За пятнадцать месяцев до терактов 11 сентября Национальная комиссия по терроризму, которая состояла из членов обеих основных партий и председателем которой я был избран, доложила президенту и американскому народу, что вскоре нам предстоит столкнуться с новой страшной угрозой - связью между государствами, поддерживающими терроризм, и убийцами, жаждущими убивать американцев тысячами и готовыми умереть за это.

Один президент Америки за другим, вне зависимости от их партийной принадлежности, называл Ирак Саддама Хусейна террористическим государством. Он публично выступал в поддержку палестинских террористов и давал им деньги. Он разработал и использовал оружие массового поражения против собственного народа. Он презрительно отказался выполнять 17 резолюций Совета Безопасности ООН, требующих от него прекращения всех подобных программ. Поэтому то, что наши солдаты освободили Ирак, прекрасно.

Однако, прибыв в страну, я увидел, что американская власть просто не готова была противостоять возрастающим угрозам. В главных городах процветало безнаказанное мародерство. К концу 2003 года, по мере роста активности диверсантов и террористов, стало ясно, что у коалиции тоже нет эффективной стратегии борьбы с ними.

Наши войска проявили мужество и самоотверженность, однако по планам, разработанным перед войной, предполагалось снабжать группировку, которая была бы в два с лишним раза меньше, чем то количество людей, которое, как предупреждали авторы различных независимых исследований, понадобится держать в Ираке. Кроме того, у нас не было никаких планов обеспечения безопасности населения - а именно с этого должна начинаться деятельность любого правительства. И у террористов, и у диверсантов, и у преступников, и у иракского народа сложилось одно и то же впечатление - что коалиция не может - или не стремится - защищать гражданское население.

В том, что мы не начали разработку более эффективной военной стратегии, есть и моя вина: я должен был раньше выступить за это. С 2004 по конец 2007 года у нас ее не было, и этим воспользовалась "Аль-Каида", развязав массовые убийства, спровоцировав шиитских боевиков на акции возмездия. И лишь новая стратегия, внедренная президентом год назад, помогла разорвать этот порочный круг.

Л. Пол Бремер-третий - бывший спецпредставитель президента США в Ираке.

__________________________________________

Нью-йоркские интеллектуалы и рождение неоконсерватизма ("Voltairenet", Франция)

Ракетный гамбит Москвы ("The Washington Post", США)

Выборы в США: в чем их значение для всего мира ("The Times", Великобритания)