Трубопровод Nabucco стоимостью 7,4 млрд. долларов, задуманный как средство обороны перед господством России в сфере поставок газа в ЕС, все больше напоминает новую линию Мажино.

Дело не только в том, что Россия охватывает этот трубопровод протяженностью 3000 км с северного и южного фланга собственными конкурирующими проектами. В конце концов, пропускная способность Nabucco должна составить 31 млрд. кубометров газа в год. Газ будет доставляться из Центральной Азии через Турцию, Болгарию, Румынию и Венгрию на газораспределительный узел в Австрии. Между тем, предполагается, что к 2020 г. рост спроса на газ в ЕС в несколько раз превысит эту цифру. Поэтому эту задачу не выполнит ни Nabucco, который должен быть введен в строй в 2013 г., ни любой другой отдельно взятый проект.

Нет, проблема здесь в том, что Nabucco продемонстрировал неспособность ЕС выступить единым фронтом по вопросу энергетической безопасности. Хотя лидеры ЕС говорят, что для Европы этот проект имеет высочайший приоритет, европейские столицы вызывают жалость своей неспособностью сплотиться вокруг него.

В целях усиления своей энергетической безопасности Европа должна, прежде всего, диверсифицировать набор поставщиков и маршрутов транзита. Суть в том, чтобы не зацикливаться на России и ее государственном монополисте 'Газпроме', но и не исключать их - это было бы невозможно и контрпродуктивно, учитывая географическую близость России и ее обширные ресурсы.

Есть и политические соображения для снижения зависимости Европы от России. Континент содрогался каждый раз, когда Россия перекрывала газ Украине и Беларуси, по территории которых идут трубопроводы, снабжающие государства-члены ЕС. Однако у России нет альтернативных партнеров, на которых она могла бы немедленно переключиться с европейского рынка, и ей невыгодно надолго приостанавливать поставки.

Более существенная проблема для Европы - это недостаточные инвестиции России в собственные газовые месторождения. По оценкам Международного энергетического агентства, для удовлетворения спроса к 2020 г. "Газпрому" потребуются новые месторождения, обеспечивающие добычу на уровне примерно 300 млрд. кубометров в год, что составляет половину нынешнего объема добычи компании. Кроме того, МЭА подсчитало, что ежегодные капитальные вложения "Газпрома" составляют менее 60 процентов от 22 млрд. долларов, необходимых для своевременного введения в эксплуатацию этих новых месторождений.

Однако, несмотря на то, что у Европы есть веские причины искать альтернативу России, 'на Nabucco повесили ярлык антироссийского проекта', - говорит Йозиас Ван Аартсен (Jozias van Aartsen), назначенный в прошлом году ответственным за трубопровод со стороны ЕС. Поэтому Кремль нанес ответный удар как риторикой, так и собственными проектами трубопроводов. Главный среди них - "Южный поток", совместное предприятие "Газпрома" и итальянского энергетического гиганта Eni, который будет доставлять газ по дну Черного моря в Болгарию и далее на север.

В последнее время риторика была смягчена. Председатель совета директоров 'Газпрома' Дмитрий Медведев, избранный недавно президентом России, во время февральского визита в Будапешт заявил следующее: 'Южный поток' не окажет никакого неблагоприятного воздействия на Nabucco, и Nabucco не окажет никакого неблагоприятного воздействия на "Южный поток".

Между тем, Медведев поехал в Венгрию, чтобы убедить ее правительство подключиться к 'Южному потоку'. Оно подключилось. Равно как и другой участник проекта Nabucco Болгария, а также Греция и Сербия. А в январе "Газпром" подписал с австрийской энергетической корпорацией OMV соглашение о приобретении 50% акций того самого газораспределительного узла, который должен питать Nabucco. Хотя, с точки зрения пропускной способности 'Южный поток' и Nabucco могли бы, скорее, дополнять друг друга, чем быть конкурентами, эти европейские столицы не то стремятся подстраховать себя, не то ощущают давление Кремля.

Но пропускная способность - здесь не единственный вопрос. Другой вопрос - это источники газа, и в этом два проекта являются конкурентами. 'Если 'Южный поток' воспринимает каспийский газ как свой главный источник, то тогда эти два проекта - безусловно конкурирующие', - заявил во вторник в Анкаре глава турецкой газовой компании 'Боташ' Хусейн Салтук Дюзйол (Huseyin Saltuk Duzyol). Россия ведет себя крайне активно в каспийском регионе, стремясь взять под контроль поставки газа из Казахстана, Туркменистана и Узбекистана.

Туркменистан, крупнейший из этих поставщиков, в настоящее время экспортирует газ только в Россию и Иран. И, хотя в ближайшие десятилетия Туркменистан планирует значительно увеличить уровень экспорта, он также продолжает искать новых партнеров: на востоке это Китай, который по новому трубопроводу будет получать 30 млрд. кубометров туркменского газа в год, а на юге - Индия и Пакистан. В любом случае, попадание туркменского, казахского или узбекского газа в Европу без помощи России потребует трубопровода через Каспий, который еще не построен.

Пока единственным уже имеющимся поставщиком для Nabucco является Азербайджан. Но, возможно, даже крупное азербайджанское месторождение 'Шах Дениз' не сможет удовлетворить потребности многочисленных импортеров. Вариантом мог бы стать Иран, если бы его режим не был в конфликте с США, которые в остальном являются одним из главных энтузиастов Nabucco.

Еще более осложняет дело то, что турецкое правительство вносит смуту в энергетическую политику Европы. С точки зрения ЕС, самой неудачной будет такая ситуация, при которой Турция будет выступать в роли еще одной Украины - получать газ из нескольких источников, перемешивать его, часть откачивать себе, а остальное продавать в Европу по непрозрачной схеме, взимая при этом транзитные пошлины.

* * *

Время покажет, каковы намерения "Газпрома" - защитить свою долю рынка (что было бы рационально) или же сохранить рычаги политического влияния, что куда более зловеще. В любом случае, жизнеспособность Nabucco находится под вопросом, поскольку он теряет источники поставок и, что более важно, рынок и доверие властей.

Этого можно избежать. Демонстрация политической воли в европейских столицах могла бы изменить условия дебатов. Для начала, она повысила бы авторитет представителей ЕС и Nabucco, ведущих переговоры с центральноазиатскими партнерами, которые, возможно, были бы рады возможности вести серьезные переговоры с кем-то, помимо Кремля. Она могла бы также убедить "Газпром" в том, что Европа взялась за этот проект всерьез, и ему будет выгоднее инвестировать в новые месторождения, чем в такие рискованные предприятия, как 'Южный поток', включающий в себя 900-километровый участок по дну Черного моря.

Лидеры ЕС, говоря о своем энергетическом будущем, не жалеют сильных слов. Однако пока ничто не говорит о наличии такой воли. Похоже, идея сотрудничества с Кремлем более популярна.

Кайл Уингфилд - редактор рубрики Business Europe

________________________________________

Тактика России и розовые очки ("The Financial Times", Великобритания)

Европа и российский газ: закон против угроз ("Le Temps", Швейцария)

Зависимость от российского газа беспокоит некоторые - но не все - европейские страны ("Christian Science Monitor", США)