Черный мужчина схлестнулся с белой женщиной в жестокой битве за право побороться с героем войны за пост президента единственной в мире сверхдержавы. Неудивительно, что многих моих английских друзей не оторвешь от этого зрелища - ведь оно даст сто очков вперед любой мыльной опере. В принципе, ничего плохого в этом нет - если, конечно, за драматическими перипетиями противостояния личностей мы не упустим из вида различия в политических платформах, из-за которых эти выборы имеют такое значение не только для Америки, но и для всего мира.

Не спорю, политические баталии всегда в той или иной степени имеют личностный аспект. Барак Обама (Barack Obama) пользуется поддержкой среди чернокожих, а к Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) неровно дышат многие представительницы 'прекрасного пола', особенно немолодые. Если же обратиться к республиканскому лагерю, то Джон Маккейн (John McCain) весьма популярен среди военных и ветеранов, а также независимых избирателей, которым нравится его легендарная 'прямота' и готовность отстаивать точки зрения, не пользующиеся успехом у консерваторов в рядах собственной партии.

Но в этом соревновании речь идет не только о цвете кожи Обамы, принадлежности Клинтон к женскому полу, или героизме, проявленном Маккейном во вьетнамском плену и в борьбе против субсидирования производства этанола в 'кукурузном' штате Айова. Во внешней политике Обама и Клинтон выступают за скорейший вывод войск из Ирака, хотя оба, по их словам, признают необходимость дальнейшего обучения иракских военных, а возможно, и сохранения какого-то американского присутствия в регионе. Маккейн о подобном 'отступлении' и слышать не желает: для него Ирак - важный фронт войны против террора, 'полигон', где испытывается на прочность благородство и решимость Америки. Есть, правда, сомнения в том, пожелает ли Конгресс, где преобладают демократы, финансировать подобный внешнеполитический курс президента Маккейна - даже при том, что первым же указом он намерен закрыть тюрьму Гуантанамо и запретить применение пыток: это станет одним из элементов его замысла вернуть Америку к ее нравственным корням.

Этого, впрочем, недостаточно, чтобы убедить большинство моих знакомых британцев отдать предпочтение Маккейну. Но может быть, им стоит еще раз подумать? И Обама, и Клинтон все чаще прибегают к протекционистской риторике. Оба выступают за денонсацию Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА - North American Free Trade Agreement), если Канада и Мексика не согласятся принять американские стандарты в сфере трудовых отношений и экологии. Кроме того, оба кандидата настроены против любых новых соглашений о свободной торговле, а Обама даже утверждает, что они 'подрывают нашу национальную безопасность'. Дохийский раунд международных торговых переговоров они предлагают 'заморозить'. И если вы думаете, что решение Министерства обороны предоставить контракт на строительство самолетов-заправщиков для ВВС (стоимостью в 35 миллиардов долларов, или 18 миллиардов фунтов) европейскому концерну EADS, а не Boeing, вызовет в Америке политическую бурю, вы совершенно правы. Маккейн, изо всех сил отстаивающий принцип свободы торговли в целом, и НАФТА в частности, в состоянии противостоять любому натиску протекционистов: отчасти потому, что он считает - негоже возводить барьеры на пути канадских товаров, и одновременно просить правительство этой страны не выводить свои войска с линии фронта в Афганистане. Что же касается Обамы и Клинтон, то они, появись у них такая возможность, вполне возможно наложат вето на сделку по заправщикам.

Протекционистские заявления Клинтон адресованы 'синим воротничкам', у которых она пользуется большой поддержкой: они составят немалую часть избирателей, что придут к урнам для голосования на важных 'праймериз' в Пенсильвании 22 апреля. Именно эти рабочие с мозолистыми руками помогли ей одержать победу на 'праймериз' в Огайо на прошлой неделе: там в ходе социологических опросов сторонники демократов в пропорции 8 к 1 выражали мнение, что свобода торговли ликвидирует больше рабочих мест, чем создает.

Что же касается позиции Обамы, то здесь - и это не слишком хорошо его характеризует - ясности меньше. Он резко выступает против НАФТА, грозя применить 'дубинку' в виде 'возможного выхода' из соглашения, если Мексика и Канада не согласятся пересмотреть его условия. Однако, как следует из просочившейся в печать записки канадского консульства в Чикаго, главный экономический советник Обамы, профессор Чикагского университета Остэн Гулсби (Austan Goolsbee), заверил дипломатов, что заявления кандидата представляют собой лишь политическое позиционирование. Для сторонников свободной торговли это хорошая новость, но вряд ли она создаст Обаме репутацию искреннего человека - на чем не без успеха делала акцент Клинтон в Огайо и Техасе.

Еще один вопрос, небезразличный для всего мира, связан с ситуацией в американской экономике. По этим вопросам советниками Маккейна выступают бывший сенатор Фил Грэмм (Phil Gramm), сторонник традиционной, сдержанной финансовой политики и сбалансированности бюджета, и бывший конгрессмен и кандидат в вице-президенты Джек Кемп (Jack Kemp), не видящий в бюджетном дефиците ничего страшного. Никто не знает, к кому из этой пары прислушается Маккейн - небольшой любитель дискуссий на экономические темы. Пока он обещает, если позволит Конгресс, сохранить проведенное Бушем снижение налогов; Клинтон и Обама, напротив, намерены их отменить и к тому же увеличить налоги на прирост капитала, что приведет к существенному росту налогового бремени как раз в тот момент, когда экономика будет балансировать на грани оживления или сползания в рецессию. Кроме того, мы знаем, что Маккейн выступает за рыночные методы решения проблем в сфере здравоохранения и пенсионного обеспечения, в то время как Обама и Клинтон придают большое значение санкционированным государством, (а в случае Клинтон - и полностью государственным) программам.

Перечислим еще пару причин, по которым нынешние выборы важны не только для американцев. Обама обещает сразу после вступления в должность организовать встречи с лидерами кубинского, иранского и северокорейского режимов. Клинтон занимает более осторожную позицию, призывая сначала к дипломатической 'прополке' некоторых потенциально опасных 'сорняков', а затем уже к переговорам с врагами Америки. Маккейн выступает за исключение 'реваншистской России' из Группы восьми и значительное увеличение численности наших вооруженных сил. Добавьте к этому его план создания 'Лиги демократий', призванной предпринимать безотлагательные действия в случае возникновения 'тупика' в ООН, и станет ясно, почему он не смог понравиться европейскому лобби сторонников 'мягкого влияния'.

Пока же мир, которому не нужно выбирать между протекционистами, выступающими за 'мягкое влияние', и сторонником силовых методов и свободной торговли, может откинуться в кресле и наблюдать за происходящим. Во время визита в Лондон (он состоится в этом месяце) Маккейн несомненно будет принят с подобающей учтивостью, но, насколько можно судить по моему собственному 'мини-опросу', большинство британцев предпочло бы выпить чаю с Обамой.

Ирвин Стелцер - консультант по вопросам бизнеса и руководитель исследовательской программы по экономической политике в Хадсоновском институте (Hudson Institute)

______________________________________________

Маккейн: 'Став президентом, я постараюсь, чтобы российских лидеров не приглашали на G8' ("Gazeta Wyborcza", Польша)

Время для новой стратегии в отношении России ("The International Herald Tribune", США)

И снова миф о гонке вооружений ("The Washington Post", США)

Дорогие американцы ("Die Zeit", Германия)

Тупеющая Америка ("The Washington Post", США)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.