Один из самых глубоко укоренившихся мифов, связанных с эпохой Путина, заключается в том, что при нем Россия якобы стала сильнее, чем раньше. Возможно, это так во внутренней политике - большинство россиян сейчас, несомненно, состоятельнее, чем на момент прихода Путина к власти. Однако восемь лет споров и угроз вряд ли усилили позицию России в мире. А на бывшем советском пространстве за время его правления влияние Кремля - как прямое, так и опосредованное - уменьшилось просто катастрофически. 'За последние восемь лет российское влияние [на Содружество независимых государств] заметно ослабло', - жалуется связанный с Кремлем политолог и депутат Думы Сергей Марков.

Когда Путин пришел к власти, в Грузии, на Украине, в Азербайджане и в Молдавии правили дружественные России режимы. Сейчас эти страны объединились в неофициальный антироссийский пронатовский союз, известный по первым буквам названий своих стран-членов как ГУАМ. Еще в 2000 году Кремль обладал огромными возможностями в Центральной Азии, во многом благодаря российской монополии на экспорт энергоносителей. Именно в период правления Путина народные 'цветные' революции в Киеве и Тбилиси привели к власти ориентирующихся на Запад президентов, а нефтепровод Баку-Джейхан позволил Азербайджану и Казахстану напрямую экспортировать свою нефть на Запад и не зависеть более от доброй воли Москвы.

Вместо того чтобы наводить мосты с новыми режимами, Кремль предпочел ввязаться в драку практически со всеми соседями. Причиной мог стать какой-нибудь пустяк, как в случае с Эстонией, перенесшей военный мемориал, или фундаментальные расхождения с бывшим сателлитом, как в случае развязанного в 2006 году спора с Украиной по поводу поставок дешевого газа из России, приведшего к отключению газа для Украины и заодно для всего юга Европы. Объединяет эти случаи одно - Россия в каждом из них выбирала политику конфронтации, обычно под аккомпанемент громкой кампании на государственных телеканалах. Однако криками трудно добиться влияния или доверия. 'У Путина отсутствует ясная и последовательная политика в отношении СНГ, а соседи России быстро поняли, что ее политика запугивания несостоятельна, - считает бывший советник Кремля Георгий Сатаров, сейчас возглавляющий базирующийся в Москве фонд 'Индем'. - Путин изображает из себя могущественного и влиятельного старшего брата, но мускулы России на самом деле оказываются фальшивыми'.

Например, после прошлогоднего шпионского скандала с Грузией, Москва обрушила на Тбилиси все, что могла обрушить, не доводя дело до открытой войны. Россия прекратила железнодорожное и воздушное сообщение с республикой, прервала отправку банковских и почтовых сообщений, наложила эмбарго на импорт из Грузии и прекратила поставки газа и электричества. Но Грузия не погибла. Наоборот, благодаря энергетической помощи Азербайджана, ее экономика только выросла. 'Россия показала нам, что мы можем жить без так называемого старшего брата', - заявил The Newsweek президент Грузии Михеил (так в тексте - прим. пер.) Саакашвили. В сущности, единственным реальным эффектом постоянных дипломатических истерик Москвы стал подрыв международного влияния России и ее авторитета. В Грузии за членство страны в НАТО выступает теперь не 38 процентов населения, как раньше, а 72. 'Экономическое и политическое давление Путина на Прибалтику, Украину, Грузию и даже на Белоруссию выглядит нелепо и агрессивно, - полагает Борис Немцов, лидер оппозиции и бывший вице-премьер. - Нельзя так обращаться с соседями'.

В дальнейшем репутация России продолжала катастрофически ухудшаться. В 2003 году Путин как почетный гость ехал в одном экипаже с королевой Елизаветой. Но из-за отравления в 2006 году перебежчика из КГБ Александра Литвиненко и отказа России выдать подозреваемых в его убийстве, отношения между странами ухудшились настолько, что к концу января текущего года российские власти закрыли офисы Британского совета, являющегося культурной организацией, а его российских сотрудников допросили следственные органы. Даже Германия, крупнейший российский торговый партнер в Европе и некогда ее ближайшая союзница, с приходом к власти Ангелы Меркель (Angela Merkel) начала беспокоиться из-за чрезмерной зависимости от российского газа. Недавно озвученные Путиным угрозы нацелить на Украину ядерное оружие, если она вступит в НАТО, означают, что у него иссякают идеи о том, как оживить мощь России. Возможно, его престолонаследник Дмитрий Медведев со своими обещаниями расширять влияние контролируемого государством газового гиганта 'Газпром' 'спокойно, без истерик' добьется успеха там, где спасовало бахвальство Путина. В конце концов, Путин не раз провозглашал, что он хочет, чтобы Россия в 'многополярном мире' стала альтернативным центром влияния. Если она не сможет рассчитывать даже на уважение и лояльность ближайших соседей, ей вряд ли стоит на это надеяться.

___________________________________________________

Вся власть Путведеву: изменится только имя ("The Guardian", Великобритания)

Россия: Фактор страха ("Newsweek", США)