Сергей Третьяков надеется, что его жизни ничто не угрожает. 'Если меня собьет машина, всем сразу станет ясно, что за этим стоит Москва', - объясняет корреспонденту Monde бывший российский секретный агент, перешедший на сторону 'врага'. Этот перебежчик, который считает себя 'настоящим Джеймсом Бондом', вышел на пенсию и живет в свое удовольствие в американском местечке, имени которого не называет. Сергей вместе с семьей обитает в уютном доме в районе, где соседи играют в гольф и приглашают друг друга на барбекю. Его супруга, Елена, водит Porsche, его дочь, Ксения, закончила университет, входящий в знаменитую Лигу Плюща. Американскую мечту для семьи Третьяковых оплачивает ЦРУ.

Бывший полковник КГБ демонстрирует рвение новообращенных. 'Я - не предатель, я - американский патриот', - утверждает он. Сергей Третьяков с апреля 1995 по октябрь 2000 года проживал в Нью-Йорке, числился на должности пресс-атташе представительства России при ООН и занимался разведдеятельностью. А также на протяжении последних двух лет информировал ФБР и ЦРУ о кознях России Бориса Ельцина и Владимира Путина - на его счету более 5000 'сверхсекретных' телеграмм и более 100 донесений. Его не только считают одним из наиболее удачно завербованных агентов за всю современную историю американского контршпионажа, он также является самым хорошо оплачиваемым российским перебежчиком.

Верхом наглости в отношении службы внешней разведки России (СВР, часть бывшего КГБ) послужило интервью, которое Третьяков согласился дать бывшему журналисту Washington Post Питу Эрли (Pete Earley). В результате на свет появилась книга ('Товарищ Джей' была выпущена в продажу 24 января и сразу же заняла первые строчки в списках бестселлеров), разоблачающая мир шпионажа. 'Товарищ Джин' (его кодовое имя) обнажил свою душу не ради денег - он их даже не просил, не ради славы - он отказался редактировать текст. 'Любой, кто поворачивается спиной к Родине, испытывает желание оправдаться', - выдвигает предположение Пит Эрли. Третьяков утверждает, что хотел 'открыть Америке глаза на русскую угрозу'. После того, как в конце января книга была опубликована, СВР сочла нужным напомнить, что 'предательство - уголовно наказуемое преступление'.

Когда Сергей Третьяков впервые появился на Манхэттене в апреле 1995 года, он был совсем другим человеком: многообещающим, ответственным разведчиком, типичным продуктом советской школы. Он занимает свой кабинет в 'подлодке' СВР - на 8-ом этаже постпредства России при ООН, над этажами, где трудятся 'обыкновенные' дипломаты. Проникнуть туда можно, приведя в движение секретный механизм с помощью монетки или обручального кольца. Стены обшиты листами железа и вибрирующей арматурной сеткой, чтобы предотвратить подслушивание. На всем этаже нет ни одного окна, все комнаты изолированы от здания с помощью подвесных устройств. Агенты СВР звонили своим 'источникам' из кабинок общественных телефонов в магазине 'Блумингдейл' на 59-ой улице.

'Холодная война' закончилась, но российские приоритеты остались теми же. 'Основными целями, как прежде, были Соединенные Штаты, НАТО и Китай', - объясняет секретный агент. Для сбора разведданных все средства хороши: манипуляция, шантаж, игра на антиамериканских настроениях иностранных дипломатов, в том числе представителей дружественных Вашингтону государств. Некоторых можно было купить за копейки. 'Они предавали свои страны и рисковали получить смертный приговор за золотые побрякушки стоимостью пару сотен долларов', купленных в супермаркете, с иронией отмечает в книге русский шпион. Журналисты также находились под прицелом. 'Если российский дипломат приглашает Вас в пятизвездочную гостиницу и платит, не дожидаясь счета, значит он - офицер СВР', - предупреждает Третьяков. В его бытность разведчиком японский репортер под кодовым именем 'Самурай' был завербован именно таким образом.

Многие утверждения российского секретного агента проверить невозможно. Но по его словам Эльдар Кулиев, назначенный послом Азербайджана при ООН в 1994 году, был на самом деле одним из офицеров СВР, многих из которых вербовали во время учебы в университете, а затем внедряли в дипкорпус их собственных стран. Рашид Алимов (оперативный псевдоним - Эмир), посол Таджикистана, согласился работать на СВР в обмен на квартиру и профессорскую должность в Москве. Чтобы заставить сотрудничать Алишера Вохидова, посла Узбекистана, СВР прибегла к шантажу - напомнила о его прошлом информатора КГБ.

Третьяков считает одним из самых крупных успехов СВР внедрение одного из разведчиков, Александра Крамара, в программу ООН 'Нефть в обмен на продовольствие', целью которой являлось смягчить эффект от эмбарго для населения Ирака. Начиная с июля 1999 года, Крамар единственный контролировал цены на иракскую нефть, что позволило некоторым россиян получать прибыль - 35 центов на барреле нефти благодаря квотам, выделяемым Саддамом Хусейном, - которую Пит Эрли в общей сложности оценивает в 500 миллионов долларов. Крамар помогал 'олигархам из окружения Ельцина красть', - утверждает Третьяков, который в то время счел эту историю позором для России.

Но бывают у шпионов и неудачи. Одному лжедипломату пришлось в срочном порядке отменять встречу с Генри Киссинджером, назначенную через адвокатское бюро последнего, как только он понял, что минута беседы с бывшим госсекретарем США обойдется ему в сто долларов.

Когда и как Сергей начал работать на ФБР и ЦРУ? Об этом он хранит молчание. 'Мы с семьей решили, что продолжать работать на наше правительство - безнравственно', - единственное объяснение, которое он дал, настаивая на том факте, что 'никогда не просил ни цента'. В то время ему нравилось жить в Нью-Йорке, он обожал смотреть сериалы, такие как 'Зейнфельд' (Seinfeld) или 'Друзья'. Пит Эрли считает, что ключом к разгадке является дочь Сергея - Третьяков не хотел, чтобы она строила свою жизнь в новой России. По воспоминаниям Сергея, 'в тех условиях злейший враг шпиона - страх', особенно когда понимаешь, что если тебя раскроют - отправят 'на шесть футов под землю'.

11 октября 2000 года Сергей, проснувшись, решил, что 'пришло время' покончить с двойной жизнью. Он вышел из квартиры вместе с женой, дочерью и кошкой Матильдой, забросил пару чемоданов в багажник машины, стоявшей в подземном гараже здания, расположенного в Ривердейле, Бронксе, где жили российские дипломаты. В последний раз предъявил удостоверение личности охраннику, дождался, пока согласно положенной процедуре за ним опустится шлагбаум, и - начал новую жизнь. Без малейших сожалений? 'Я не чувствую ностальгии, ведь моей страны больше не существует', - уверенно говорит он сегодня.

__________________________

Перебежчик из КГБ боится повторить судьбу Александра Литвиненко ("The Sunday Times", Великобритания)

Строуб Тэлботт - информатор Москвы? ("ИноСМИ", Россия)