Monday, March 24, 2008; Page A13

В 2003 г. Михаил Саакашвили решительно вошел в здание грузинского парламента с розой в руке и тем самым положил начало второй волне движений за свободу в бывшей коммунистической Европе. Теперь он президент, и его стране и его революции грозит опасность: оказаться в состоянии неопределенности между ослабевающим Западом и поднимающей голову Россией. На прошлой неделе он прибыл в Вашингтон в несколько отчаянной попытке убедить президента Буша потратить часть оставшегося у него дипломатического капитала на защиту двух европейских демократий, родившихся у него на глазах.

Грузия - родина первой 'цветной революции', вторая произошла на Украине, которая в 2004 г. отвергла попытку Владимира Путина насадить там послушную ему автократию. Теперь, как и во время первой волны распространения демократии в посткоммунистической Европе, Грузия и Украина пытаются консолидировать свои либеральные режимы путем вступления в НАТО. Обе страны подали в НАТО формальный запрос о распространении на них 'плана действий по вступлению' на саммите, который состоится через две недели в Бухаресте. Это положит начало процессу контролируемых реформ, который через несколько лет может привести к полноправному членству.

Это логичный шаг, который уже позволил 10 европейским странам - от Польши до Румынии - создать институты и получить защиту демократического Запада. Возможно, это величайшее достижение НАТО в истории. Но альянс и его лидеры слабее, чем десять лет назад - и более податливы на запугивание со стороны Путина. Канцлер Германии Ангела Меркель, выросшая в контролируемой Советами Восточной Германии, публично выступает против членства Грузии и Украины. Сопротивление оказывает и Франция Николя Саркози. Прохладно настроена даже американская бюрократия; в отношениях Вашингтона с Европой и Россией поддержке Грузии и Украины придается меньше значения, чем противоракетной обороне и независимости Косово.

Остается Буш, который назвал себя 'президентом-диссидентом' - отчасти потому, что он более сочувственно относится к борющимся за выживание демократиям, чем его собственная администрация. В прошлую среду в Белом доме Буш проявил 'большую мотивацию' и 'сосредоточенность' на деле Грузии - об этом день спустя заявил Саакашвили. Президент провел пресс-конференцию, на которой заявил о поддержке вступления Грузии в НАТО, и в тот же день позвонил Меркель.

Опасность заключается в том, что мобилизация Буша во имя двух демократий окажется слишком запоздалой и лишенной опоры. Чиновники администрации уже готовятся к варианту-минимум: что НАТО предложит Грузии и Украине вместо плана членства некие заверения, призванные выиграть время. 'Это бред, - заявил неисправимо прямолинейный Саакашвили на встрече в редакции Washington Post. - Мы не позволим себя одурачить. Мы не можем дурачить собственный народ'.

Прежде всего, спасительные формулировки НАТО не одурачат Россию. Как бы то ни было, принятое в Бухаресте решение даст Путину мощный сигнал о том, в какой степени западные правительства готовы мириться с его попытками угрозами заставить Украину и Грузию вернуться от демократии к подчинению Кремлю. Он уже не стесняется в средствах. Россия ввела торговые санкции против Грузии, бросала бомбы на ее территорию, а недавно сбила один из ее беспилотных летательных аппаратов. Путин пригрозил нацелить на Украину ядерные ракеты в том случае, если она пойдет на сближение с НАТО, и перекрыть поставки газа Украине накануне планируемого визита ее премьер-министра в брюссельскую штаб-квартиру альянса.

'Отвергнув нас, [НАТО] даст России сигнал: 'Идите и забирайте. Мы не будем особо возражать, - сказал Саакашвили. - Россия приободрится. Они решат, что нагнетая напряженность в отношениях с нами, они идут по правильному пути'.

Немцы неубедительно говорят о том, что они стремятся избежать беды - что Путин и так раздражен поддержкой НАТО независимости Косово и базами американской ПРО в Европе. Изъян этой логики в том, что, проталкивая эти приоритеты Запада, невзирая на яростное сопротивление Москвы, и идя на уступки по вопросу Грузии и Украины, правительства стран НАТО, по сути, проводят разделительную линию в еще неурегулированном европейском порядке после 'холодной войны'. С одной стороны - Косово и базы ПРО в Польше и Чехии, с которыми Путин не в силах ничего сделать; с другой - две единственные легитимные демократии между Польшей и Турцией, где ответом на агрессивное вмешательство России фактически предлагают сделать потакание.

Грузинам говорят, что, если им не повезет в Бухаресте, то следующий шанс будет у них уже через год, когда саммит НАТО, приуроченный к 60-летию создания альянса, будет проведен в... Берлине. Саакашвили полон сомнений. 'Если мы не получим это сейчас, то не исключено, что эта возможность закроется - по ряду причин'. Одной из них - хотя он этого не сказал - может быть то, что американский 'президент-диссидент', под чьим наблюдением рождалась демократическая Грузия (и который выступал с программой 'распространения свободы') покинет Белый дом.

_________________________________________

Украина и Грузия: перспективы членства в НАТО ("Geopolitika", Литва)

Март Лаар: Грузия заслуживает членства в НАТО ("Le Monde", Франция)

Самое жестокое внешнеполитическое поражение Украины ("Украинская правда", Украина)