Какой станет Россия после президентских выборов? Кто будет реально ею править, и кто такой Дмитрий Медведев? На эти вопросы отвечают в газете Dziennik корреспондент The Economist в России Эдвард Лукас и болгарский политолог Иван Крастев.

Лукас: Медведев не будет марионеткой Путина

Эдвард Лукас: Если Дмитрий Медведев, победитель президентских выборов, состоявшихся в России в воскресенье, хочет, в соответствии с обещаниями, дать толчок российской экономике, то ему придется предпринять трудные реформы. Пока из всех стран бывшего восточного блока только Эстония коренным образом перестроила свои общественные институты. И удалось ей это только потому, что Эстония - страна небольшая, а Запад оказал ей огромную помощь. Однако Россия от Эстонии отличается во всех отношениях.

Да, за восемь лет правления Путина в России произошел большой экономический прогресс, однако в стране по-прежнему не решены многие проблемы. Экономические показатели неплохие, в том числе, благодаря введению довольно эффективной налоговой системы. В России идет большой строительный бум, отлично идут дела и в розничной торговле, потому что люди охотно тратят деньги. Но если пристальнее приглядеться к экономике, то совершенно очевидно, что публичный сектор недоинвестирован, а предприниматели не хотят оперировать большими суммами, опасаясь, что они будут украдены. Высокая инфляция искусственно снижается путем регулирования цен - явный знак перегрева российской экономики. Для того, чтобы действительно идти вперед, России также нужна приличная инфраструктура, а эта задача, похоже, не по силам государственной администрации. Где новые дороги, больницы, университеты? Без них России нечего и мечтать о роли глобальной державы. Однако экономический успех в долгосрочной перспективе зависит не только от предприимчивости общества и природных богатств страны, но и от функционирования государственных институтов. Между тем, Россия переживает глубокий институциональный кризис.

Сумеет ли Дмитрий Медведев вытащить страну из этих проблем? Сомневаюсь. Действительно, в его риторике мощно звучат либеральные тона, но не будем забывать, что и Путин в начале своего президентства казался либералом. В обращении к нации, с которым он выступил в 2000 году, и в выступлении в Думе в 2001 году было много заверений в том, что Россия будет государством с рыночной экономикой. И то, что мы видим сейчас, наводит нас на мысль о том, что либо Путин имел в виду не совсем то, что позже делал, либо ничего из того, что он провозглашал с таким воодушевлением, ему не удалось.

Однако Медведев будет должен провести необходимые реформы, потому что иначе России не стоит мечтать о статусе великой экономической державы. И это вопрос не только денег, потому что российским фирмам относительно несложно найти средства на реструктуризацию. Самая большая проблема - конкурентоспособность. Экономическое развитие непосредственно связано с либерализацией рынка, а, между тем, на российском рынке полно более или менее крупных картелей или монополий. Если кто-то угрожает фирме, то, вместо повышения конкурентоспособности, достаточно поискать союзников в мире политики, и наверняка найдутся административные способы устранения неудобного соперника. Так что новому президенту придется быть очень осторожным. Люди, заработавшие в последние годы десятки миллиардов долларов и связанные с Кремлем, могут быть жизненно заинтересованы в том, чтобы система выглядела привлекательнее. Однако им не нужно, чтобы в экономику вдруг вошла настоящая конкуренция.

Также Медведев обещает, что государственные чиновники больше не будут сидеть в советах директоров крупнейших компаний. Это поразительно, учитывая его собственное прошлое в 'Газпроме' - ведь против такой системы выступает тот, кто сам пользовался ее плодами. Анализ высказываний нового президента показывает, что его цель - сделать так, чтобы в этих компаниях заседали независимые директора, руководствующиеся интересом государства. Это означает, что мы и дальше будем иметь дело с политическим вмешательством в экономику. Не исключено, что те, кто при Путине занимал самые ответственные должности, будут отодвинуты на задний план, чтобы оттуда руководить работой крупнейших фирм. Я был бы удивлен, если бы Медведев хотел осуществить радикальные преобразования.

То же самое касается объявленной либерализации экономики. Легко говорить о свободе, однако реализовывать эти намерения сложно и дорого. Из того, что говорит президент, можно сделать лишь тот вывод, что правление Путина он оценивает более критически, чем можно было ожидать. Путин представляет последние годы как полосу удач, а Медведев видит разросшуюся бюрократию, коррупцию и отсутствие правового регулирования. Точно такие же слова можно было бы услышать от Гарри Каспарова. Разница в том, что, когда такое говорит лидер оппозиции, это отвергается. А слова преемника Путина воспринимаются с энтузиазмом. Однако приведут ли одни лишь заверения к изменению ситуации в России?

Крастев: Президент России - мнимый либерал

Иван Крастев: Россияне прекрасно знают, кто такой Путин, однако их знания о Медведеве по-прежнему невелики. На вопрос о том, кто будет править Россией, 37 процентов россиян отвечают, что Владимир Путин; 22 процента считают, что Дмитрий Медведев, а 18 процентов опрошенных утверждают, что они будут править совместно. И все они правы - очевидно, что новому президенту поначалу придется делиться властью с бывшим президентом, а нынешним премьером, но вскоре это изменится. Уже видны первые признаки диссонанса.

Спор идет о наследии восьми лет президентства Путина. В феврале на пресс-конференции, в ходе которой были подведены итоги его двух президентских сроков, он рассказывал о своих достижениях: восстановлении территориальной целостности государства, усилении позиции России на международной арене, экономическом развитии и снижении уровня бедности. Но в деловых кругах, причем вовсе не враждебно настроенных по отношению к президенту, звучит мнение о том, что Путину не удалось создать эффективного государства. Речь даже не идет о том, что он не создал эффективной демократии: ведь Россию нельзя даже назвать эффективным авторитарным государством. Уходящему в отставку президенту не удалось остановить феодализацию России как на локальном, так и на федеральном уровне, а также в отдельных министерствах. Там продолжается борьба за то, кто и что получит.

Думаю, что именно это станет причиной самых больших разногласий между Путиным и Медведевым. Для того, чтобы были возможны какие-либо изменения, Дмитрию Медведеву придется противопоставить себя наследию Путина. Речь идет вовсе не о конфронтации с самим премьером, а о громком заявлении о том, что необходима модернизация, о том, что должна произойти смена элит.

В российской конституции нет ничего, что могло бы не позволить Путину продолжать править страной - теперь из кресла премьер-министра. Но будущий раздел власти и так зависит не от конституционных положений, а от того, что принесет время. Если, например, Путин решит принять участие во встрече лидеров 'большой восьмерки', которая пройдет в июле в Японии, то ничто ему не воспрепятствует. Тем самым он даст однозначный сигнал о том, что Медведев выполняет в России примерно ту же функцию, что королева Елизавета в Великобритании.

Думаю, что Путин хочет, чтобы мы в конечном итоге воспринимали его и Медведева как классический тандем - доброго и злого полицейского. Для Медведева в нем предусмотрена роль доброго, который будет провозглашать либеральные лозунги и смягчит образ России за рубежом. В свою очередь, Путин будет воплощением жесткого лидера, продолжающего курс тех времен, когда он занимал пост президента. Такая система может действовать год или даже два. Позже Медведев начнет задавать себе вопрос о том, будет ли он избран на новый срок. Останется ли Путин лояльным через четыре года или же на новых выборах он поставит на другого кандидата?

Думаю, что уже через несколько месяцев мы станем свидетелями столкновений между президентом и премьером, между лагерем Кремля и лагерем 'белого дома'. Они неизбежны. С точки зрения российских элит, два центра власти - это вызов. В гораздо больше степени, чем с точки зрения общества. Олигархам и высокопоставленным чиновникам придется решать, на чьей они стороне. Хотя конфликт рано или поздно разразится, это вовсе не значит, что уже завтра или через несколько дней Путин и Медведев схватят друг друга за горло. Но рано или поздно новому президенту придется противопоставить себя премьеру.

Кроме того, Путин будет крайне заинтересован в том, чтобы не допустить Медведева к формированию внешней политики. Другое дело, что кажется, что именно в этой области президент может быть с ним полностью солидарен. Ведь, как показывают опросы, самой большой поддержкой Путин пользуется среди молодых людей. А в России чем ты моложе, тем лучше образован. Если ты, кроме того, живешь в Москве, то, наверняка, будешь большим националистом. Также молодые - несмотря на то, что у них большие ожидания, чем у их родителей - хотят, чтобы Россия сохраняла позицию жесткого игрока на международной арене. Так что вряд ли Медведев, которому очень близки взгляды молодежи, будет смотреть на внешнюю политику иначе, чем Путин.

Что касается внутренней политики, то совершенно очевидно, что последние четыре года Россия полностью потеряла. Получая доход исключительно от продажи нефти и газа, она не использовала эти средства для модернизации экономики. С точки зрения управления и развития она находится в критическом положении. С точки зрения технологического развития она на двадцать лет отстала от Запада. Также она в двадцать раз менее инновационна, чем Китай. Этот технологический застой - предвестник поражения.

А президентство Медведева может принести больший политический плюрализм и политическое соперничество между разными частями элит. Мы часто слышали о том, что Медведев будет лишь марионеткой в руках Путина. Лично я считаю эту теорию неубедительной. Сложно называть марионеткой человека, в чьих руках будет ядерный чемоданчик. Уверенность в себе приходит вместе с занимаемым постом и, возможно, вскоре мы начнем задумываться о том, не является ли Путин марионеткой в руках Медведева.

Разумеется, в настоящий момент Путин гораздо сильнее Медведева, но мы прекрасно знаем о том, что в театре роль короля играют актеры, и никогда - сам король. В российской политике круги, которым надоело правление Путина, настолько сильны, что они могут помочь Медведеву в укреплении его власти. Это вовсе не значит, что Медведев диаметрально изменит курс России, сблизит ее с Западом и либерализует. Но мне кажется, что вокруг него довольно скоро возникнет группа, заинтересованная в том, чтобы использовать его для реализации своих целей.

Ранее ситуация была довольно проста: если происходил спор между олигархами, то достаточно было пойти с проблемой к Владимиру Путину, и он решал, что кому достанется. Теперь, если кому-то не понравится решение Путина, он всегда сможет пойти к Медведеву. И вовсе не очевидно, что решение президента будет соответствовать решению премьера. Так что мы видим, что многие вопросы станут менее предсказуемыми, чем были до сих пор. Также немало зависит от того, какие кризисы придется пережить России. Именно они будут формировать отношения между Путиным и Медведевым. Попробуем, например, представить себе, как будет развиваться дело Ходорковского, когда возникнут два центра власти, и элитам придется разделиться на тех, кто ищет поддержки у Путина и тех, кто ищет поддержки у Медведева.

Нельзя забывать и о том, что на стороне премьера еще один игрок, о котором никто не вспоминал с 1998 года, - российская Дума. В данный момент он ее полностью контролирует, но и это может измениться. Думаю, что время - союзник Медведева, не Путина.

__________________________________

На заметку Медведеву: демократия имеет значение ("The Times", Великобритания)

Путинский преемник, или путинская марионетка? ("The Baltimore Sun", США)