Идея восточноукраинского сепаратизма переживает тяжкие времена. Большинство жителей левобережной Украины, за исключением горстки крымско-донецких 'рублевых патриотов', упрямо продолжают считать себя гражданами своей страны и не грезят новыми потрясениями и старыми бедствиями. И даже - страшно сказать! - любят Украину, как бы это ни удивляло московских и львовских теоретиков.

Но почему же юго-восточный люд не объясняется ежечасно в любви к независимой Отчизне, а наоборот, предпочитает поругивать ее, несчастную, последними словами с вкраплениями истинно русского мата?

Чтобы получить ответ на этот животрепещущий вопрос, попробуем провести такую аналогию: наше государство - общее дитя Восточной и Западной Украины, причем Запад - мама, а Восток - папа. Мама и папа с одинаковой силой любят Украину, но просто делают это по-разному. О материнской и отцовской любви хорошо когда-то написал знаменитый психолог Эрих Фромм: 'Материнская любовь больше защищает малыша, отцовская - больше развивает его. Материнская любовь - это блаженство, это покой, ее не нужно добиваться, ее не нужно заслуживать. Материнская любовь по самой своей природе безусловна. Отцовская любовь - это обусловленная любовь. Ее принцип таков: 'Я люблю тебя, потому что ты удовлетворяешь мои ожидания, потому что ты исполняешь свои обязанности, потому что ты похож на меня'.

Запад любит Украину потому, что она - Украина, она есть, и этого достаточно. На Востоке хотят любить за что-то: за достойные пенсии, чистые улицы или, на крайний случай, за победы в Европе своих футболистов. Но, увы, 'ребенок' не радует 'папу'. Он скорее похож на малолетнего засранца с неадекватным поведением и клептоманскими замашками. Для вразумления таких недорослей иногда используют наивную угрозу: мол-де 'будешь плохо себя вести, отдам тебя в детдом и возьму себе соседского Ваську, потому что он хороший и в носу не ковыряется!' А иногда папы и подзатыльники дают! При этом мамы страшно пугаются и упрекают отцов в нелюбви к драгоценному дитятке.

Что-то подобное мы наблюдаем и в масштабах страны. Папа размахивает ремнем, грозит отказаться от мальца, а мама традиционно пугается, хватается за сердце и стыдит черствого толстокожего папашу. Но в этом нет ничего страшного - просто папа любит иначе. Конечно, в семье бывает по-всякому. Папа может не спать с мамой, заигрывать с другими тетками или даже уйти в другую семью. Но куда может уйти наш 'папа'? Поблизости нет ни одной порядочной бабы, лишь огромный мужик на северо-востоке, норовящий оприходовать первого встречного, невзирая на пол. С ним разве что забухать можно, да и то, предварительно засунув в штаны сковороду, дабы чего не вышло.

Шутки шутками, но вывод напрашивается вполне серьезный - сегодня для отделения Востока нужно совершить что-то уж совсем невероятное. Не то, что отделить, даже поднять эту махину почти невозможно, особенно когда она не хочет ни подниматься, ни отделяться. А просто хочет жить в нормальной стране, где не воруют все и вся, где у тебя не отбирают зарплату подчистую и хоть чуть-чуть уважают. Крупный восточноукраинский бизнес, естественно, хочет того же. Ну, разве что, он не совсем уж против воровства, но только желает, чтобы 'он', а не 'у него'. И фарс со вторым Северодонецким съездом тому подтверждение. Ну не хочет тамошняя 'элита' сливаться в экстазе с Кремлем. 'Пофестивалить' за его счет - всегда пожалуйста, а так, чтобы в постель лезть - никак нет.

Понимают ли это наши кремлевско-эфэсбэшные доброжелатели, трезвонящие на каждом углу о неминуемом распаде Украины? Скорее всего, да. Как ни крути, а не дураки там собрались. Хотя их зашоренность, предубежденность и элементарное незнание реалий и мешают им добиваться практических успехов, но с теоретической подготовкой там все в порядке, и как аналитики они очень даже ничего. Поэтому стоит предположить, что люди в строгих костюмах на отделение Юго-Восточной Украины всерьез не ставят (а Крым и без того у них в кармане).

Возможный план 'Б' совершенно очевиден: если нельзя оторвать Восток, то нужно попытаться отколоть Запад. И если взглянуть на этот вариант без эмоций, он может показаться вполне перспективным.

Идея галицкого сепаратизма не нова, она существовала в той или иной форме столетиями. Поэтому почва для отделения Галичины если и не унавожена, то уж точно сдобрена массой крупных кизяков.

Запад Украины разочарован черепашьими темпами продвижения к Европе. Запад винит в этом недоброжелательный Восток. Запад начинает думать, что именно из-за Востока он еще не в ЕС и НАТО. Да и исторический опыт совместной жизни невелик...

И как, скажите, этим не воспользоваться, если перед вами поставлена высокая задача раскола братской страны?! Тем более что общая тональность забрасываемых в западноукраинский электорат мессиджей может быть самой что ни на есть благой и гуманистической: отсоединяйтесь, чтобы жить хорошо!

Что это даст? Если Западная Украина отсоединится, то и с остальной страной, в которой существенно сдвинутся электоральные и культурные предпочтения, будет управиться куда как легче. Как это может выглядеть на практике?

Во-первых, нужно вспомнить о любви спецслужб нашего стратегического партнера к отвлекающим маневрам. Поэтому можно прогнозировать рост откровенности и 'безбашенности' высказываний подкремлевских деятелей различного масштаба относительно отделения Крыма и Восточной Украины. И этот процесс уже начался. Необъяснимые с рациональной точки зрения вербальные декларации рупоров власти типа Жириновского, Леонтьева, Лужкова и прочих птиц-говорунов, которые вроде как бы раскрывают 'секретные планы Кремля', могут оказаться не эмоциями, не традиционным 'покусыванием хохлов', а попытками отвести внимание от реальных замыслов. Чтобы, так сказать, хохлы подергались, обороняя второстепенное направление.

Именно в этом могут таиться истоки умело поднятой провокационной шумихи по поводу слов, якобы сказанных Путиным Бушу: 'Ты же понимаешь, Джордж, что Украина - это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий - это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!'

Из этой же серии постоянные (начиная с 2000 года, с момента избрания Путина президентом) намеки с российской стороны, что мол-де 'подождите-подождите, мы еще и не начинали настоящую борьбу за Украину, т.к. нам было не до того'. Ну, а до чего же тогда? Что, изо всех сил боролись с малоценным и быстроизносившимся ДОВСЕ? Догоняли и перегоняли Америку? Принимали Кадырова в Союз журналистов? Всем миром подтягивали гайки на стратегических бомбардировщиках? Образумливали ужасного Саакашвили? Ну-ну...

Именно как элемент отвлечения внимания можно рассматривать и слова краснобая-провокатора Владимира Соловьева в нашумевшем выпуске программы 'К барьеру' российского телевидения с Затулиным и Гриценко: 'Недолго подышите. Пока мы не занялись вашим Крымом и Восточной Украиной. Присаживайтесь'.

Логично предположить, что всю эту братию ни Крым, ни Восток в данный момент не занимают. Иначе бы молчали, тихо делая свое дело.

Параллельно с усилением грозной болтовни на 'восточном фронте' должна начаться интенсивная обработка западного региона. Собственно, она уже идет. Так, блокирование Россией ПДЧ для Украины - это в том числе и попытка предоставить Галичине доказательства невозможности ее 'евросчастья' в составе Украины. Появление на информационной арене русинов, выступающих с малопонятными, но нервными требованиями чего-то для них ужасно важного, вроде демилитаризации Закарпатья, - всего лишь небольшая рекогносцировка неприятельской территории. Можно вспомнить и трогательные предложения Натальи Михайловны Витренко предоставить Галичине автономию. Ну, сболтнула женщина лишнего раньше времени, с кем не бывает?

Легко спрогнозировать рост информационной активности на западноукраинском направлении и предугадать содержание основных мессиджей, излагаемых, - а куда деваться?! - на клятой мове (исполнители найдутся - урожайность предателей на нашей благословенной земле всегда была высокой, да и безголовых энтузиастов хватает):

- Не бачити нам, хлопцi, НАТО та ЕС, тому що Схiд проти!

- Разом зi Сходом нам у Европi не бути!

- Росiя нiколи не вiдпустить Схiд та Пiвдень!

- Якщо бажаiмо до Европи - треба вiдокремлюватися!

- Нас самих швиденько вiзьмуть до ЕС!

И т.п.

Конечно, все это или не совсем так, или совсем не так. Сегодня 'западенцы' настолько же далеки от Европы, что и 'схидняки'. Достаточно вспомнить постыдную эпопею с 'малим прикордонним рухом', когда разъяренные западноукраинские селяне простодушно и без зазрения совести жаловались на телекамеру, что еэсовская контра не дает им заниматься привычной контрабандой и просили поскорее с этим разобраться. Но даже если прикрыть глаза на нашу всеобщую азиатчину, то все равно срок присоединения гипотетического западноукраинского государства к ЕС, учитывая бюрократичность и проблематичность последнего, вряд ли составит менее 10-15 лет при самых благоприятных раскладах. Однако слушать голос разума у нас не принято, особенно если учесть, что этот голос обычно молчит, как пленный партизан. И потому нет такого негативного сценария, который не имел бы шансов реализоваться на Украине.

Но позвольте, - скажет внимательный читатель, - если Запад это 'мама' Украины, то неужели она убьет свое кровное дитя? А почему бы и нет? - ответим мы. Между прочим, в криминалистике детоубийство считается типично 'женским преступлением'. Статистика свидетельствует: среди детоубийц матерей в десятки раз больше, чем отцов.

Поэтому не удивляйтесь, если когда-нибудь наша мамаша скажет о своем уже мертвеньком чаде словами описанной Чезаре Ломброзо детоубийцы: 'Когда ребенок родился и я подумала о том, что он, быть может, вырастет таким же негодяем, как его отец, мои пальцы невольно сдавили горло.'

___________________________-

Украинец! Учись говорить по-братски, по-путински! ("Обком", Украина)

Как нам обустроить гражданскую войну на Украине ("Обком", Украина)