'Когда мы победим, а мы победим, мы научим опасного диктатора и любого тирана, который пойдет по его стопам, тому что США можно верить, и что, как мы скажем, так и будет'. Дж. Буш-старший, 2 февраля 1991 года

Это слова отца, однако его сын Джордж Буш-младший в 2003 году пошел еще дальше, он сказал: 'Либо вы с нами, либо против нас', что означало: 'либо вы с нами, либо это не имеет значения'. Никому не нравится, когда ему говорят убираться, однако фактически США продолжают оставаться мировой сверхдержавой с 'подавляющим военным превосходством, непревзойденной безопасностью, огромной экономикой и отсутствием реальных конкурентов'. Неужели нет никого, кто противостоял бы этой надменной силе? На первый взгляд, нет - во всяком случае, на данный момент - кроме разве что ведущих интеллектуалов, таких как Ноам Чомски, профессор лингвистики и философии в Массачусетском технологическом институте (MIT), который еще со времени войны во Вьетнаме говорил о махинациях американской внешней политики, чем оказал влияние на общественное мнение по всему миру. Его последняя книга - What We Say Goes: Conversations on US Power in a Changing World ('Как мы скажем, так и будет: беседы о власти США в меняющемся мире') - стала очередным обличением военной интервенции, которую США осуществляют по всему миру.

Беседы Чомского с Дэвидом Барсамяном (David Barsamian), директором 'Альтернативного радио', происходили с 10 февраля 2006 года по 12 марта 2007 года. Затронутые в ходе этих бесед вопросы и ответы, которые и составляют все восемь глав книги, отражают самые актуальные и неотложные проблемы мирового сообщества, включая иранский вызов, брошенный Соединенным Штатам, обострение палестино-израильского конфликта, продолжающуюся оккупацию Ирака и Афганистана, усиление Китая и растущую популярность левого движения в Латинской Америке, а также победу демократов на промежуточных выборах в Конгресс и ее последствия для будущего страны.

Чомски ясно показывает, что доктрина Буша - 'новая имперская военно-политическая стратегия' - направлена на осуществление доминирования по всему миру в течение неопределенно длительного времени и борьбу со всем, что представляет угрозу для этого доминирования. Для американского правительства, говорит он, основная задача заключалась не в борьбе с терроризмом, а в размещении своих военных баз на территории зависимых от США государств в самом сердце мировых энергетических запасов, что позволит им получить преимущество над своими конкурентами. Роль Соединенных Штатов в обеспечении безопасности в регионе - иными словами, их военное доминирование - дает им хотя и косвенный, но политически очень важный рычаг для воздействия на европейские и азиатские экономики, зависящие от импорта энергетических ресурсов из этого региона.

Главная угроза глобальному доминированию США заключается в том, что Европа и Азия могут начать проводить свою собственную независимую политику. Вот почему теперь контролировать страны Персидского залива и Центральной Азии становится еще важнее, чем раньше. Поэтому поддержка Соединенными Штатами Туркменистана, Узбекистана и других диктаторских режимов в Центральной Азии и интриги вокруг того, где пройдут новые нефтепроводы и под чьим надзором - являются частью 'большой игры'.

Это означает, что США останутся в Ираке, несмотря на запредельные расходы, которые уже перевалили за триллион долларов! Станет ли бизнес-сообщество возражать против войны? Нет, пока эта война не начнет стоить слишком дорого для США и для них самих. 'Но это будет еще не скоро. Эту войну нельзя сравнивать с войной во Вьетнаме, который имел намного меньшее стратегическое значение'.

Обсуждая иранский вопрос, Чомски делает интересное отступление о том, как в 1974 году США заключили договор с иранским шахом, по которому на факультете атомной энергетики MIT для Ирана стали готовить соответствующих специалистов, их обучали тому, как обогащать уран, и другим аналогичным технологиям. И теперь, наверняка, иранскую атомную программу разрабатывают те самые специалисты, которых подготовили в MIT!

Почему Китай считают угрозой для США? Не потому что он представляет угрозу в военном отношении, а потому что он 'сближается с Латинской Америкой, Саудовской Аравией, Ираном и другими странами ... он становится основным торговым партнером всей Латинской Америки, а не только Венесуэлы. Экспортеры сырья, включая Чили и Бразилию, увеличивают объемы торговли с Китаем, который в свою очередь инвестирует в их экономики'.

Зачем США вторглись в Афганистан, где внешние силы (британцы в 19 веке и СССР в 1980-е гг.) всегда терпели крах? Не для того, чтобы победить 'Талибан', а чтобы поймать Усаму бен Ладена, 'либо вы нам его выдаете, либо мы вас бомбим'. Ясно, что никто его не выдал.

Конечно, в ходе таких бесед затрагиваются очень многие темы, но если в книге есть одна главная мысль, то вот она: мир стал намного опаснее, чем был до американских вторжений.

__________________________________________

Ноам Чомски: Почему для Америки все кончено ("The Independent", Великобритания)

Дорогие американцы ("Die Zeit", Германия)

Девальвация идей демократии ("The Independent", Великобритания)

Мир считает Америку виновной ("The Times", Великобритания)