From Economist.com

В темной комнате даже огарок свечи может стать утешением, даже крупица правды. При Александре Лукашенко Белоруссия стала довольно мрачным местом. Вышедший из народа бывший директор совхоза в далеком 1994 году выиграл последние свободные выборы в Белоруссии у представителя старой советской номенклатуры.

Тогда многие полагали, в том числе и автор этих строк, что нас всех ждут изменения к лучшему. Но их не произошло. Новый режим опробовал ту модель напыщенного и порой жестокого авторитаризма, которая сейчас установилась в России. Оглядываясь назад, кажется, что 1990-94 годы были самыми свободными за всю историю Белоруссии.

За одним исключением. В течение нескольких месяцев в 1918 году Белоруссия пробовала на вкус первые глоточки независимости. Когда советский режим установил свой контроль над республикой, белорусское правительство бежало сначала в Литву, а затем в Прагу.

90-я годовщина со дня возникновения того первого государства приходится на 25 марта. Отмечать ее будут и белорусская оппозиция, и Рада Белорусской Народной Республики (БНР), собранное из эмигрантов правительство в изгнании, которое упорно продолжает вести свое призрачное существование вот уже 90 лет. С точки зрения официальных властей никакого повода для праздника нет. С самого начала Беларусь была советской социалистической республикой, частью великого Советского Союза. Обратные мнения являются дешевой буржуазно-националистической пропагандой.

Идея оставаться верным государству, которое не помнят даже те, кому сейчас перевалило за девяносто, может показаться проявлением донкихотства. Но опыт показывает, что если правительства в изгнании проявляют настойчивость, история их вознаграждает.

Польское правительство в изгнании, после войны обосновавшееся в Лондоне, было приглашено в Польшу, чтобы вручить новоизбранному президенту Леху Валенсе президентские регалии. Партия 'Народная Польша', пришедшая к власти на штыках советской армии, была объявлена нелегитимной, каковой она всегда и являлась. Президенты польского правительства в изгнании ┐- неутомимые активисты польского эмигрантского сообщества в пригородах Лондона - теперь официально считаются бывшими главами государства.

Правительство в изгнании Восточного Тимора с триумфом вернулось домой, когда закончилась индонезийская оккупация. Политики и дипломаты, в свое время покинувшие государства Прибалтики, также вернулись в свои страны.

Но всегда есть опасность успокоиться слишком рано. Лидеры украинских эмигрантов в 1991 году поспешно объявили о своей победе. Белорусы же приняли мудрое решение немного повременить. Теперь правительство БНР стало символом сопротивления белорусскому авторитаризму и объединило оппозиционные силы.

Постепенно политики начинают воспринимать его как вполне реальную силу. Президент БНР видная канадская художница Ивонка Сурвилла (Ivonka Survilla) на этой неделе официально предстанет перед Европейским Парламентом в Страсбурге и встретится с группой белорусов как из диаспоры, так и с представителями белорусской оппозиции. БНР, обычно действующая секретно из боязни подвергнуть опасности ее членов, находящихся на родине, сделала публичное заявление, в котором призвала остальной мир не забывать о ситуации с Белоруссией и защитить тех граждан страны, которые хотят отпраздновать годовщину.

В белорусской политике, кажется, тоже наступила легкая оттепель. Правительство ответило на требования европейских государств, в том числе Польши, и выпустило на свободу почти всех политических заключенных. В тюрьме остается лишь один человек: Александр Козулин, яростный оппозиционер, который, кажется, навлек на себя гнев лично Лукашенко. Санкции США, наложенные на крупную белорусскую компанию 'Белнефтехим', также вызвали досаду руководства страны. Лукашенко отреагировал бурно и на прошлой неделе выслал из страны американского посла.

Незадолго до этого Лукашенко заигрывал с Западом и еще слишком рано говорить о смене убеждений. Служит ли тому причиной тяжелое экономическое положение страны (Россия стала намного жестче торговаться из-за газа) или еще что-то, но кое-какие ржавые шестеренки пришли в движение. Преданные сторонники БНР надеются, что праздник придет и на их улицу.

__________________________________________________

Черная дыра Европы ("The Washington Times", США)

'Добрая воля' Белоруссии ("The Wall Street Journal", США)