Интервью с Тома Гомаром (Thomas Gomart), руководителем программы изучения России и СНГ во Французском Институте международных отношений (IFRI).

- Россия - все еще демократическая страна?

- Это страна, где сначала назначают, а потом избирают. Россия остается страной, где никогда не было опыта сменяемости политической власти. При Путине она еще дальше отошла от демократической модели. Но самым значимым является то, что сегодня она в достаточной мере обрела уверенность в себе, чтобы утверждать, что отныне является новой моделью общества, где возможно сосуществование экономического развития и авторитаризма. С точки зрения российских элит, именно эта новая модель позволила Россия возродиться, порвав с западными моделями.

- В этом и кроется причина такой большой популярности Владимира Путина в России?

- Да, считается, что именно ему страна обязана своим возрождением, у которого есть три аспекта: во-первых, установление некоторого порядка, во-вторых, возобновление экономического роста и, в-третьих, восстановление престижа России на международной арене. После восьмилетнего правления Путина у россиян создалось впечатление, что он успешно реализовал ряд крупных проектов, и что их страна теперь пользуется большим уважением, чем раньше.

- Можно ли ожидать либерализации после прихода к власти Дмитрия Медведева?

- Многие эксперты, и я в том числе, считают, что российские институты подчиняются логике президентской власти. Поэтому вопрос заключается в том, сколько времени понадобиться новому президенту, который обладает международными контактами, правом назначения должностных лиц, короче говоря, очень важными инструментами, чтобы установить свою собственную власть. Необходимо напомнить, что у Владимира Путина на это ушло три года.

Другие эксперты полагают, что между Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым существует взаимодополняемость. Второй является креатурой первого. Таким образом, эта группа экспертов выдвигает гипотезу о власти о двух головах - одна из которых более либеральна, а вторая - привержена национальным ценностям и задаче сохранения могущества России. Это тандем будет работать в согласии, чтобы продлить нынешние равновесие и политический курс. Эти две гипотезы могут слиться в одну. Россия только что избрала молодого президента. Дмитрию Медведеву 42 года, соответственно, он по-другому относится к советскому прошлому, чем его предшественник, и у него иной профессиональный политический и административный опыт. Несомненно, у него другое отношение к понижению статуса России. Зато, он не обладает опытом работы в спецслужбах, и ему будет сложнее завоевать авторитет у служб безопасности (вооруженные силы и секретные службы), чье влияние на функционирование институтов страны все еще сильно.

- В последние годы над политикой Франции в отношении России довлело стремление 'не унижать' эту страну. Создалось впечатление, что Николя Саркози руководствуется этим же принципом. Правильно ли строить наши отношения с Россией, отказываясь от любой критики в ее адрес?

- Стремление 'не унижать Россию' - это затасканный аргумент времен Жака Ширака. Необходимо осознать, что Россия вновь обрела могущество. И необходимо признать, что наша дипломатия (как и внешнеполитические ведомства других стран-членов ЕС) обладает малой способностью влиять на течение дел в России. Кроме того любая подобная попытка будет рассматриваться как вмешательство во внутренние дела и может оказаться контрпродуктивной.

Современная позиция Франции в отношении России отмечена определенной долей реализма, но прослеживаются в ней и некоторые колебания. В августе Николя Саркози, выступая перед послами Франции, обличал 'грубость', с которой Россия действует в энергетической области. В октябре его визит в Москву протекал в напряженной атмосфере, вызванной разногласиями по вопросу Косово и Ирана. В декабре поздравление, направленное Саркози Путину, удивило наших партнеров, потому что этот жест помимо нас сделали только премьер-министры Италии и Греции. Создается такое впечатление, что Николя Саркози еще не определился со своей политикой в отношении России. Ему нужно отмежеваться от линии Ширака и при этом не забывать про реальное положение вещей: без России невозможно решать вопросы, связанные с Ираном, энергетикой и энергобезопасностью. К этому присовокупляется основополагающий вопрос отношений между Евросоюзом и Россией. Сегодня между странами-членами ЕС существуют глубокие разногласия в вопросе, какие именно отношения нужно устанавливать с Россией. Одни рассматривают ее как новую угрозу, другие считают ее трудным, но незаменемым партнером.

- Многие европейские страны опасаются энергетического шантажа со стороны России. Как обезопасить наше снабжение энергоносителями?

- Единственное правильное решение - изменить наш образ жизни и меньше потреблять энергии! Сегодня существует сильная взаимозависимость между Россией и ЕС. Хотим мы того, или нет, но 30% мировых запасов газа расположены в России. Действительно, с 2000 года соотношение сил изменилось по причине высокого спроса и напряженности по вопросу цен. Диверсификация источников снабжения желательна, но Россия остается надежным партнером, более достойным доверия, чем такие страны, как Иран. Кроме того, России жизненно необходим европейский рынок, единственный, где 'Газпром', российский газовый гигант, действительно зарабатывает деньги. Доля ЕС в объеме экспорта России составляет 57%. У Евросоюза есть два козыря: условия доступа на его рынок и инвестиционные возможности. Партнерство возможно, но оно должно осуществляться в комплексе: промышленные технологии, финансы и политика. Однако ЕС не стоит ограничивать свои отношения с Россией только энергетической областью. Россия не хочет быть исключительно газовой или нефтяной державой. Одной из самых важных задач России на ближайшие пятнадцать лет станет диверсификация экономики. Поэтому Евросоюз не должен видеть в России исключительно поставщика энергоносителей.

_____________________________________________

Т. Гомар: Россия без комплексов ("La Libre Belgique", Бельгия)

Россия - последняя карта Европы? ("Le Figaro", Франция)

Вырваться из объятий 'Газпрома' ("The Financial Times", Великобритания)