Россия и США не смогли преодолеть глубокие разногласия, существующие между странами как по поводу планов Вашингтона разместить в Восточной Европе элементы 'противоракетного щита', так и по поводу ключевого соглашения о сокращении ядерных вооружений, срок действия которого истекает в следующем году.

Встреча российских и американских министров обороны и внутренних дел в так называемом формате 'два плюс два', по-видимому, не открыла перспектив для быстрого смягчения отношений между странами в преддверии президентской инаугурации Дмитрия Медведева.

За последний год российско-американские отношения достигли низшей точки с момента распада Советского Союза - уходящий президент Владимир Путин прибегал к жесткой риторике, критикуя так называемые попытки США построить 'однополярный' мир, а США ужесточили критику ограничения демократии в России.

Министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил после переговоров со своей американской коллегой Кондолизой Райс (Condoleezza Rice) и министром обороны США Робертом Гейтсом (Robert Gates), что Россия продолжает выступать против 'противоракетного щита', несмотря на заверения г-на Гейтса о том, что он не представляет угрозы для России.

При этом он признал, что США намерены продолжить осуществление проекта, направленного, как утверждает Вашингтон, на противостояние угрозе ракетного удара со стороны 'стран-изгоев', таких как Иран. По мнению российской стороны, эта система может представлять опасность для ее стратегических ядерных сил. В основном недовольство России вызывает идея размещения в Чехии новой американской радарной станции, которая, как заявляет Москва, позволит осуществлять наблюдение за российской территорией до самого Урала.

Тем не менее обе стороны старались придерживаться примирительного тона, контрастировавшего с холодными нотками, звучавшими в ходе подобных переговоров в прошлом году.

'Когда между нами появляются разногласия, мы можем обсуждать их в атмосфере взаимного уважения', - заявила г-жа Райс. Г-н Лавров, в свою очередь, отметил, что США до некоторой степени приняли во внимание опасения России по поводу 'противоракетного щита', в частности, пообещав шесть месяцев назад активировать щит только в случае, если появятся свидетельства наличия у Ирана ракет большой дальности.

'Мы оценили, что, не соглашаясь с нами по существу, они [США] признали, что в реализации их проекта у нас есть справедливые озабоченности, и внесли предложения, которые призваны снять или смягчить эти озабоченности', - добавил министр.

Стороны также не смогли договориться о новом соглашении по ограничению стратегических наступательных вооружений, которое могло бы заменить договор СНВ-1, заканчивающийся в следующем году.

_____________________________________________

Почему ПРО тревожит Россию? ("The Washington Post", США)

Путин подготовил почву для компромисса по ПРО ("The Guardian", Великобритания)