Есть слова, означающие окончательный разрыв. В конце декабря 2007 года за неделю до досрочных президентских выборов в Грузии Михаил Саакашвили давал телеинтервью. Его попросили назвать самый серьезный промах, совершенный за время правления. 'Окруашвили', - заявил он. Ираклий. Бывший министр обороны, превратившийся в политического врага и пламенного трибуна; а также потенциальный соперник, молодой, харизматичный, вынужденный покинуть родину в ноябре в обстановке слишком неспокойной для страны, которая стремится стать членом НАТО.

Мы встретились с 34-летним Ираклием Окруашвили 2 апреля в парижском ресторанчике. Он пришел без сопровождающих. Его Голос звучит устало, политический задор исчез. Его супруге предстоит через несколько недель рожать, и он ищет квартиру, потому что эта ссылка может затянуться.

Два грядущих события станут решающими в его жизни. Французское бюро защиты беженцев и лиц без гражданства (Ofpra) должно вынести решение в связи с его просьбой о политическом убежище. Хотя это дело является 'приоритетным', поскольку Грузия считается 'благонадежной страной', оно до сих пор не было рассмотрено. Может быть, Ofpra ждет 16 апреля? В этот день следственная палата апелляционного суда Парижа будет рассматривать требование Грузии об экстрадиции своего бывшего министра.

Окруашвили считает себя жертвой политической операции, нацеленной на устранение его с грузинской политической арены, инициатором которой является президент Саакашвили собственной персоной. 'Мы проработали вместе семь лет, начиная с 1999г., - рассказывает Окруашвили. Я был его правой рукой, ближайшим советником'. Разногласия между ними начались в 2006 году, когда министр начал вести радикальные речи в отношении Абхазии и Южной Осетии, двух сепаратистских регионов, тяготеющих к Москве. Потом он принялся за стиль правления президента. 'Он создал настоящую вертикаль власти. Его метод прост: чтобы люди тебя уважали, нужно их запугать', - говорит Окруашвили.

Итак, как говорится в требовании об экстрадиции, служба доходов Министерства финансов Грузии предъявила Ираклию Окруашвили обвинения по результатам ряда расследований, проводившихся в период между сентябрем 2006 и январем 2007: приобретение министерством обороны, главой которого он в то время являлся, 63 миллиона бракованных патронов; строительство двух военных баз без предварительного проведения тендера; отмывание денег с помощью сделки с недвижимостью в Тбилиси; и, наконец, темные махинации с 2,5% акций компании мобильной связи GeoСell, которые перешли под непрямой контроль Окруашвили.

Именно по последнему обвинению в отсутствие обвиняемого суд Тбилиси 28 марта приговорил его к 11 годам тюрьмы за вымогательство акций. Чтобы отбить у него охоту выставлять свою кандидатуру на парламентских выборах 21 мая. 'Этот процесс был настоящим маскарадом и играет нам на руку, - говорит Тьерри Леви (Thierry Lévy), адвокат Окруашвили. - До настоящего времени Генпрокуратура Парижа не была полностью уверена в том, что здесь замешана политика. Зато этот несправедливый процесс склонил чашу весов именно в эту сторону'.

Его коллега Жорж Кижман (Georges Kiejman), выступающий от имени грузинского правительства, со своей стороны считает, что 'процесс против г-на Окруашвили представляется абсолютно классическим. Вопросы экстрадиции всегда связаны с политикой, поскольку в случае вынесения положительного вердикта апелляционным судом, окончательное решение будет принимать французское правительство'.

Так что же перед нами: политическое дело или законные судебные претензии? Трудно в этом разобраться, настолько все тесно взаимосвязано. Ираклий Окруашвили, выступая 25 сентября 2007 года по частному телеканалу 'Имеди', взорвал 'информационную бомбу', выдвинув ряд обвинений в адрес Михаила Саакашвили: президент желал ликвидировать многих оппозиционеров, в том числе миллиардера Бадри Патаркацишвили; он и его близкие замешаны в коррупционных делах; он даже пытался дискредитировать Грузинскую Православную Церковь. Повлекло ли это хаотичное объявление войны за собой судебные преследования, или все произошло в обратной хронологии?

За два дня до того, как эти сенсационные заявления появились на первых страницах СМИ, в рамках расследования дела GeoСell был арестован офицер департамента логистики министерства обороны, которого обвинили в том, что он был подставным лицом Окруашвили. Через два дня после выступления в эфире 'Имеди' бывший министр был в свою очередь арестован и на два месяца помещен в камеру предварительного заключения. Это послужило катализатором для оппозиции, чьи выступления достигли кульминации в начале ноября и привели к введению на девять дней чрезвычайного положения.

7 октября Окруашвили в выступлении по телевидению частично отказался от своих обвинений: он хотел получить 'политические дивиденды', сказал он тогда. 'Меня вынудили. Я зачитал признание, которое не я написал', - говорит он теперь, хотя не отрицает правомерность некоторых обвинений, например, пренебрежительного отношения к сотрудникам своего министерства.

На следующий день Окруашвили отпустили на свободу под залог, после того как за него внесли рекордную сумму в 10 миллионов лари, т.е. более 4 миллиона евро. 29 октября по утверждению грузинских властей Ираклий Окруашвили попросил выпустить его за границу по 'медицинским причинам'. 'Режим делает вид, что разрешил ему уехать из гуманных соображений, - подытоживает Леви. - Мы же считаем, что это была уловка, таким образом они хотели от него избавиться'.

Ночью 31 октября Окруашвили доставили к послу Франции Эрику Фурнье (Eric Fournier), с которым грузинские власти договорились о визе. 'Он отвел меня в сторону и спросил, по своей ли воле я уезжаю, - рассказывает бывший министр. - Мне сказали, что если я воздержусь от политических заявлений и уеду, мои судебные дела положат через девять месяцев под сукно, и мои друзья выйдут на свободу'. Высокопоставленный тбилисский чиновник подтвердил нам его слова: речь шла о том, чтобы 'временно убрать Окруашвили из Грузии из-за крайне напряженной политической обстановки'.

1 ноября 2007 года он сел в самолет, летящий в Германию. Шесть дней спустя в Тбилиси произошли ожесточенные столкновения между оппозиционными демонстрантами и силами правопорядка, что вынудило президента Саакашвили объявить о проведении досрочных выборов, репортажи о которых Окруашвили смотрел по телевизору. 21 ноября он был арестован в Германии по требованию грузинской прокуратуры. Поскольку визу ему выдала Франция, то ей и предстоит решать его дальнейшую судьбу.

_________________________________

Грязная политика Грузии ("The Economist", Великобритания)

Окруашвили: 'Сегодня Грузией правит современный Гитлер' ("Час", Латвия)

И ты, Ираклий... ("Telegraf", Латвия)