С каким пронзительно откровенным напоминанием о временах 'холодной войны' выступил в прошлом месяце покидающий свой пост российский президент Владимир Путин! Он заявил, что в связи с планами США создать ограниченную систему обороны от баллистических ракет 'в мире развязана новая гонка вооружений'. Он пообещал 'в ответ' на это принять на вооружение новые системы, которые разрабатывались годами. В тот же день министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что 'в обозримом будущем... во всем мире могут быть развернуты сотни тысяч антиракет'.

Оба утверждения ошибочны. Несмотря на практически всеобщую уверенность в обратном, гонки стратегических вооружений по принципу 'действие - противодействие - новый виток вверх' во времена 'холодной войны' на самом деле просто не было. И сотен тысяч лавровских ракет-перехватчиков тоже не будет.

Во времена 'холодной войны' широким признанием пользовалась идея о том, что Соединенные Штаты Америки и Советский Союз сошлись в клинче гонки вооружений, которая ведет к взаимному наращиванию ядерных арсеналов, постоянному увеличению военных бюджетов и росту опасности возникновения ядерной войны. Самый яркий образ такой гонки создал Пол Уорнке (Paul Warnke), отвечавший в администрации Джимми Картера за контроль над вооружениями. Он говорил о том, что США и Советский Союз похожи на 'белок в колесе', которые бессмысленно ведут эту бесконечную гонку, создавая и накапливая один вид вооружений за другим. Уорнке и его соратники призывали к заключению соглашений о контроле над вооружениями, необходимых для сдерживания 'бешеного маховика' этой гонки.

Но как часто происходит с общепринятой точкой зрения, для проверки справедливости таких расхожих утверждений почти не проводилось серьезных исследований. Самым важным исключением в этом ряду стала работа ныне покойного Альберта Волстеттера (Albert Wohlstetter), выдающегося американского ученого в области военной стратегии. Он подошел к этой теме с обычной для него безжалостностью. В 1976 году Волстеттер написал статью 'Галопом вперед? Или иноходью назад?' ("Racing Forward? Or Ambling Back?"). В ней он показал, что программы создания стратегических вооружений в США и Советском Союзе проводятся в основном независимо друг от друга, и что в Америке количество единиц ядерного оружия, его мощь, а также расходы на его создание достигли пика еще 15 лет назад (во времена министра обороны Роберта Макнамары (Robert McNamara)). После этого происходило только снижение, несмотря на значительное расширение советских программ вооружений.

Используя те же данные, которые были доступны многим ученым и политикам, безоговорочно соглашавшимся с наличием смертоносной гонки вооружений, Волстеттер утверждал, что для нас было бы в принципе глупо давать пропорциональный ответ на каждую советскую разработку - и что на деле мы так не поступали. Он настаивал на сохранении лишь необходимых стратегических сил, на снижении их численности и ударной мощи, а также на максимальном увеличении их точности. Он верил в то, что ядерное оружие должно играть лишь ограниченную, оборонительную роль в тщательно создаваемой конфигурации стратегических сил, и что политика обеспечения безопасности путем угроз ответного уничтожения целых стран является неэффективной и аморальной.

Своей риторикой Путин надеется взбудоражить противников ограниченной американской системы противоракетной обороны и тех зарубежных и местных политиков, которых нервируют российские угрозы о новой 'гонке вооружений'.

Всем этим людям - да и ему самому - следует успокоиться. Во-первых, у ядерных сил США, несмотря на их значительное сокращение, по-прежнему гораздо больше оружия, чем им нужно. Вместо того, чтобы действовать в манере, делающей правдоподобными ложные заявления Путина, нам следует изыскивать способы для дальнейшего сокращения наших ядерных сил. Мы должны встречать российские угрозы о новой гонке снисходительно и позевывая: пусть они сами с собой соревнуются. Если Путину хочется тратить нефтяные рубли на создание новых ракет, то наша реакция должна состоять лишь в проявлении сочувствия к рядовым россиянам, чьи налоги просто разбазариваются, как это было во времена 'холодной войны' - с катастрофическими последствиями для России.

А что касается лавровских 'сотен тысяч' ракет-перехватчиков, то для начала эту цифру для всеобщего успокоения надо поделить на тысячу. Планами США предусмотрено создание скромного количества ракет-перехватчиков. Сначала их будет несколько десятков, затем сотня или чуть больше, а после этого 200-300. Программа носит ограниченный характер, потому что уровень угрозы измеряется десятками вражеских ракет, а не сотнями, и уж никак не тысячами. Поскольку Северная Корея и Иран создают ракеты значительной и постоянно увеличивающейся дальности, то развертывание ограниченной системы противоракетной обороны является разумным шагом, направленным на противодействие известной угрозе.

Без противоракетной обороны (а именно в такой ситуации мы сегодня находимся) мы будем уязвимы для любой страны, для любой группировки, которой удастся заполучить хотя бы одну-единственную ракету, способную долететь до территории США. Наши зарубежные союзники и наши войска, находящиеся за границей, подвергаются большей опасности, поскольку они уязвимы для ударов ракет меньшей дальности, которые уже существуют. В будущем вполне могут появиться новые страны с ядерным оружием. Могут также произойти опасные перемены в государствах, уже сегодня обладающих таким оружием (разве можем мы быть уверены в том, что пакистанские ракеты не окажутся в руках экстремистов?). Потому сдерживание распространения ядерного оружия станет очень трудной задачей, которая требует безотлагательного решения уже сейчас. Наличие даже ограниченной системы ПРО способно существенно охладить воинственный пыл сторонников такого распространения. А если они будут упорствовать - что ж, лучше стать свидетелем того, как ракету сбивают, нежели смотреть на то, как она падает вам на голову.

Ричард Перл - научный сотрудник Американского института предпринимательства (American Enterprise Institute). Будучи заместителем госсекретаря в администрации Рейгана, он отвечал за программу Стратегической оборонной инициативы.

____________________________________

Тупеющая Америка ("The Washington Post", США)

А во времена 'холодной войны' мы перехватывали советские самолеты за 1000 миль... ("The Washington Times", США)

Жестокий деспот, втягивающий Запад в новую 'холодную войну' ("Daily Mail", Великобритания)