Web-exclusive

Что известно Виктору Буту? Журнал Foreign Policy побеседовал с Дугласом Фара о неожиданном аресте самого известного в мире торговца оружием, о его связях с колумбийскими наркотеррористами и с американскими властями, и о том, как он может снова соскочить с крючка.

Foreign Policy: Что связывает Виктора Бута, торговца оружием из России, арестованного недавно в Таиланде, и Революционные вооруженные силы Колумбии (РВСК), лидер которых, Рауль Рейес (Raul Reyes) был убит недавно колумбийскими военными?

Дуглас Фара: Мы с моим соавтором Стивеном Брауном (Stephen Braun) писали о том, что Бут забрасывал им оружие в 1998-1999 годах, когда он поставлял оружие перуанским властям. Насколько мы смогли выяснить, он не вступал в прямой контакт с РВСК. Это перуанские наркоторговцы попросили его сбросить тем оружие по дороге в Перу. Это единственная конкретная информация о его контактах с РВСК, которой мы располагаем. Груз состоял из примерно 10000 автоматов АК-47, и представлял большую важность для РВСК, так как они в то время терпели военные неудачи, и это оружие существенно усилило их огневую мощь.

FP: Итак, в документах, обнаруженных недавно в лагере РВСК, не было никаких других свидетельств какой-либо связи между Бутом и РВСК?

ДФ: Нет. Операция против Бута, проведенная американской Администрацией по контролю за применением законов о наркотиках, была типичной операцией с использованием подставного лица. Агенты выдавали себя за представителей РВСК, но на самом деле РВСК были здесь не при чем. В Агентстве мне сказали, что на момент задержания они даже не знали об обнаруженных в лагере РВСК документах. Насколько мне известно, в этих документах ничто не указывает на Бута. А если посмотреть на выдвинутое Агентством обвинение, то станет ясно, что данная операция началась за несколько месяцев до убийства Рауля Рейеса.

FP: Что известно Виктору Буту? Теперь, когда он задержан, какую, по-вашему, информацию он может сообщить Соединенным Штатам?

ДФ: Ну, информации очень много. Он может много рассказать о структуре российских разведслужб или о российской оборонной промышленности. Он, вероятно, может предоставить большое количество информации о различных негосударственных организациях, которым он поставлял оружие и которые действуют до сих пор, от "Хезболлы" до Союза исламских судов Сомали и других, если он захочет говорить. Однако я в этом сомневаюсь. Он верно предан России и будет трудно заставить его изменить его мнение. [Если бы он начал говорить], он мог бы нанести вред большому числу людей, в первую очередь россиянам. Тогда он без вопросов мог бы скрыться в Соединенных Штатах или Великобритании.

FP: Вы утверждали, что Соединенные Штаты привлекали Бута для доставки грузов в такие страны, как Ирак и Афганистан. Это продолжается или нет?

ДФ: Последний из полетов самолетов Бута в Ирак, который мы можем подтвердить документально, относится к январю 2007 года. Насколько мне известно, подобная практика прекратилась. Убедительных доказательств тому, что американские власти предоставляли ему защиту, нет. Но одной из причин, по которой Администрация по контролю за применением законов о наркотиках провела целую отдельную операцию по заманиванию Бута в ловушку, было то, что они могут утверждать в суде, что любые прошлые связи не имеют ничего общего с выдвигаемыми сейчас обвинениями. В данном случае у нет никаких смягчающих обстоятельств. Если бы они попытались предъявить ему обычно выдвигаемые против него обвинения, или обвинения, связанные с перевозками оружия в тот период, когда его самолеты летали в Ирак, у него было бы что сказать в свою защиту.

FP: Что, по-вашему, будет делать Бут? Вы предположили, что он не будет заинтересован в заключении сделки с США. Как он тогда будет решать проблему со своим арестом? А также как и где может расследоваться его дело?

ДФ: Я думаю, он постарается сделать все возможное, чтобы выйти на свободу, пока его держат в Таиланде. Если он хочет выйти из тюрьмы, то лучше сделать это в Таиланде. Если он окажется в Соединенных Штатах, то я уверен - но это лишь мое собственное предположение - что он будет упирать на то, какие блага ему предоставляли американцы и сколько денег он от них получил. Я могу предположить, что он в общем не слишком беспокоится, так как я не думаю, что он считает, что его могут выдать Соединенным Штатам. При помощи своих друзей в России, своих других контактов и своих денег он, вероятно, сможет выбраться из этой переделки.

Если нет, его могут судить в Соединенных Штатах, где ему грозит до 15 лет тюрьмы за попытку помощи террористической организации. Ему предъявлены именно такие обвинения - в том, что он осознанно вел дела с людьми, неоднократно называвшими себя членами РВСК, и неоднократно просившими его обеспечить РВСК оружием. Вопрос заключается в следующем: перед тем, как выдать Бута, собирается ли Таиланд оставить его у себя и подвергнуть суду по обвинениям в нарушении иммиграционного законодательства и покупке оружия или нет? Если он будет осужден в Таиланде, срок заключения составит 10 лет. Однако из беседы с представителями Администрации по контролю за применением законов о наркотиках мне известно, что они абсолютно уверены в том, что он будет выдан Соединенным Штатам в ближайшем будущем.

FP: Как вы думаете, приведет ли этот арест к уходу Бута из бизнеса?

ДФ: Да, арест нанесет чувствительный удар по его организации. На протяжении какого-то времени последствия будут ощущать и те люди, которые будут пытаться купить действительно современное оружие в больших количествах. Конечно, они смогут купить его и у других продавцов, но это может обойтись им дороже и им придется иметь дело с менее эффективной системой. Очень многие попытаются заполучить его место на рынке, и одним из этих людей будет его брат Сергей, который попытается сохранить остатки его организации. Однако потребуется много времени на то, чтобы кому-то удалось достигнуть такой эффективности и мирового размаха, которыми обладал Бут.

FP: И наконец, о чем бы вы спросили Виктора Бута, если бы вы встретились с ним?

ДФ: [Со смехом] О чем бы я спросил Виктора Бута, если бы встретился с ним? ... Я думаю, мне было бы очень интересно спросить о том случае, когда ему удалось практически чудом избежать задержания в Афинах в 2003 году, ведь мы об этом ничего не знаем. "Операция 'Бладстоун'" ("Operation Bloodstone" - тайный проект Государственного департамента США по вербовке агентов для ведения антикоммунистической деятельности в Восточной Европе - прим. перев.). Я бы спросил его о его мотивах: как, черт возьми, он стал тем, кем является, как он решил делать то, что он делал? Но ответит ли он правдиво хоть на что-нибудь? Вот в чем вопрос... [Смех].

Дуглас Фара - консультант организации Nine/Eleven Finding Answers, соавтор книги "Торговец смертью: Деньги, оружие, самолеты и человек, без которого не обходятся войны" ("Merchant of Death: Money, Guns, Planes, and the Man Who Makes War Possible").

____________________________________________________________

'Необходимое зло' ("Asia Times", Гонконг)

Падение оружейного барона ("The International Herald Tribune", США)