Председатель 'Христианско-демократического движения' Георгий Таргамадзе заявил в беседе с 'Georgian Times', что ни Аслан Абашидзе, ни Гарри Лучанский, ни мэр Москвы Юрий Лужков его не финансируют. Таргамадзе вспоминает тот период, когда он был связан с Асланом Абашидзе и Бадри Патаркацишвили.

- В каких районах мы увидим мажоритарных кандидатов вашей политической организации, и решили ли вы сами, где будете баллотироваться?

- Сам я еще не решил, где буду баллотироваться. Это должна решить партия, исходя из ее общих интересов. Рассматривается несколько вариантов, например, Дидубийский район или Батуми. В мажоритарных выборах примут участие два учредителя нашей организации - Георгий Ахвледиани и Магда Аникашвили. Георгий родом из Кутаиси и именно в этом городе он будет баллотироваться. Конкретные кандидатуры есть у нас также в Самегрело и Кахети. Для нас не самоцель представить своих кандидатов во всех избирательных округах. Наша политическая организация создана совсем недавно, и никто не ждет, что у нас будут свои кандидаты во всех семидесяти пяти округах.

- Кто будет конкурентом вашего движения на парламентских выборах?

- Будет очень банально, если я скажу, что наш конкурент - власть. С другими партиями мы - союзники. А наши конкуренты - те проблемы, которые накопились в стране. Мы пришли в политику с желанием осуществить перемены. Общество готово принять перемены. Все - каждый грузин, каждый проживающий здесь не грузин - должны почувствовать результаты этих перемен.

- Вы отметили, что другие политические партии - ваши союзники. У нас есть информация, что вы не объединились с Национальным советом, потому что вам предложили место во второй десятке кандидатов. Соответствует ли действительности эта информация?

- Ни в двадцатке, ни в десятке, ни даже в пятерке никто ничего мне не предлагал. Два месяца назад, когда сформировалось наше движение, мы сказали, что если бы у нас было полное совпадение с какой-либо партией, мы объединились бы с ней, а не создавали новое движение. Мы выступили с инициативой конституционных изменений, чтобы православие было объявлено в Грузии официальной религией. Речь не идет об объявлении православия государственной религией, как в Греции. Для грузинской действительности это неприемлемо. Наша инициатива исходит из духа, которым проникнут конкордат. Для нас, христиан-демократов, это - не шуточная тема.

- Интересуют ваши источники финансирования. По одной версии, вас финансирует власть, в частности, премьер-министр Гургенидзе. По другой версии, вас финансируют из России, в частности, Лучанский, Лужков, Аслан Абашидзе, Зураб Церетели. Что вы скажете по этому поводу?

- Наверное, вам надо добавить еще мои связи с Леваном Васадзе.

- Именно об этом тоже хочу спросить. Васадзе - крестный Вашего ребенка?

- Подтверждаю, что знаю батони Левана. Считаю, что он один из примерных патриотов и грузин - христиан. Крестным родством с ним не связан, но не отрицаю, что у нас хорошие отношения. Однако финансирования от него не имею. От всех достойных грузинских патриотов, бизнесменов, для которых эта страна не является лишь ареалом для добычи денег, мы не только примем средства, но и используем их в тех целях, которые стоят перед христианами-демократами.

Ни с одним из перечисленных вами лиц у нас нет связей. Пока что те малые средства, которые нам удалось мобилизовать к выборам - это пожертвования от членов нашего движения и его сторонников. Они расходуются только на открытие наших избирательных офисов, перемещения и коммуникации.

- Однако на небольшие средства арендовать такой дорогостоящий офис в престижном квартале в Ваке, вы бы не смогли...

- Не могу сказать, что он очень дорого стоит. Минимум у четырех политических организаций офисы дороже, чем у нас.

- Эти пожертвования поступают только от рядовых соратников?

- Не только от них. Есть несколько человек, не очень известных бизнесменов, которые с нами рядом. Я хотел бы, чтобы их имена узнала вся Грузия, но 'заслуга' власти в том, что сегодня я не могу их назвать.

- Бадри Патаркацишвили доверял вам. Почему же Нона Гаприндашвили, члены семьи Патаркацишвили и даже бывшие ваши сотрудники из 'Имеди' обвиняют вас в предательстве по отношению к нему?

- Можете назвать их фамилии?

- Так же, как вы, не называете мне фамилии тех бизнесменов, так и я не могу сказать, кто именно эти сотрудники.

- Тот, кто успешно продолжает коммунистические традиции 'анонимщиков', может быть моим бывшим сотрудником. Хотя уверен, что 100% сотрудников 'Имеди' никогда не позволят себе такого поступка, о каком вы сейчас сказали. Если и есть среди них такие люди, хорошо, чтоб общественность знала их по именам. Прошло три месяца, но ни один из них не смог назвать своего имени и фамилии. Общественность не обратит внимания на тех, кто продолжает традиции коммунистических 'анонимщиков'.

Управляемая властью волна давления схлынула. В течение четырех с половиной лет все сотрудники 'Имеди' показывали пример героизма в борьбе с тиранией и авторитаризмом. К другим хочу обратиться через вашу газету - если им не хватает смелости, пусть возьмутся за ум и не распространяют анонимных слухов. В отношении госпожи Ноны я не раз высказывал уважение. Ее мнение основано на конкретной информации. Но источник тех сведений, на которых она его основывала, субъективный. После этого многое было переоценено. У госпожи Ноны не раз будет возможность оказать влияние не только на политические, но и на общественные процессы.

- Распространилась версия, что Бадри Патакацишвили записал диалог с Кодуа и поручил вам обнародовать эту запись в полном виде, а вы этого не сделали.

- Комментарий по этому поводу я делал уже не раз. Неужели остался в этом обществе какой-то одноклеточный, который все еще подозревает, что мне принесли в полном виде всю запись, а я ее спрятал в стол или смыл в канализацию?

- Или понесли в прокуратуру...

- Убеждать их в чем-то нет смысла. Все равно ничему не поверят.

- Вам не оставили возможности оправдаться?

- Я и не намерен ни в чем оправдываться. Я мог аргументами и фактами объяснить все тем, кто мыслит. Никакой полной записи в 'Телеимеди' вообще не было. Это подтвердил пресс-секретарь батони Бадри Гуга Квиташвили. Это подтвердила госпожа Элисо Киладзе, возглавлявшая избирательный штаб батони Бадри. И это подтвердил батони Бидзина Бараташвили.

-Вы не раз негативно упоминали Валерия Гелбахиани. В чем он провинился перед вами?

- Я неплохо к нему отношусь. Валерия я знаю давно, с уважением и огромной теплотой отношусь к его семье. Уверен, что и они относятся ко мне аналогично. Как юрист, я доверяю Валерию больше, чем Гварамия (нынешний министр юстиции - ред.), прокуратуре или же парламентскому большинству, которое проголосовало за снятие с него депутатского иммунитета. В то же время я политически не могу объяснить, какой эта запись была ранее или позднее. Выясню этот вопрос лично с батони Валерием.

- В отношении вашей личности существует двоякое мнение. Есть люди, которые чуть ли не обожествляют вас, как журналиста, но есть и такие, кто вспоминает период вашего нахождения в 'Агордзинеба' (Союз Возрождения - ред.) и говорят, что тогда вы предали и Аслана Абашидзе, что в вас вообще присутствует ген предательства. Что вы на это скажете?

- Нет на земле человека, которому я дал бы обещание, а потом его нарушил. Это касается и батони Бадри Патаркацишвили и батони Аслана Абашидзе. У многолетних моих отношений с Асланом Абашидзе была своя логика. Считаю, что это сотрудничество принесло много добрых результатов. Что касается различия мнений между нами, это было политическое различие... Он (Абашидзе) в последние годы не изменил вектора своей политики, которая выразилась, к примеру, в сближении с Эдуардом Шеварднадзе и в отборе в политическую команду тех людей, которые для меня были неприемлемы. Вы помните, что тогда я не перебежал в другую фракцию. Я честно сказал, что думал, положил мандат на стол и уступил председательство во фракции. Поэтому у него в отношении меня не было повода для недовольства, и ни разу у него не вырвалось слово - предательство. Что касается батони Бадри и человеческих отношений с ним, то все условия и принципы были сохранены. Хорошо помню нашу первую встречу, то, о чем мы говорили. Я до конца оставался предан всему этому и впредь буду делать то же самое.

- По вашему мнению, приход батони Бадри в политику был ошибкой с его стороны?

- Я не был в восторге от этой идеи. Его участие в президентских выборах стало для меня таким же сюрпризом, как и его решение появиться на митинге. Считаю, что это было неправильное решение.

- Вы как-то раз сказали, что у Грузии должен быть такой президент, как Аслан Абашидзе. Сейчас вы такого же мнения?

- Нас не должна одолевать амнезия, и когда мы начинаем оценивать кого-либо из политических деятелей, то должны стараться сохранять объективность. Вы сказали, что меня обожествляют. Мне ничье обожествление не нужно. Я против идолопоклонничества. У меня есть желание приносить своими делами больше пользы своей стране. Нас характеризует мифологизация людей, мы видим в политическом лидере или бога, или демона. Во время путча, когда было обездолено столько семей, заслуга Аслана, что в Аджарию войти не смогли. Когда во всей Грузии экономика была в состоянии упадка, в Аджарии можно было жить. Что касается недостатков, он не смог адаптироваться к тем процессами, которые происходили в Грузии. Он остался приверженцем очень централизованного правления и авторитаризма, что на том этапе развития действительно было не нужно.

_____________________________________

Грядет революция?! ("Georgian Times", Грузия)

Георгий Таргамадзе подозревает, что телекомпания 'Имеди' не откроется ("Georgian Times", Грузия)