Должно быть, Слободан Милошевич улыбается в гробу. В начале этой недели толпа сербов в знак протеста против косовской независимости захватила здание суда ООН в городе Митровица, что на севере Косово. Возникла рукопашная схватка, в ходе которой был убит украинский полицейский из состава сил ООН; еще более сотни полицейских получили ранения. В Белграде такие же толпы нападали на иностранные посольства; они подожгли часть здания американской дипмиссии.

Как и во времена Милошевича, сербов на это безумие спровоцировали их лидеры. Надменно отказавшись от переговоров с ООН по вопросу о будущем Косово, премьер-министр Воислав Коштуница (Vojislav Kostunica) и прочие националисты сыграли на чувствах обиды и недовольства сербов в тот момент, когда косовары решили в одностороннем порядке провозгласить независимость. 'Нам совершенно ясно, что насилие было организовано', - заявил заместитель главы миссии ООН в Косово Ларри Россин (Larry Rossin) после беспорядков в Митровице.

Намерения Белграда угадать не сложно. Министры сербского правительства разъезжают по всему миру, призывая страны не признавать косовскую независимость и надеясь, видимо, со временем ее отменить. Москва и Пекин потакают Сербии в ее фантазиях. В качестве альтернативного плана она может согласиться на вывод из состава Косово Митровицы с прилегающими районами, где проживает сербское большинство, и на управление этими районами из Белграда.

Европейские и американские лидеры должны смело ответить на этот политический вызов, который бросают им сербы и их союзники в Москве и Пекине. Когда косовары присоединились к словенцам, хорватам, боснийцам, македонцам и черногорцам, сделав свой выбор в пользу свободы и независимости, Сербия получила возможность вступить в интеллектуальный спор. Это вопрос национального суверенитета, утверждают сербы, и с ними соглашаются даже некоторые сторонники Косово.

И тем не менее, это не вопрос национального суверенитета, по крайней мере, не сербского суверенитета. До того как управление над краем перешло в руки ООН, данный регион был частью Югославии. В резолюции Совета Безопасности ООН, который в 1999 году создал там свою миссию, Сербия не упоминается. Между тем, то, что осталось от Югославии, прекратило свое существование, а Черногория откололась.

Появилась новая Сербия, с новой конституцией, принятой на референдуме, который объявил Косово частью Сербии. Косовары на нем не голосовали. В любом случае, девяносто процентов из их числа не хотят иметь с Сербией ничего общего. Шаг к независимости в прошлом месяце стал классическим случаем легитимного национального самоопределения, хотя оно и проходит под строгим контролем 'международного сообщества'. Все прошло мирно, за исключением сербских выступлений.

Для будущего Косово огромное значение имеет не только военная, но также дипломатическая и экономическая поддержка. Сербские головорезы на улицах, а также сербский бандитизм в международных дипломатических кругах добились того, что некоторые страны сделали паузу. Бразилия и Индия не хотят высовываться и признавать Косово, боясь разозлить Россию и Китай. Исламский мир хранит молчание по поводу этого нового крошечного демократического мусульманского государства в Европе. Ослабление Косово, а тем более, его расчленение, самым серьезным образом подорвет десятилетние усилия США и других стран по обеспечению стабильности на Балканах.

Сербия принесла слишком много бед в 90-е годы, чтобы сегодня иметь право на деструктивное поведение в связи с независимостью Косово. К счастью, поскольку каждая вторая страна в ее ближайшем окружении рассчитывает на совместное будущее с Западом, Сербия не имеет важного стратегического значения. А так как в регионе присутствует НАТО, которой придется остаться здесь надолго, Сербия не сможет угрожать суверенитету Косово. Размещенные в Косово, а также в неспокойной пока Боснии 16000 военнослужащих НАТО составляют первый эшелон обороны против сербского рецидивизма.

Если сербы хотят превратить свою страну в балканскую Белоруссию - изолированный от Запада придаток России - что ж, это их дело. В ходе майских выборов в парламент у них будет такая возможность. Коштуница объединился с Радикальной партией, которая хочет выйти из переговоров о членстве в ЕС, если Брюссель не признает сербские претензии к Косово. Президент Сербии Борис Тадич (Boris Tadic), которому с трудом удалось одержать победу над кандидатом от радикалов на недавних выборах, представляет прозападный лагерь.

Если сербы хотят быть вместе с Западом, а не с Россией, то первый шаг в этом направлении - отказаться от насилия. Со временем им все равно придется признать независимость Косово. А лидеры Сербии не заслуживают ни нашего сочувствия, ни нашего снисхождения. Они заслуживают осуждения всего мира.

___________________________________________________________

Сербия - это их выбор ("The Times", Великобритания)

Россия и дипломатическая 'лобовая атака' ("The Financial Times", Великобритания)