (прим. пер.)), находится на том самом месте, откуда полетели первые камни протестующих против тех, кто фактически легитимировал убийство Мартина Лютера Кинга. Словно сам дух Вашингтона способствует возникновению движений, благодаря которым здесь происходит углубление интеграции между белым и черным населением. Разочарованные некомпетентной и неоправданно жесткой политикой правительства люди в кафе могут проводить дискуссии, находить единомышленников и утешение для своих израненных душ.

Когда-нибудь, если мечтания тех, кто сегодня проводит время в клубе, увенчаются приходом более демократичного и ответственного правительства, об этом месте будут ходить легенды. Участники движения хотят придать слову 'патриотизм' новый смысл, для них оно отнюдь не является синонимом 'национальной безопасности', во имя которой было принято так много крайне спорных законов, а скорее нечто в духе Хьюза, чьи слова написаны на стене кафе: 'Пусть Америка снова станет собой, пусть она станет мечтой как когда-то'.

Неудивительно поэтому, что в кафе удалось собрать серьезные средства в поддержку кандидата от демократов Джона Эдвардса (John Edwards), который зашел сюда после ожесточенных дебатов с другими кандидатами демократов в расположенном неподалеку Университете Говарда. Эдвардсу долго аплодировали за высказанную им позицию по Ираку и критику внутренней и внешней политики Буша. Большая часть мест в кафе была распродана по 250 долларов, и было заметно, что кандидат пользуется здесь большой любовью.

Однако, поговорив с молодыми людьми, сидящими в интернете (а Wi-Fi там бесплатный), я понял, что наибольшей популярностью у них пользуется поджарый юрист из Иллинойса Барак Обама. Во время его выступления в Университете Говарда толпа, казалось, вслушивается в каждое его слово. Возможно, он разочаровал кого-то, особенно из числа афроамериканцев, составлявших большую часть аудитории, осторожно промолчав об их незавидном положении в стране (разговора о котором они ожидали), однако о проблемах здравоохранения, иммигрантах и войне в Ираке он говорил страстно и убедительно. Вполне понятно, что Обама не хотел выглядеть просто как лидер афроамериканцев, но стремился привлечь на свою сторону и белое население, недовольное тем, как пара Буш-Чейни управляет страной. Недавние опросы, проведенные New York Times, CBS и MTV подтвердили, что позиции левых крепнут, растет число сторонников Обамы, который по популярности опережает с небольшим отрывом Хиллари Клинтон. По отношению к Клинтон многие настроены более враждебно, чем к Обаме, несмотря на то, что он чернокожий и не имеет опыта управления в качестве губернатора. В рейтингах Обама находится на втором месте и сильно отстает от Клинтон, но до партийного съезда, на котором будет объявлено имя кандидата от демократов на президентских выборах остается еще очень много времени.

Оценить истинный масштаб популярности Обамы можно, если учесть, что с помощью таких интернет ресурсов, как Facebook, Myspace, Youtube и Orkut ему удалось расширить свой электорат и собрать больше денег на проведение кампании, чем любому другому кандидату. Для многих просвещенных американцев поддержка Обаму означает очищение собственной совести перед чернокожими, которые на протяжении многих лет подвергались в стране унижениям.

Автор этих строк стал свидетелем того, как Обама в Вашинтоне общался со своими избирателями из Иллинойса, и этот факт убедил меня, что его популярность не знает расовых и географических преград. Вместе со своим политическим наставником сенатором Дирбаном (Dirban) Обама с легкостью ответил на многочисленные вопросы преимущественно от белой аудитории. Казалось, что в некоторых вопросах он чувствовал себя немного неуверенно, однако тут умело вмешивался Дирбан и, в итоге, все прошло чрезвычайно удачно.

Несколькими днями ранее Обама говорил об индийцах, которые поддерживают Клинтон, и вполне обоснованно подверг их резкой критике. Он намекнул, что бывшую первую леди поддерживают столь сомнительные персонажи как гостиничный магнат Сант Сингх Чатвал (Sant Singh Chatwal), против которого в Индии возбуждено несколько уголовных дел.

Но хотя Обама и подверг критике индийских друзей Клинтон, ни один кандидат в президенты не может быть полностью защищен от влияния крупных корпораций и их лобби. Сам Обама в итоге был вынужден признаться, что в прошлом имел дело с некоторыми лоббистами. Хиллари Клинтон также пришлось пролить свет на свои связи с людьми с Кей-Стрит (K-street) (знаменитое средоточие офисов лоббистов). В общем, было понятно, что оба кандидата связаны с большими деньгами, поступающими от корпораций, которые хотят заранее задобрить следующего президента. Важно, тем не менее, что растет осознание того, что эти деньги дурно влияют на публичную политику, склоняя правительство к решениям в пользу корпораций и нарушая права тех, кто беден и нуждается.

Президент Билл Клинтон в свое время стал наглядным воплощением того, как большие деньги способны обратить в ничто самые благие намерения и внушительную поддержку избирателей. Впервые в его родном штате - Арканзасе - шаги по насильственной интеграции были предприняты еще в 1957 году, когда президенту Дуайту Эйзенхауэру пришлось послать войска в столицу штата Литл-Рок, чтобы убедить правительство штата во главе с губернатором Фаубусом (Faubus), выступавшим за сегрегацию, допустить девятерых цветных детей к занятиям в престижной Центральной Школе. Эйзенхауэр пытался добиться выполнения знаменитого решения Верховного Суда по делу Брауна против министерства образования, которое запрещало сегрегацию в школах. Под охраной военных 'девять из Литл-Рока', как стали называть этих детей, в конечном итоге, все же стали посещать школу. Однако трудно отрицать, что попытка, предпринятая 50 лет назад, так до сих пор и не достигла желаемого результата.

Можно было бы ожидать, что во время губернаторства Билла Клинтона в штате, а потом и его президентства, ситуация изменится в сторону большей интеграции и терпимости, однако во время небольшой прогулки по Литл-Року я живо ощутил, в каком бедственном положении находятся чернокожие американцы. В Литл-Роке и подобных ему городках на юге Америки понимаешь, почему по статистике в США среди бездомных, безработных и больных американцев большинство - черные. Они тихонько подходят к туристам, чтобы попросить сигарет или доллар. Многие из них страдают ожирением и нуждаются в срочной медицинской помощи, на которую им не приходится надеяться в стране, где все здравоохранение основано на медицинском страховании. Местные предупреждают чужаков, чтобы те не заходили на их территорию: 'На твоем месте я бы тут не бродил'.

Можно было бы ожидать, что после более чем 50 лет совместного обучения в школах и борьбы за гражданские права люди привыкнут к соседям другой расы, однако, поговорив с местными жителями, вы узнаете о таком уродливом явлении как 'уход белых' ('white flight'). 'Каждый раз, когда богатый черный американец переезжает жить в дорогой район, многие белые оттуда уезжают', - объясняет арканзасец. Даже в школах сегрегация продолжаеся, но в более изощренной форме. Просто открываются новые школы, где плата за обучение настолько высока, что афроамериканцы просто не могут позволить себе отправить туда детей. Лишь немногие дети из богатых негритянских семей могут обойти эти административные преграды.

Сменяющие друг друга президенты и их администрации с помощью законодательных актов и решений судов пытаются способствовать интеграции между черным населением, белыми и новыми иммигрантами из Латинской Америки, однако процесс идет слишком медленно даже в Вашингтоне, что уж говорить о маленьких городках на юге страны. В Вашингтоне также немало бездомных и безработных, которые околачиваются на людных перекрестках возле магазинов и слушают свои плейеры и Ipod-ы. Те же из них, кто находит время вынуть наушники из ушей и вернуться в реальный мир, крайне недовольны жизнью. Каждый день в поездах метро мы видим критически настроенных молодых чернокожих, проклинающих все на свете.

Если в этой статье и рисуются негативные и мрачные стороны американской жизни, так это только потому, что мы многое ожидаем от этой великой нации. Их Статуя Свободы умоляет словами Эммы Лазарус (Emma Lazarus): 'Дайте мне усталый ваш народ, всех жаждущих вздохнуть свободно, брошенных в нужде, из тесных берегов гонимых, бедных и сирот, так шлите их, бездомных и измотанных, ко мне. Я поднимаю факел мой у Золотых ворот!'

После 11 сентября Соединенные Штаты Америки стали совсем другими.

Хотя экономика страны при Буше стала сильнее, рядовой американец теперь запуган и подозрителен. Он уже успел привыкнуть к просьбам сотрудников безопасности снять обувь в аэропорту и к проведению личного досмотра, он с подозрением относится к иммигрантам, боится потерять работу из-за аутсорсинга и неуверен в моральном превосходстве собственной страны в измученном террором мире.

Каждый раз когда на шкале уровня безопасности зеленый цвет сменяется на беспокойный оранжевый избиратель всерьез задумывается о том, в чьих же руках должна находиться власть. Когда начинают выть сирены, и вооруженная полиция появляется на улицах Нью-Йорка и Вашингтона - вот тогда граждане страны и ее гости начинают недоумевать, во что же терроризм превратил эту великую державу? Стихнут ли их страхи, если республиканцы уйдут, а им на смену придут демократы, или же ничего не изменится, словно Буш и не покидал Белого Дома? Многие республиканцы обвиняют Билла Клинтона в том, что он сделал недостаточно для того, чтобы противостоять 'Аль-Каиде' и исламскому терроризму. 'Если бы он предпринял меры заранее, событий 11 сентября могло и не произойти'.

В самом деле, после ухода Буша с поста президента будет совсем не просто возродить Америку, о которой мечтают рядовые американцы. Сейчас почти все убеждены, что на смену Бушу придет представитель демократов. Следующим президентом США может стать женщина или чернокожий, и когда такое случится, это будет историческим событием. На худой конец, президентом может стать трансвестит-многоженец Рудольф Джулиани. Но без сомнения, кто бы ни стал президентом, ему или ей придется хорошо поработать, чтобы справиться с последствиями семилетнего правления Джорджа Буша. Своими войнами в разных частях света и следованием интересам военно-промышленного комплекса Буш так изменил ситуацию в мире, что теперь его преемнику будет нелегко вернуть те времена, когда политика США не являлась причиной столкновения цивилизаций. Когда США были открытым обществом, в котором люди могли построить свою американскую мечту.

_____________________________________

Тупеющая Америка ("The Washington Post", США)

Дорогие американцы ("Die Zeit", Германия)