FT REPORT - RUSSIA 2008

Подобно черноморскому бризу, встреча Джорджа У. Буша с Владимиром Путиным, состоявшаяся в этом месяце в курортном городе Сочи, отчасти рассеяла облако напряженности, окружающее отношения между Востоком и Западом.

Но возможно она не позволит преодолеть основополагающие разногласия между Россией и США.

Оба лидера готовятся покидать президентские посты, и они хотят, чтобы период их пребывания у власти запомнился не только конфликтами между Вашингтоном и Москвой. Они составили девятистраничную Декларацию о стратегических рамках российско-американских отношений, и достигли предварительной договоренности о возможном превращении вызывающих столько споров американских планов по созданию противоракетных баз в Восточной Европе в проект глобальной системы ПРО, в разработке которой Россия, США и Европа могли бы 'принять участие в качестве равных партнеров'.

Встреча Буша и Путина состоялась после натовского саммита в Бухаресте, где, - что выгодно России - западный альянс не сумел продолжить расширение на восток, договорившись о немедленном подключении Украины и Грузии к Плану действий по подготовке к членству в НАТО (ПДЧ).

США не смогли убедить европейские государства во главе с Германией предложить этим двум странам ПДЧ прямо в Бухаресте или договориться о начале их реализации через несколько месяцев. И если американские чиновники утверждают, что дверь остается открытой, и предложение Тбилиси и Киеву относительно ПДЧ может быть сделано в конце года, то немецкие дипломаты говорят нечто прямо противоположное.

Таким образом, текущая ситуация в отношениях между Востоком и Западом выглядит сравнительно спокойной. Путин не стремится к новым спорам накануне передачи полномочий (она состоится в мае) преемнику Дмитрию Медведеву, а Буш хочет записать 'в актив' своего президентства, оказавшегося в густой тени иракского кризиса, мирное завершение своего партнерства с Путиным. Европейский Союз надеется, что эта позитивная атмосфера продержится хотя бы до июня, когда состоится саммит 'Россия-ЕС', на котором обе стороны надеются начать переговоры о новом долгосрочном Соглашении о партнерстве и сотрудничестве.

Однако ни Вашингтон, ни Брюссель не чувствуют себя комфортно, имея дело с Россией, которая при Путине все напористее утверждает свои интересы на мировой арене, и особенно в странах бывшего СССР. При этом Москва до сих пор не может точно определить, чего именно она хочет достичь за счет этой напористости.

Аркадий Мошес (Arkady Moshes) из Финляндского института международных отношений (Finnish Institute of International Affairs) полагает, что после того, как президентом станет Медведев, ситуация вряд ли изменится. 'На мой взгляд тенденции, которые мы наблюдаем в последние годы, сохранятся. Москва не испытывает уважения к Западу, а в отношении собственных возможностей ощущает большую уверенность в себе', - отмечает он.

В основе политического курса Москвы лежит точка зрения, разделяемая большинством представителей российской элиты, о том, что в 1990-х Запад воспользовался слабостью страны, чтобы осуществить расширение НАТО и ЕС на восток, не дав ей ничего взамен. В начале нынешнего десятилетия Путин, по мнению российской стороны, пытался установить партнерские отношения с Западом, предложив взаимодействие с НАТО и сотрудничество в борьбе с мировым терроризмом.

Однако он столкнулся с пренебрежительным отказом.

США вышли из Договора по противоракетной обороне, - краеугольного камня всей системы соглашений в сфере безопасности времен 'холодной войны' - продолжали ускоренное расширение НАТО, в одностороннем порядке начали войну в Ираке и серьезнейшим образом вмешивались в ситуацию на постсоветском пространстве, поддерживая народные революции на Украине и в Грузии. Сергей Рогов, директор Института США и Канады Российской Академии Наук, прямо заявляет: 'Сегодня мы очень близки к новой 'холодной войне', которая не станет повторением первой, поскольку Россия не является сверхдержавой, и скорее всего никогда больше ею не станет. Но все же это будет 'холодная война', сопровождающаяся весьма враждебными отношениями, гонкой вооружений, политическими играми с 'нулевой суммой', экономической конфронтацией и идеологической борьбой'.

Другие специалисты настроены не столь воинственно. Но даже эксперты-либералы считают, что Россия должна отстаивать свои интересы куда активнее, чем еще несколько лет назад. Андрей Климов, глава думского подкомитета по европейскому сотрудничеству, подчеркивает: 'Если кто-то желает вести себя с Россией так, как им заблагорассудится, это будет большой ошибкой'. У России есть три основополагающие цели: добиться уважения со стороны Запада; усилить свое влияние в мире, прежде всего за счет энергетической политики; и получить право решающего голоса на постсоветском пространстве. Андраник Мигранян, возглавляющий в прокремлевской Общественной палате Российской Федерации Комиссию по вопросам глобализма и национальной стратегии развития, отмечает: 'Россия пытается играть более самостоятельную роль в мировой политике, особенно энергетической. Готов ли Запад смириться с этим, или постарается оттеснить ее назад?'

На практике Москва бросает вызов США по Ираку, Ирану, Ближнему Востоку и Косово. Кроме того, она отстаивает право государственного энергетического гиганта 'Газпрома' и других компаний расширять свои коммерческие интересы за рубежом. Несмотря на сочинские заявления, споры по всем этим вопросам скорее всего продолжатся.

В ходе этих споров Россия особенно наслаждается ролью защитника ООН и международного права, и возможностью изображать США как 'нарушителя закона', напавшего на Ирак и поддерживающего независимость Косово.

Однако основным камнем преткновения между Россией и Западом останутся бывшие коммунистические страны. Россию особенно возмущают действия, которые она расценивает как попытки Запада вырвать Украину из ее объятий. Близкий к Кремлю аналитик Сергей Марков подчеркивает: 'Украина для нас - не просто зарубежное государство. Через нее проходит наша 'запретная линия'. Многие спрашивают: эта 'запретная линия' - Польша? Нет. Прибалтийские государства? Нет. Даже Грузия? Нет. Но Украина - да. И запретная линия - это стремление к членству в НАТО'. Марков отрицает, что ставит под вопрос независимость Украины. Однако, как и многие другие россияне, он указывает, что эту страну связывает с Россией тысячелетняя общая история.

________________________________________________

Медведев получает непростое наследство ("The Financial Times", Великобритания)

Почему Россия боится НАТО ("Le Monde", Франция)