Недавно лидер движения 'Вперед, Грузия!' Темур Шашиашвили по приглашению своего друга присутствовал на 225-летнем юбилее Мариинского театра в Санкт-Петербурге

В этом праздничном мероприятии принял участие и президент России Владимир Путин. По словам Шашиашвили, Путин сидел на два ряда впереди него. Правда, побеседовать с ним Темуру Шашиашвили не удалось, но он смог пообщаться с приглашенным на этот же юбилей лидером цхинвальских сепаратистов Эдуардом Кокойты. На эту и другие темы 'Джорджиан таймс' побеседовала с Темуром Шашиашвили.

Темур Шашиашвили: Отмечались две большие даты - 225-летие Мариинского театра, с которым всегда была и сегодня тоже связана целая плеяда грузин, и вторая дата - 100-летний юбилей большого друга грузин Пиотровского, с которым и я в свое время был дружен. Хочу подчеркнуть, что к российской культуре очень хорошее отношение со стороны власти. На юбилей приехал сам Путин. Вошел в театр без всякого шума, как рядовой зритель, и не сел в 'царскую' ложу'. Этому театру государство ежегодно выделяет 150 миллионов долларов, тогда как Грузия на всю культуру и спорт расходует в пределах 60-ти миллионов.

- Там вы и видели Эдуарда Кокойты?

- Да. Лично со мной его никто не знакомил. В газете написали, что меня с ним познакомили, но это не так. Я сам подошел, заговорил.

- О вы чем беседовали?

- Он оказался очень интересным собеседником. Для меня было очень важно высказанное им отношение к грузинам.

- Что же он сказал?

- Сказал, что в его семье, среди друзей - грузинский настрой. Придет время, и Грузия это увидит.

- Свежо предание, но верится с трудом...

- Понятно. Но вы спросили, о чем беседовали, и я ответил. У него абсолютно неприемлемое для власти отношение.

- А что в этом нового?

- Если мы - единая страна, а я считаю, что Абхазия, Цхинвали - все мы одна страна, то, как бы трудно это ни было, ты должен говорить с этими людьми. Я не считаю нормальным, что власть не ведет диалог с Кокойты... Думаю, что это дело не только Кокойты, Цхинвальский регион - составная часть Грузии, и ты должен сделать все и поехать в Цхинвали, даже если не получил приглашения.

- Приехали в Цхинвали... Но ведь все равно ничего не получается?

- Я говорю о том руководителе, который может решить вопрос. Министр не решает вопроса. Я хочу, чтобы дело было сделано, и в данном случае Кокойты показался мне той личностью, с которой можно вести разговор. У нас с Кокойты не было мирной, спокойной продолжительной беседы. Ведь мы находились в театре, и там не было такой возможности. Но я утверждаю, что диалог с этим человеком возможен. Конечно, переговоры будут нелегкими. Могу сказать во всеуслышание, что когда Кокойты защищает интересы осетинского народа, он поступает правильно, но когда манипулирует осетинским народом, это плохо. Считаю, что защита интересов осетинского народа входит в интересы Грузии.

- А разве кто-нибудь сказал, что мы не должны их защищать?

- Должны защищать все - и я, и вы, и власть, но манипулирование осетинским народом никому не должны прощать.

- Не намерены ли вы включиться в урегулирование этого вопроса?

- Скажу откровенно, там (в Мариинском театре) было много осетин, и мы встретились как друзья. Там не шел разговор о политике, были очень уважительные отношения. Валерий Гергиев (художественный руководитель и главный дирижер Мариинского театра - авт.) обратился к находившимся там осетинам: 'У нас без дружбы, без единства с грузинами нет будущего. У меня много друзей - грузин' - и назвал Темура Чхеидзе, Мураза Мурванидзе, Лексо Торадзе, упомянул и меня, сказав: они - мои лучшие друзья.

Говорю одно: мы должны найти общий язык с осетинским народом. Для нас это не составляет проблемы, проблема у властей Цхинвали и у центральной власти Грузии. В это время деятели культуры, искусства и что главное, - экономики могут сыграть огромную роль. Такое мнение у меня возникло после этой встречи.

Очень хорошо знаю Багапша. Мы в Тбилиси жили в одном доме Совета Министров. У нас были очень добрые, хорошие отношения. И встреча с Кокойты убедила меня в том, что какой бы ни была ситуация, все, кто знаком друг с другом, должны дружить.

- Мы-то хотим этого, но как нам быть, если они не хотят?

- Могу сказать одно: много чего кто-то не хочет, но если мы поведем себя с умом и прибегнем к дипломатии, уверяю вас, ситуация изменится. Если для нас турок или араб - большие друзья, они вошли к нам, и мы им продали всю Грузию, то мы должны преодолеть барьер и найти общий язык в переговорах и с абхазами, и с осетинами.