"Мы не знаем, зачем Путин едет в Бухарест. Но даже если только слухи о возможности его приезда на Рижский саммит 2006 года затмили собой всю повестку дня, нетрудно догадаться, какой резонанс произведет его реальное присутствие. Да он может просто погубить весь саммит!" - такой эмоциональный пассаж услышал "Телеграф" из уст высокопоставленного генерала НАТО, который комментировал предстоящий визит президента России на саммит альянса в Румынию. За две недели до начала ответственного международного форума "Телеграфу" удалось побывать в брюссельской штаб-квартире НАТО и своими глазами увидеть, как жестко и нервно проходит предсаммитовская подготовка.

Украину и Грузию лоббирует "молодая гвардия"

Суть назначенного на 2 апреля саммита, кажется, пока неясна даже самим руководителям НАТО. За две недели до мероприятия никто из них - ни открыто, ни инкогнито - не мог рассказать журналистам, какой же будет повестка встречи. Не назывались даже имена всех приглашенных. Все еще может измениться в последний момент, поясняли натовцы.

Однако две интриги в программе заявлены точно: приезд Владимира Путина и возможность расширения НАТО. Взаимосвязь событий никто отрицать не пытается. Россия с самого начала выступала против вступления в альянс Грузии и Украины. Среди участников самой НАТО открыто схожую позицию регулярно озвучивают Германия и Франция. Хотя известно, что неофициально их опасения разделяют и другие государства "старой" Европы.

Однако помимо Вашингтона у Киева и Тбилиси есть еще с десяток "верных лоббистов". Накануне саммита "молодая гвардия" - Польша, Латвия, Литва, Эстония, Болгария, Румыния, Чехия, Словакия, Словения - даже решила лично похлопотать за Украину и Грузию, направив генсеку НАТО Яапу де Хоопу Схефферу соответствующее обращение.

Правда, сам генсек пока не склонен раздавать авансы. На встрече с журналистами, где в качестве единственного представителя русскоязычных СМИ присутствовал и "Телеграф", Схеффер признавал, что не может прогнозировать исход переговоров. Все вопросы в Североатлантическом альянсе решаются только консенсусом, то есть полным согласием всех 26 нынешних членов НАТО. Генсек подчеркивал, что на окончательное решение не сможет повлиять ни одно государство за пределами блока (очевидно, подразумевая Россию), хотя понятно, что формально заблокировать весь процесс может даже одно вето Германии.

Буш принимает кандидатов

В Брюсселе постоянно напоминают, что на бухарестском саммите будет идти речь не о вступлении Украины и Грузии в альянс, а только о возможности их присоединения к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Однако, как отмечают в кулуарах НАТО, после подписания документа вопрос о вхождении новобранцев станет формальностью. И чем ближе саммит, тем громче среди ветеранов альянса звучит вопрос: а надо ли?

В случае с Украиной натовцев смущает отсутствие четкой политической позиции руководства страны. "Им надо наконец определиться, хотят они вступать или нет. И уже тогда подстраиваться под стандарты альянса", - заметил один из чиновников НАТО. Согласно результатам последних мониторингов, идею о вступлении в Североатлантический альянс сегодня не одобряет более половины населения страны. И хотя сам президент Украины Виктор Ющенко буквально за день до саммита встретится с президентом США Джорджем Бушем, гарантий, что в Бухаресте 26 стран-участниц проголосуют за принятие Украины, не дает никто.

Так же туманно рисуются и перспективы Грузии. Встречу Джорджа Буша с Михаилом Саакашвили провели заранее - 21 марта президент Грузии слетал за океан, чтобы лично побеседовать с хозяином Белого дома. Буш подтвердил готовность поддерживать стремление Грузии, но сказано это было весьма обтекаемо: мол, НАТО от членства Грузии, конечно, выиграет, но какую цену за это готов заплатить Вашингтон и другие, осталось неясным.

Старый Свет настроен прагматично

Страны Западной Европы в качестве приоритетов, похоже, избрали для себя партнерские отношения с Россией и энергетическую безопасность. В свою очередь для России вопрос взаимодействия Грузии и НАТО действительно имеет значение. По мнению независимых аналитиков, в случае вступления этой страны в Североатлантический альянс, у России не останется иного выхода, кроме размещения своих военных баз на территории Южной Осетии и Абхазии. А это означает, во-первых, фактическую аннексию этих территорий Россией (пусть и с согласия населения этих непризнанных республик), а во-вторых, новый виток напряженности на Кавказе и высокую вероятность вооруженного конфликта.

За две недели до бухарестского саммита в Брюсселе явно не могли сказать, что предпочтительнее - "кинуть" Вашингтон или остаться верным некогда провозглашенному принципу "открытых дверей". По одной из версий, на саммите в Бухаресте вопрос о Грузии и Украине может так и остаться "кулуарным". Решение о их присоединении к плану, а после и к самому альянсу примут позже - в более спокойной обстановке, без Путина. Хотя понятно, что и этот сценарий не поможет избавить НАТО от, пожалуй, самой актуальной сегодняшней угрозы - угрозы внутреннего раскола.

_______________________

Буш стремится к дипломатической договоренности с Путиным ("The Financial Times", Великобритания)

Буш, Путин и разрядка ("Le Figaro", Франция)