Украина стала еще одной бывшей советской республикой, принятой в феврале во Всемирную торговую организацию. Она присоединилась к странам Балтии, Грузии, Молдавии и Киргизии. Эти страны приняли принципы открытой торговли и избрали экономическую политику рыночной ориентации. А став членами ВТО, они получили самые лучшие гарантии того, что такая политика найдет поддержку. Все остальные бывшие советские республики по-прежнему стараются доказать, что заслуживают включения в этот клуб (кроме Туркменистана, который не подавал заявку на вступление).

Похоже, что вскоре могут наступить перемены. Казахстан, и что удивительно, Россия возобновили свои попытки войти в состав ВТО. Брюссель подает явные сигналы о том, что он заинтересован в рассмотрении заявок на вступление в ВТО этих самых крупных и экономически самых значимых стран на постсоветском пространстве. Заявка Россия по-прежнему может натолкнуться на серьезное политическое и коммерческое противодействие, даже если Москве будет оказывать поддержку Евросоюз. Но Казахстан сможет скоро выскользнуть из цепких объятий России.

Вскоре после получения независимости эта страна начала активно добиваться членства в ВТО, подчеркивая, что ее заявку следует рассматривать отдельно от российской. Но когда переговоры с Россией зашли в тупик, Казахстан начал колебаться. Необходимость поддержания тесных взаимоотношений с Москвой вышла на первый план, и Астана решила, что ее заявку на вступление можно отложить в один ящик (долгий) с российской. Неопределенность с российской заявкой остается главным препятствием на пути вступления Казахстана в ВТО.

Других барьеров практически нет. В стране успешно идет процесс снижения государственного регулирования в экономике. А многие показатели, используемые Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) для изучения переходных процессов, говорят о том, что Казахстан приближается или уже соответствует среднему уровню стран-членов Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР). А что касается открытости рынка, то у Казахстана гораздо больше общего с восточным соседом (и членом ВТО) Китаем, нежели с северным братом.

Конечно, проблемы существуют. Казахстан ведет споры с иностранными инвесторами. Среди них - итальянская компания Eni, с которой Астана спорит из-за несоблюдения сроков и увеличения сметной стоимости разработки Кашаганского нефтяного месторождения. Но при этом споры не становятся такими жесткими и серьезными, как у России с крупными нефтяными компаниями Запада.

Таким образом, с технической точки зрения Казахстан может довольно быстро вступить в ВТО. Но на его заявку оказывают негативное влияние иные проблемы. Некоторые люди в высших эшелонах политической власти страны считают, что она должна осуществлять региональную стратегию, а не многостороннюю. Они питают надежды на создание таможенного союза, который связал бы Казахстан с Белоруссией, Россией и Украиной, приведя в будущем к экономической интеграции этих стран по образу и подобию ЕС.

Однако эти надежды далеки от реальности. Движение к созданию таможенного союза (а это гораздо менее амбициозная цель, чем формирование общего экономического пространства наподобие ЕС) отмечено неудачами сторон в согласовании ряда условий соглашения. А когда условия удается все же согласовать, стороны зачастую их не соблюдают.

Что касается Казахстана, то это, наверное, и к лучшему. Эта страна уже имеет слишком большой объем торговли с соседями - в 13 раз больше, чем допускают экономические модели. А хорошо функционирующий таможенный союз еще дальше подтолкнул бы Казахстан в этом направлении. Экономическая политика страны должна быть направлена на диверсификацию ее торговли, а не на дальнейшую ее концентрацию.

Но Казахстан не спешит настаивать на рассмотрении своей заявки, ожидая, пока и Россия не встанет на путь присоединения к ВТО. Астану беспокоит влияние ее вступления в эту организацию на отношения с Россией, если Казахстан станет членом ВТО, а Москва не сможет этого сделать. Казахстан больше зависит от России, чем Грузия, Молдавия или Украина. История и нынешняя политика давит на Астану, вынуждая ее занимать пророссийскую позицию.

Однако экономическая основа союза с Москвой ослабла, поскольку Казахстан наращивает торговые отношения с Китаем и Европой и получает от них инвестиции. Новые нефте- и газопроводы еще больше отдалят Казахстан от России с ее попытками создавать геоэкономические альянсы.

Казахстану скоро придется провести переоценку своей позиции в вопросе вступления в ВТО, в котором она придерживается принципа "сначала Россия", особенно если ее новый президент Дмитрий Медведев пойдет по стопам Путина. Сохранять существующее положение вещей для Казахстана означает бездарно упускать свои шансы. Членство в ВТО укрепит позиции этой страны в рамках мировой торговой системы, основанной на законе. Повысится доверие инвесторов к Казахстану, активизируется процесс экономических реформ. Таким должен быть логический результат казахстанской программы и стратегии реформирования.

Если Казахстан решит этой весной серьезно заняться вопросом о вступлении, Европа и Соединенные Штаты должны предложить ему свою поддержку - если они еще не сделали этого. Поддержка Казахстана не означает отказа от обоснованной озабоченности по поводу его внешней экономической политики. Но и Запад не должен использовать переговоры с Казахстаном по поводу ВТО в качестве подмены переговоров с Россией или как средство политического раскола Астаны и Москвы. Наоборот, США и Европа должны помнить, что их масштабным геополитическим целям в Центральной Азии лучше всего будет способствовать принятие Казахстана в ВТО.

Фредрик Эриксон - директор Европейского центра политической экономии (European Center for Political Economy). Брайан Хиндли - старший научный сотрудник данного Центра.

____________________________________________________________

В стране Бората ("Newsweek", США)

Всемирный клуб, имеющий реальную притягательную силу ("The Times", Великобритания)