В России не так уж много людей, которых можно было бы назвать экспертами по странам Балтии. Один из них - Игорь Павловский, бывший директор информационного агентства Regnum-Балтика, до недавнего времени - Советник Управления Президента РФ по межрегиональным и культурным связям с зарубежными странами. В настоящее время Игорь Павловский возглавляет некоммерческое партнерство "Русско-Балтийский медиа-центр". О российском взгляде на широкий спектр проблем в российско-эстонских отношениях Игорь Павловский рассказал корреспонденту DELFI.

Вы историк по образованию. Скажите, как практически можно преодолеть нашу общую историю? Ведь, по существу, нет таких исторических моментов, к которым бы мы относились одинаково.

История - такая штука, с помощью которой очень удобно формировать как идентичность, так и гражданскую позицию. История, по сути своей, во многом мифологична и стереотипична. И эти мифы и стереотипы имеют тенденцию к самоподдержке. Плюс активная поддержка этих мифов со стороны власть имущих. Вопрос лишь в качестве мифа и использовании его в политике.

Отличие Эстонии от России в этом плане - это более длинная историческая дорога России. Событий, из которых можно творить мифы для консенсуса граждан - много. Плюс победа в войне. Это однозначный и консенсуальный миф (в хорошем смысле этого слова) для всех.

У Эстонии короче история. Более того, эстонский народ как активный участник исторических процессов впервые появился на исторической арене ярко и зримо в 1917 году (манифестация в Питере). Можно все что угодно говорить про участие эстов в Ледовом побоище или в захвате Сигтуны, но это малодоказательно и вообще возникает большой вопрос о самоидентификация этих местных именно как общего народа.

Следующий явно яркий акт - Гражданская война и поддержка белых в Эстонии, которая трансформировалась в "освободительную войну" в эстонской историографии. Вообще эта война, я думаю, краеугольный камень, некая альфа и омега исторического мифа об Эстонии.

Фактически "Калевипоэг", только основанный на исторических реалиях. Если посмотреть, как иногда описывают политики и журналисты эти события, то можно найти много перекличек с эпосом. Собственно, в таком мифе нет ничего плохого, кроме одного - постоянного превращения в общем-то позитивного мифа в негативный миф в отношении России. Вот тут и кроется первое противоречие...

С точки зрения мифа - есть хорошие эстонцы и плохие русские! И это еще полбеды (сравните с ВОВ: плохие немцы, хорошие русские и т.д.), но вот эта историческая конструкция упорно переносится в сегодняшний день. А вот это уже тупик: я не должен отвечать за деятельность Виктора Кингисеппа, хоть и родился в городе его имени, как и за деятельность других интернациональных большевиков.

Странно получается: русские находятся на исторической сцене гораздо дольше эстонцев, но в качестве самоидентификации предпочитают опираться исключительно на Великую Отечественную войну и Октябрьскую революцию - как и эстонцы. Как будто не существовало предыдущих 1000 лет истории: Почему именно ВОВ?

ВОВ - это некая точка консенсуса для всего народа. Поймите, народ сражался не за Сталина и ВКП(б), а за себя. В той войне народ стоял на грани выживания, и война, по большому счету, шла именно за сохранение себя как народа, за право вообще существовать на земле. К разным датам у разных групп населения отношение разное. Но не к ВОВ.

Вот здесь еще один большой разлом во взглядах, который не понимают многие политики, как в России, так и в Эстонии. Символы, связанные с победой НАРОДА в той войне, для большинства священны и не поддаются логической трансформации. Отсюда такая искренняя реакция на Памятник у большинства россиян ("Наши" - не в счет). Что касается Октябрьской революции, то тут, я думаю, нет такого общего восприятия этого события. У меня у самого прадед был расстрелян в 1918-ом в Петрограде. Так что про эту дату как определяющую я бы не стал говорить. Скорее, в массовом восприятии эта дата воспринимается как данность - было и было, что теперь сделаешь.

За последний год мы наблюдали самый глубокий кризис в российско-эстонских отношениях с момента распада СССР. Из истории с переносом памятника были извлечены определенные политические выгоды - как частью эстонской элиты, так и частью элиты российской. Эстония для России - удобный "враг": можно сколь угодно яростно клеймить эстонский "фашизм", эксплуатируя в то же время тот самый миф о ВОВ, о котором вы говорили. В результате достигается определенное сплочение российского общества вокруг власти. Так есть ли причины, по которым России было бы выгодно строить если не хорошие, то, по крайней мере, нейтральные отношения с Эстонией?

Не надо думать, что Эстония - удобный враг, и власти сознательно эту тему "раскручивают". Поверьте мне, что все, что происходит в Эстонии, основной массе чиновников, я бы сказал, даже подавляющей массе - глубоко безразлично. Я понимаю, что это может обидеть политэлиту Эстонии. Но это так. Эстония даже не десятая головная боль политэлиты России. И реакция на ситуацию с Памятником - во многом спорадическая, импульсивная и эмоциональная. Что лишний раз показывает, что как таковой стратегической реакции на прогнозируемый конфликт не было. Российская власть - не коллективный мазохист, чтобы создавать себе конфликтные точки в т.н. "мягком подбрюшье", даже ради сплочения нации. К тому же есть масса других инструментов для сплочения.

Если говорить про отношения с Эстонией: Я бы сказал, что России выгодны спокойные отношения с Эстонией по целому ряду причин. Что касается нынешней ситуации, то Вы же не будете отрицать, что конфликт был фактически спровоцирован эстонским политическим истеблишментом.

Знаете, эстонский политический истеблишмент - к какой бы конкретной части политического спектра он ни относился - так же, как и российский, мало забивает себе голову тем, что там думают в соседней стране. Ведь есть определенная и достаточно активная часть электората, которая выступала за перенос монумента - и всякий эстонский политик, если он желает выиграть выборы, обязан эту часть каким-то образом учитывать. Даже депутаты от Центристской партии Эдгара Сависаара голосовали за закон о воинских захоронениях, позволивший правительству перенести монумент - те самые центристы, у которых есть договор о сотрудничестве с "Единой Россией". Или вы считаете, что вся история с переносом памятника была затеяна специально назло России?

Вот тут сложный вопрос. Очевидно, во всей этой истории (с переносом Памятника) была какая-то своя логика. Я, если честно, ее пока не вижу. Причина, которую назвали Вы - желание электората. Ну что же, может и так, но сами посмотрите, к чему привело это стремление идти на поводу у масс. И потом, мы же с вами прекрасно знаем, что желания электората во многом формируются искусственно. Не уверен, что большая часть эстонского общества спала и видела, как бы снести Памятник. Впрочем, это - сугубо внутреннее эстонское дело.

Во внешнеполитическое это дело превратилось тогда, когда посыпались оскорбления в адрес похороненных там и заявления про "мундиры убийц". Зачем это было делать - я не знаю. Еще раз повторюсь: очевидно, была какая-то логика, но мне она совершенно непонятна. Выиграть выборы один раз на волне национализма и из-за этого устроить конфликт в собственной стране и вконец испортить отношения со своим ближайшим соседом: Где стратегическое видение политиков? Чисто тактические сиюминутные ходы.

На мой взгляд, вся эта история принесла вреда самой Эстонии гораздо больше. Все твердят, что русская община и эстонская по-разному воспринимают историю. Так вот теперь и современность они начали воспринимать по-разному после этой истории с Памятником. Даже русские лоялисты в Эстонии, с которыми я имел честь быть знакомым, т.н. "продукт успешной интеграции", во многом негативно восприняли всю эту историю. Что касается центристов... позвольте, я это оставлю без комментариев.

Немало сказано о той пользе, которую Эстония может извлечь из хороших отношений с Россией, и о том вреде, который могут ей нанести плохие отношения с ней. А какова позиция самой России? Вы упомянули о том, что России выгодны спокойные отношения с Эстонией по целому ряду причин. Что же это за причины? Ведь как только из Кремля поступил сигнал о сворачивании российского транзита через Эстонию - он был принят к исполнению практически немедленно. И никаких попыток сопротивления этому мы в российском бизнес-сообществе не увидели. Со стороны кажется, что Россия ничего не потеряла в результате этого кризиса двусторонних отношений, а потому возникает вопрос - в чем заключается российский интерес?

Вот тут Вы не правы. Русский бизнес апатриотичен - это аксиома. Это не еврейский, армянский, китайский, албанский и даже не французский бизнес. К сожалению это или к счастью, я не знаю. На самом деле, призывов к сворачиванию бизнеса в Эстонии было и до истории с Памятником предостаточно. Но бизнес оттуда не уходил и не только не уходил, но и активно работал с эстонскими политиками. Впрочем, здесь нет никакой тайны. Посмотрите на пожертвования в партийные кассы со стороны российских транзитников. Кстати, если я не ошибаюсь, Ликсутову гражданство лоббировали именно реформисты. Я уж не говорю про активную поддержку Рес Публики в период ее расцвета. Более того, вообще такого понятия как "российское экономическое лобби" в Эстонии просто не существовало. Что было бы вполне нормально, учитывая объем инвестируемых в экономику Эстонии средств.

Таким образом, российский бизнес в Эстонии решал чисто свои задачи, игнорируя так называемые государственные интересы. В итоге, нужен был "суперконфликт", чтобы часть бизнес-сообщества поняла (разными путями), что работать в этой стране лучше не стоит. Так что я бы не говорил про "легкость", с которой российские бизнесмены ушли из Эстонии. Скажем так: они не ушли, они просто ждут, насколько у России хватит сил проводить последовательную политику в отношении Эстонии. Кстати, даже один из псковских вице-губернаторов (представитель органов власти!) заявил, что, мол, сложные отношения - сложными, но у нас активный бизнес с Эстонией и он не должен завянуть: А Вы говорите - "легко свернулся бизнес".

Что касается выгод, то, на мой взгляд, России выгодно иметь удобный транзитный коридор через Эстонию. Короткое транспортное плечо, развитая инфраструктура и прочие условия создают все благоприятные предпосылки для развития взаимовыгодного сотрудничества. Порт Усть-Луга - это вынужденная мера по защите собственных экономических интересов. И чем больше будет конфликтов, подобных апрельскому, тем активнее он будет развиваться. Вспомните, когда был запущен на полную катушку порт в Приморске - когда перекрыли трубу в Вентспилс. Так что, несмотря на все попытки со стороны Латвии улучшить отношения с Россией, труба в Вентспилс все равно не будет уже работать на полную мощность. Ушло время, новые схемы транспортировки нефти заработали. Так вполне может произойти и с транзитом через Эстонию. Спустя какое-то время просто неинтересно уже будет возвращаться в Эстонию - Усть-Луга заработает.

Но, мне кажется, в основе перенаправления транзитных потоков лежит не история с Бронзовым солдатом, а как раз стратегический российский интерес, заключающийся в развитии собственных портовых мощностей. Мол, чем кормить чужих портовиков, лучше кормить своих. И вся история с переносом монумента привела лишь к ускорению этого процесса. Транзит бы постепенно сокращался в течение, допустим, двух-трех лет, а так, благодаря апрельским событиям, он упал за какие-то три месяца. ОАО РЖД официально объяснило сокращение пропускной способности на эстонском направлении именно ремонтом - т.е. строительством подъездных путей к Усть-Луге. Получается, что не было Усть-Луги - был транзит через Эстонию, Усть-Луга появилась - транзит объективно должен зачахнуть. И перенос монумента в этой истории является лишь поводом, катализатором процесса, - но никак не причиной. А раз так, то, очевидно, можно забыть о транзите - Усть-Луга поставит на нем жирный крест? Или грузопотока хватит всем?

Знаете, стратегический интерес России относительно портов возник в 1991 году в момент провозглашения независимости Прибалтийских стран. Если не ошибаюсь, именно с этого времени зазвучала тема порта в Усть-Луге. Тем не менее, проект не развивался вообще до последнего времени. И как раз ухудшение отношений с Прибалтикой дало мощный толчок к его развитию. То, что сокращение транзита через чужие порты является стратегической целью России - это, конечно, так. Но это и способ части политэлиты Эстонии успокоить себя: мол, все равно бы все сократилось. Но в том-то и дело, что не будь такого скандала, поток бы как минимум не сокращался. Посмотрите на Котка - несмотря на все заявления о перенаправлении грузов в российские порты товаропоток через Котка только возрастает. Если бы не конфликт, то и с Эстонией была бы такая же ситуация. Даже если представить, что Россия год от года целенаправленно сокращала бы транзит через Эстонию (во что я не верю), что мешало Эстонии еще несколько лет получать дивиденды с удобного географического положения, при этом постепенно перестраивая этот сектор экономики?

На ваш взгляд, наши страны пережили кризис? Председатель Комитета по международным делам Госдумы Константин Косачев не так давно заявил, что пока у власти в Эстонии находится нынешнее правительство, нормализации отношений ждать не стоит. Так что же следует сделать (не считая смены правительства в Эстонии), чтобы вернуть отношения хотя бы на доапрельский уровень? И главное, кто должен эти отношения нормализовывать? На политиков в этом смысле надежды мало - что на российских, что на эстонских. Бизнес? Так теперь есть Усть-Луга. Так кто же тогда?

Смена правительства Эстонии - это сугубо внутреннее дело самой Эстонии. Если граждан устраивает то правительство, какое есть, какое право мы имеем требовать отставки этого правительства? Не российские граждане, политики или чиновники его выбирали. Вопрос в том, что нужно гражданам Эстонии. Нужно ли им улучшение отношений с Россией или бизнесу, и если нужно, то почему не слышно их голоса? Но это, скорее, риторические вопросы.

Что можно сделать... На сегодняшний момент есть большая степень боязни первых шагов как в России, так и в Эстонии. На мой взгляд, в Эстонии даже больше (возможно, мне это кажется, просто потому что я живу в России). Я участвовал и участвую во многих международных конференциях и мероприятиях, но вот представителей Эстонии я там что-то мало встречал. Да, идут не всегда приятные разговоры и дискуссии, но говорить, на мой взгляд, надо. Пока не выговоримся, движения вперед не будет. По-хорошему, надо бы начинать с каких-то совместных полуобщественных мероприятий на хорошем уровне. Собеседникам нужно понять, что по другую сторону границы не монстры, но люди.

Кто должен начать - сложно ответить на этот вопрос. Но поймите, никто не будет говорить на нормальном уровне с человеком, который похороненных на Тынисмяги героев называет мародерами и пьяницами, или с человеком, который считает, что русский язык - это язык оккупантов. Периодически оскорблять страну, а потом говорить, что он готов встречаться с президентом этой страны в любой момент - не самый хороший путь установления контактов. И пока это будет продолжаться, из тупика мы не выйдем. И еще - при всей вакханалии в СМИ России в апреле я что-то не помню, чтобы где-то премьера и президента Эстонии сравнили с двумя половинками задницы (perse), а вот в Эстонии по отношению к России это почему-то возможно (я имею в виду Индрека Таранда и передачу "Телетайп" на ЭТВ от 9 марта).

Ну, зато председатель Совета Федерации Сергей Миронов предложил разорвать дипотношения с "фашистским государством". А действия "нашистов", невозможные без санкции, полученной на самом верху, в Эстонии вообще немыслимы. Но вот к чему хотелось бы вернуться: на чем базируется ваша уверенность, когда вы говорите о том, что конфликт был спровоцирован эстонской элитой? Получается, что негодование россиян - искренне, а желание эстонцев перенести памятник (кстати, в России до сих пор употребляют слово "снос") - это всего лишь результат действий небольшой кучки маргиналов-националистов и пошедшей у них на поводу у элиты. То есть, россияне и российское руководство - искренни, а все эстонцы - лицемеры. Не считаете ли вы, что это и есть пример того самого имперского мышления, в котором Россию частенько обвиняют и от которого она время от времени публично открещивается?

Давайте сразу договоримся, что два человека, как бы близки они не были, в принципе не могут одинаково трактовать одни и те же явления. Помните притчу про лужу и про то, как один увидел в ней грязь, а другой радугу... Так и тут. Я понимаю, что у эстонцев есть своя правда, в том числе и правда о той войне. На меня в свое время сильное впечатление оказала книга Юхана Пеэгеля - очень сильная вещь, максимально правдиво показывающая войну глазами эстонца.

Так вот, мы с жителями Эстонии живем в принципе в разных историко-идейных полях, и это тоже аксиома. Нужно хорошо знать историю Эстонии, чтобы понимать некоторые комплексы, присущие современной политической элите Эстонии. И наоборот - эстонцы говорят, что они спецы по России. Но это тоже не так. Во многом решения и поведение политиков строятся на опыте 80-х годов, когда они были партийными функционерами. Но это ошибочный опыт. И вот мы приходим к тому, что политики из Эстонии (со своим ошибочным опытом) и политики из России (с отсутствием опыта) начинают трактовать события в выгодном им свете. И таких глупостей с обеих сторон - навалом.

Теперь про памятник. Однозначно была провокация с эстонской стороны, но вот чем дальше, тем больше у меня сомнений, что это была именно спланированная акция. Со стороны России по разным каналам - официальным и неофициальным - предупреждали, что на жесткие действия будет жесткая реакция. Более того, по разным каналам шла информация, что, в принципе, ряд политиков был готов согласиться на почетный перенос памятника. Тем не менее, было принято то решение, которое было принято. Дальше были уже эмоции, которые в политике только вредят. Отсюда заявление Миронова, во многом эмоциональное. Но ведь и эстонские политики тогда многого назаявляли в порыве эмоций. Начиная от хакерских атак, до попытки организации переворота Россией. Так что обе стороны хороши. Я же говорил про то, что со стороны Эстонии эта линия продолжается и сегодня. Может быть, я не прав, поправьте тогда меня: Но ведь и в Эстонии считают, что они правы, а Москва лицемерит - значит, и у эстонцев имперское мышление?

Дает ли смена власти в России шанс эстонской элите предпринять шаги для улучшения наших отношений? С одной стороны, Медведев поддерживает свой имидж либерала и уравновешенного человека, с другой - транзит власти всегда сопровождается некоторым ее вакуумом. И поскольку в России всякий более-менее крупный бизнес с властью тем или иным образом связан, то ослабление контроля, возможно, дает Эстонии некий шанс в этой сфере?

Шанс на улучшение отношений может дать только искреннее желание улучшения этих отношений. Не слова про желание, а именно ЖЕЛАНИЕ. И тогда не важно, кто будет во главе России или Эстонии. Я еще раз подчеркну, что Эстония для России - очень удобный географический партнер. Заметьте - я говорю не союзник или друг, а партнер. На мой взгляд, эмоции и вытаскивание исторического прошлого в сегодняшний день только вредят народам двух государств. Пока это будет продолжаться, как и постоянные требования покаяния, никакого улучшения не будет ни при каком президенте.

Ну вот, опять выплыла тема покаяния. Хотя тот же Ансип и тот же Паэт официально заявляли, что претензий у Эстонии к России нет. Что же касается извинений за оккупацию, то Ансип, например, не так давно в очередной раз озвучил эстонскую точку зрения: требовать у России каких-либо извинений бессмысленно. Эстония уже довольно давно не поднимает на официальном уровне тему оккупации и извинений за нее, но вот российские политики любят лишний раз использовать эту тему. Но мой вопрос, скорее, был о другом: есть ли возможность сейчас, на фоне транзита власти в России, восстановить, а может быть и укрепить связи между отдельными ведомствами, министерствами, заключить некоторые отраслевые соглашения, восстановить старые бизнес-связи, которые создали бы такую атмосферу в двусторонних отношениях, при которой, возможно, стал бы реален и некий политический прорыв? Россия пока придерживается противоположной позиции: сначала - политические договоренности, а лишь затем - экономика, культура и т.д. В начале 90-х годов мы уже проходили подобный этап: Москва нагружала тот же пограничный договор "гуманитарными вопросами" относительно положения русскоязычного меньшинства, а Эстония постоянно поднимала тему оккупации. Эстония свой подход к вопросу пересмотрела. А Россия?

Вот и тут мы демонстрируем разный подход к очевидным вещам. Вы считаете, что Эстония пересмотрела свой взгляд на историческое прошлое и готова к диалогу, в отличие от России. Я же считаю абсолютно наоборот. В политической риторике ведущих политиков Эстонии постоянно проскальзывают слова об "оккупации", о некой ответственности России перед Эстонией и т.д. Понимаете, нельзя быть наполовину беременной. С одной стороны, эстонские политики вроде понимают, что нельзя от России требовать ответа за все прошлые грехи ее руководителей, которые особо-то и русскими не были, а с другой стороны, есть потребности политического момента в современной Эстонии, которые и заставляют произносить слова об "оккупации".

Поймите, в России все такие высказывания хорошо видят и отслеживают. Поэтому когда вдруг кто-то из эстонских политиков начинает говорить про то, что он искренне хочет хороших отношений, встает вопрос: а когда он искренен - когда говорит про ответственность России перед Эстонией за "оккупацию", или когда заявляет об улучшении отношений. На официальном уровне никто же не назвал эстонскую "Белую книгу" общественной инициативой. А именно в ней, в том числе, заложены основы для подсчета убытков за "оккупацию". Тут надо договориться. Либо мы переходим в область чисто духовную и каемся друг перед другом за все историческое прошлое, начиная с разграбления эстами Юрьева до депортаций и расстрелов эстонцев и зверств эстонских полицейских батальонов. Либо переходим чисто в материальную плоскость, и тогда начинаем считать финансовые претензии друг к другу. Только я хочу отметить, что если уж по честному считать, тогда сюда необходимо привлечь и остальные страны, входившие в б. СССР, в том числе и протеже Эстонии - Грузию. Я думаю, что и ее доля ответственности в событиях 1940 года достаточно большая.

Теперь про экономику. Все развитие событий с 1992 года демонстрировало следующий подход: сначала экономика, а потом политика. Несмотря на все громкие заявления Государственной Думы, Ельцина и прочих ответственных товарищей, все они ничего для бизнеса не значили. Впрочем, это не трудно проверить на цифрах. В 1995 году было принято постановление Госдумы о введении двойных таможенных пошлин в отношении Эстонии. Да, поставки молочных продуктов из Эстонии резко сократились, но при этом посмотрите, как вырос транзит грузов из России через Эстонию с 1995 по 2000 годы. Посмотрите, в какие годы и на чьи деньги прошла реконструкция портовых терминалов в Мууга. Так что говорить о системной политике России в терминах "сначала политика, а бизнес потом" я бы не стал.

Теперь отвечая на вопрос: возможно ли возобновление контактов и создание новых бизнес-связей в т.н. "переходный период". Вам не кажется странной сама постановка вопроса? Вот был конфликт, вот переругались вдрызг при прошлом президенте, а теперь может, есть шанс по-тихому, пока новый еще не вступил в права, как-то замять на низовом уровне. Я еще раз повторюсь: на мой взгляд, необходимо в первую очередь ЖЕЛАНИЕ политической элиты Эстонии и России к восстановлению связей. Это очень небыстрый процесс. Такой же процесс с Латвией занял почти 3 года, при том что ситуация конфликта с Латвией была другой. Нужно начинать говорить. Я понимаю, что у политиков Эстонии, как и России, щекотливое положение. Но они сами своими громкими заявлениями сузили себе поле для маневра. Но маневрировать-то начинать надо, иначе - тупик.

Так называемых соотечественников в Эстонии кто только не пытается использовать в своих целях. Кое-кто в Эстонии считает, что беспорядки направлялись чуть ли не из Кремля, так же как и кибератаки. Не так давно в Администрации Президента России было образовано Управление по связям с соотечественниками, которое до недавнего времени возглавлял Модест Колеров. Так какова политика России в отношении соотечественников?

О кибератаках. Вчера я читал распечатку интервью Урмаса Паэта на "Эхе Москвы". Он заявил, что до сих пор не могут сказать, кто это сделал. Однако он с большим пафосом заявлял в первые дни кризиса о том, что это точно делали из Администрации Президента России. Это как раз пример полного непонимания не только того, как работает Администрация Президента, но и вообще IT -основ. Впрочем, пусть все эти высказывания остаются на совести говоривших.

О соотечественниках. Искренне мое убеждение, что использовать соотечественников в политических целях - это как минимум неэффективно, а как максимум глупо. По одной простой причине - в основном эти люди не являются гражданами нашей страны, а значит, Россия их эффективно защитить, в случае чего, не может. Даже если они граждане России - они живут на территории другого государства. У них там бизнес, семьи, родственники и т.д. И втягивать их в политические игры - малопродуктивно и даже безответственно.

Более того, русская диаспора в Прибалтике - очень специфическое явление. Эстонские политики никак не могут понять, что это не "пятая колонна" и не потенциальные предатели эстонской государственности. Русская диаспора - она не эстонская и не российская (в плане государственности), она - своя собственная. Со своим отношением к России и к Эстонии. Это часть эстонского государства, что бы мы себе ни представляли. Поэтому политика по отношению к ним со стороны России может быть только одна - гуманитарная. А именно, тем, кто не хочет забывать русский язык и русскую культуру, всячески помогать в этом.

Что касается информационного влияния, которое оказывает Москва на соотечественников, то я бы не стал так демонизировать этот аспект. Я понимаю, что для ряда структур в Эстонии размахивание этой угрозой - это способ освоить деньги, что в принципе понятно. А то, что русские в Эстонии находятся в другом информационном пространстве - так эстонское государство само все сделало для того, чтобы это было именно так, и теперь это законно является головной болью Эстонии.

Занятно получается. Вы сказали о том, что политика в отношении соотечественников может быть у России только гуманитарная. Но вместе с тем, Россия постоянно поднимает тему гражданства, что является вопросом отнюдь не гуманитарным, но политическим. Зачем Москве нужно, чтобы русские в Эстонии все сплошь получили эстонские паспорта? Чтобы они формально стали полноправными членами эстонского общества? Хорошо, но вот другая проблема: в Эстонии, как ранее в Латвии, некоторые предметы в старших классах русскоязычных школ переводятся на эстонский язык. Цель - обеспечить выпускникам такой уровень владения эстонским, который позволял бы им получить высшее образование на эстонском языке. Москва подобные планы осуждает, говоря о том, что таким образом вновь нарушаются права русскоязычных жителей. Получается, что российская политика в этой области направлена на создание в Эстонии некоего русскоязычного гетто, члены которого имеют гражданство Эстонии, а значит, и право влиять на политику страны, но, в то же время, объективно лишены возможности из этого гетто выбраться в связи с низким уровнем языка и, как следствие, образования. Отсюда вопрос - это случай, когда "левая рука не знает, что делает правая", или это осознанная линия поведения?

Давайте начнем с того, что гражданство - это чисто гуманитарная проблема. Люди лишаются права свободного выбора гражданства на основании историко-политической боязни части национальной элиты. Никто русскоязычных граждан не призывает получать эстонское гражданство. Россия всегда выступала за то, что у граждан бывшего СССР должно быть право свободно выбирать свое гражданство. Эстония же получение гражданства обставляет массой дополнительных условий. И именно поэтому всегда отношения России и Эстонии и России и Литвы будут отличаться, и именно потому, что Литва приняла т.н. "нулевой вариант" гражданства.

Что касается школ. Это тоже гуманитарная проблема. Выбор языка образования должен быть свободным. Не навязанным сверху под прикрытием "заботы" об интеграции, но свободным. Не думаю, что молодой человек, которому нужен эстонский язык, не сможет его хорошо изучить в Эстонии без навязывания сверху. Здесь вопрос в другом: а сможет ли Эстония при таком насильственном переводе русских школ на эстонский язык обеспечить высокое качество преподаваемых предметов? Не получится ли, что в связи с переходом на эстонский язык уровень знаний учеников по языку, может, и повысится, а вот уровень реальных знаний понизится? Я понимаю озабоченность маленькой нации в сохранении языка как основного инструмента идентичности, и эту озабоченность можно только приветствовать, но не за счет же ущемления прав в сохранении языка других наций, проживающих рядом. И уж точно не в интересах России создавать русское гетто в Эстонии. Во-первых - невыгодно, во-вторых - бесперспективно.

Ну что ж, спасибо за содержательные ответы!

Спасибо Вам за интересные вопросы. Очень надеюсь, что честный диалог возможен не только между экспертами и представителями СМИ, но и между политиками наших стран.

________________________________________________

Почему Эстония стала козлом отпущения для России? ("Вести Недели День за Днем", Эстония)

Эксгумация вражды, или За что русские нас не любят ("Час", Латвия)

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.