Некоторые ученые характеризуют информационную войну как действия, сопутствующие реальным, предпринимаемые в виртуальном пространстве с целью воздействия на информационные возможности противоборствующей стороны. Информационная война может вестись и в достаточно спокойной, мирной ситуации, когда одна сторона пытается оказать более или менее ощутимое влияние на другую сторону - на ее политику и принятие важных решений, на настроения в обществе и т. д., пользуясь при этом каналами передачи информации (печать, телевидение, интернет). Фактически информационная война - это борьба за умы людей.

Эффективность информационной войны нельзя недооценивать, но не стоит и переоценивать. Скажем, 'инвазия' русской музыки наверняка не приведет к выходу Литвы из состава НАТО или ЕС. Отметим, что Россия в совершенстве овладела тактикой информационной войны и преуспела в ее применении. Насколько важно выиграть хотя бы одну информационную битву, Кремль понял еще во время первой чеченской военной кампании. Чеченцы поначалу сумели овладеть информационным пространством, передавали российским независимым масс-медиа свою версию событий и жуткие видеоматериалы из Чечни в качестве доказательства того, что официальные сообщения из России об успешном развитии военных действий не соответствуют действительности.

Однако с началом второй чеченской кампании ситуация изменилась. Кремль, оценив свои ошибки в информационной области, стал действовать более настойчиво и целенаправленно. Первым делом 'взяли в тиски' независимые масс-медиа - на информационном пространстве возобладало одно мнение - официальное. Это привело к гражданской информационной войне.

Термина 'гражданская информационная война' вы не найдете в научной литературе. Тем не менее, он как нельзя более точно характеризует то, что сегодня происходит в России. Официальная пропаганда использует все возможные способы, чтобы в выгодном ей свете представить любое событие. Государство фактически ведет информационную войну против своих граждан. Цель? Скажем, поиск 'врагов государства' переключает внимание с внутренних проблем на проблемы внешнего порядка - можно свалить вину на пресловутых врагов.

Другая цель 'информационной обработки' - обеспечение поддержки 'рядовыми гражданами' действий официальной власти. Обеспечили? Теперь у руководителей страны фактически развязаны руки - в смысле проведения как внутренней, так и внешней политики.

Информационная война ударила по многим соседям России. Когда в 2005 г. на территории Литвы разбился российский истребитель Су-27, Москва преподнесла события так, будто в Литве незаконно задержали и посадили под арест летчика В. Троянова. А весной 2005-го, когда президент В. Адамкус отказался ехать на празднование 60-й годовщины капитуляции Германии во Второй мировой войне в Москву, Кремль не пожелал услышать, что для Литвы эта дата означает не только победу над фашизмом, но и начало новой оккупации. Официально контролируемые средства массовой информации обвиняли Литву и Эстонию в пропаганде фашизма; попутно досталось и Латвии, хотя ее президент участвовала в торжествах 9 мая.

Одна из характерных черт информационной войны - манипулирование понятиями. Так, 'освещая' недавний перенос фигуры Бронзового солдата из центра Таллина на воинское кладбище, российские масс-медиа использовали такие слова, как 'разрушение', 'снос', 'демонтаж'. Это уже 'запрограммированная' окраска событий: Эстонию поливали грязью, обвиняли в попытках переписать историю, в том, что сама она является фашистским государством. 'Народное возмущение', как из рога изобилия, полилось со страниц интернета.

Российская информационная кампания спровоцировала раскол в эстонском обществе. Немало тамошних русских под воздействием целенаправленной информационной обработки стали 'на защиту Бронзового солдата'. 'Защита' вылилась в беспорядки, что дискредитировало изначальную идею.

'Под занавес' некоторые сайты эстонских официальных властей подверглись кибер-атакам с целью дестабилизировать деятельность, уничтожить информацию. Установлено, что атаки осуществлялись с серверов, находящихся на территории России. Можно утверждать, что в России уже давно работают специальные команды по внешним связям, взаимодействующие со структурами госбезопасности. Их задача - поднимать информационную шумиху, которая способна заглушить голос конструктивно мыслящего политолога, порочить либерально мыслящих пользователей интернета, а в конечном итоге - пропагандировать те идеи, которые на руку Кремлю.

Мы видим, что в наши дни информационная война из умозрительной идеи превращается в реальность, приводит к конкретным и серьезным последствиям. Надо полагать, развитие новых технологий даст толчок новому витку информационной войны - уничтожению ценной информации идеологического противника, дестабилизации деятельности его информационных сетей. Все это может быть зафиксировано с помощью технических средств. Еще опаснее, когда информационная война ориентирована на умы людей. В этом случае результаты, как правило, объективно не проявляют себя - их можно только прогнозировать или предугадывать.

__________________________

Эстония - на передовой новой холодной войны ("Delfi", Эстония)

Ай мышка. . . знать, она сильна ("The Economist", Великобритания)