На президентских выборах, проходивших в Армении в прошлом месяце, я выступал в качестве основного кандидата от оппозиции, противостоявшего действующему премьер-министру Сержу Саркисяну. Выборы прошли по печально известному сценарию: режим преследовал представителей оппозиции, подкупал и запугивал избирателей, подделывал избирательные бюллетени, и систематически мошенничал при подсчете голосов. В действительности, подтасовка результатов началась задолго до 19 февраля. На всем протяжении кампании, телевидение, являющееся основным средством массовой информации в стране и находящееся под жестким контролем режима, изливало поток пропаганды, который заставил бы покраснеть от стыда советских пропагандистов брежневских времен.

У нас, оппозиции, все это вызывало негодование, но не удивление. Что нас действительно удивило и расстроило - это глухое молчание Запада. Еще больше задел нас формальный отчет наблюдательной миссии Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе, покорно подтвердивший карикатурные претензии Саркисяна на победу.

Народ Армении, в отличие от наблюдателей ОБСЕ, предпочел не закрывать глаза на то, что происходило на избирательных участках. Напротив, люди проигнорировали заявления Саркисяна, и вышли на улицы, требуя отмены результатов выборов. На площади перед зданием Оперы был организован непрерывный митинг протеста, ставший истинным праздником свободы, который должен войти в учебники как пример ненасильственного, законного сопротивления нелегитимному режиму.

Утром в воскресенье, встревоженные растущим день ото дня числом протестующих власти решились прибегнуть к силе. Спецназу был дан приказ рассеять толпу, захватить лидеров оппозиции и поместить меня под домашний арест. Несколько часов спустя, люди собрались в другом месте, чтобы встретиться со своими лидерами, но вместо этого их встретили силы спецназа, позднее подкрепленными армейскими подразделениями, которым было приказано подавить выступления протеста. За выходные погибло не меньше восьми человек, в городе было объявлено чрезвычайное положение.

Как мы до этого дошли? Почему режим, возглавляемый уходящим президентом Робертом Кочаряном и 'избранным президентом' Саркисяном, считает себя вправе применять силу против собственного народа. Разумеется, у них есть свои причины так думать, но важнейшая из них - поведение Запада, дающего режиму понять, пусть даже ненамеренно, что ему не нужно беспокоиться по поводу реакции международного сообщества.

Мы, армяне, сейчас пытаемся осмыслить, в чем корни этого безразличия к насилию над нашей демократией со стороны режима Кочаряна-Саркисяна. Пока у нас есть два объяснения: во-первых, некоторые влиятельные лица и организации на Западе, и в особенности в Европе, все еще сохраняют наивную веру в идею позитивного подкрепления. Похоже, они думают, что, хваля за небольшие улучшения, вместо того, чтобы критиковать серьезные недостатки, они стимулируют хорошее поведение. Однако любой, кто ближе знаком с этим режимом, понимает абсурдность такого подхода.

Вторая, и возможно более важная, причина связана с распространенной уверенностью в том, что давний конфликт вокруг Нагорного Карабаха способны разрешить только лидеры, которые сами происходят из Нагорного Карабаха, как Кочарян и Саркисян, и в патриотизме которых внутри страны не сомневаются. Это та самая логика, по которой 'только Никсон мог поехать в Китай'. Проблема в том, что за 10 лет нахождения Кочаряна и Саркисяна у власти, для продвижения переговорного процесса почти ничего сделано не было. Еще важнее то, что лидер, которому предстоит сделать важный и нелегкий выбор, должен обладать доверием народа. Саркисян им не обладает. После того, что он и Кочарян проделали 1 марта, он не сможет даже просто управлять страной, не то, что принимать трудные решения.

Итак, что же следует делать? Чего народ Армении ожидает от Запада, и особенно от Соединенных Штатов? Как минимум, мы ожидаем прямого и недвусмысленного осуждения событий 1 марта, причем ответственность за происшедшее должна быть возложена на правительство, а не на оппозицию. Помимо этого, необходимо предупредить режим о недопустимости преследования оппозиции и ее лидеров, достигающего в последнее время беспрецедентных масштабов, и потребовать от него снять ограничения, наложенные на прессу и восстановить право на свободу собраний и получение беспристрастной информации. Мы также ожидаем пересмотра результатов выборов. Любой серьезный пересмотр неминуемо приведет к выводу о необходимости проведения новых выборов.

Если эти шаги не будут предприняты, армянам придется сделать из этой ситуации два крайне нежелательных вывода: что мирные и законные методы политической борьбы неэффективны и бессмысленны, и что Запад демократия заботит только в тех случаях, когда это политически выгодно. Запад должен сделать все возможное, чтобы граждане Армении не пришли к подобным заключениям.

Левон Тер-Петросян - президент Армении с 1991 по 1998 год, на проходивших в этом году президентских выборах выступал в качестве основного кандидата от оппозиции. В настоящий момент находится под домашним арестом.

____________________________________________________

Что-нибудь новое из Армении? ("The Economist", Великобритания)

Поезд Тер-Петросяна уходит ("Зеркало.az", Россия)