Вполне возможно, что не за горами разрешение конфликта акционеров 'Ингосстраха', где войну между собой ведут богатейший российский олигарх Олег Дерипаска и инвесторы, управляющие финансами самого богатого чеха Петра Келлнера. Фирма по управлению частным капиталом PPF Investments (PPFI) может передохнуть. Она добилась очередного успеха в борьбе за свои права и за свою долю в крупнейшем российском страховщике. Арбитражный суд г. Москвы на прошлой неделе принял решение, что увеличение уставного капитала 'Ингосстраха', которое на собрании акционеров провел Дерипаска, его основной владелец, является недействительным. Российский олигарх не готов сдаваться. 'Мы опротестуем решение суда', - заявил Сергей Рыбак, пресс-секретарь Дерипаски. Это уже вторая победа PPFI в зале суда. В феврале суд подтвердил, что PPFI приобрела долю в 'Ингосстрахе' в соответствии с российским законодательством: Дерипаска и это пытался поставить под сомнение.

'Это весьма важное решение. И российские юристы сходятся во мнении, что в какой-то степени это переломный момент. Однако для нас это не означает разрешение той ситуации, в которой мы, акционеры 'Ингосстраха' оказались осенью прошлого года. Мы владеем солидным пакетом акций страховщика, но его мажоритарный акционер нас игнорирует, и в то же время пытается различными способами нас дискриминировать. Например, проведением новой редакции Положения о Совете директоров, согласно которому членами совета могут быть только граждане России, постоянно проживающие в РФ и имеющие высшее образование исключительно экономического или финансового направления, признаваемое в России', - рассказал в интервью еженедельнику 'Евро' Томаш Брзобогаты, директор фирмы PPF Investments.

'Евро': Вернемся к исходной точке. Ожидали ли вы такую реакцию от основного владельца 'Ингосстраха', реакцию, равную объявлению войны?

Брзобогаты: Войны мы не ожидали. Все переговоры с мажоритарным акционером 'Ингосстраха' - начиная с 2006 г. - проходили в корректной атмосфере. Представители холдинга 'Базэл' (Прим. ред.: мажоритарный акционер страховщика) были заранее информированы обо всех наших планах и действиях. Поэтому мы надеялись, что нам удастся найти взаимоприемлемое решение.

'Евро': Почему же потом ваши взаимоотношения так обострились?

Брзобогаты: Мы до сих пор задаем себе этот вопрос.

'Евро': В чем, например, проявляется дискриминация миноритарных акционеров?

Брзобогаты: Наши права как миноритарных акционеров ущемляются по-разному. Самое существенное - это право иметь своих представителей в Совете директоров и в других органах 'Ингосстраха', участвовать в управлении компанией. Мы будем стремиться к соглашению с мажоритарным акционером и с органами управления страховщика, чтобы добиться данного фундаментального права акционера. Если они проигнорируют наши требования, будем добиваться их исполнения в судебном порядке.

'Евро': Как вы расцениваете российскую систему правосудия, каков ваш собственный опыт? Как долго, по-вашему, продлится разбирательство в следующей инстанции?

Брзобогаты: Мы, конечно, приветствуем решение суда по нашему главному иску, подтвердившее, что наши права были ущемлены. Что касается длительности процесса, наш опыт весьма позитивный. Спор в первой инстанции был разрешен в относительно короткий срок, в течение нескольких месяцев. Похоже, что российская система правосудия функционирует весьма эффективно. Не думаю, что апелляционному суду понадобится для принятия решения больше времени, чем заняло разбирательство в первой инстанции.

'Евро': Посторонний наблюдатель может задаться вопросом, а почему же все-таки акционеры не договорятся? Появляются различные слухи о том, что идут переговоры через посредников, что уже названы условия соглашения...

Брзобогаты: Никаких переговоров ни на каком уровне в настоящее время не ведется. Мы находимся, может быть, в стадии первых попыток контакта, отнюдь не в стадии переговоров.

'Евро': Решение суда вам добавит уверенности. Не думаете, что и мажоритарный акционер 'Ингосстраха' пересмотрит свою позицию по отношению к PPFI? Он все-таки не может игнорировать решение суда...

Брзобогаты: Результат судебного разбирательства может повлиять на разрешение конфликта, открыть дорогу к переговорам между акционерами. Но суд сам по себе ничего не решает. Ведь любой вердикт возвращает нас к точке отсчета. Даже если бы решения всех судов были в нашу пользу, нам так или иначе придется искать форму сосуществования с мажоритарным владельцем. Кстати, такое решение мы считаем приоритетным. Или же, как мы неоднократно заявляли, существуют три стандартных варианта: мы продадим нашу долю мажоритарию, мажоритарный акционер продаст свою долю нам, мы совместно продадим акции стратегическому инвестору. Здесь не поможет никакой суд, а только обоюдная воля акционеров. Наша позиция однозначна - мы готовы к переговорам. То, что происходит в настоящее время, можно назвать лишь попытками коммуникации. Трудно избавиться от ощущения, что противная сторона надеялась на победу в суде, и к тому же предприняла ряд шагов, чтобы отрезать нас от источников информации и от управления компанией. Возможно, что решение суда будет способствовать изменению позиции и способа мышления противной стороны. Однако до сих пор этого не произошло.

'Евро': Как вы готовитесь к годовому собранию акционеров 'Ингосстраха', которое должно состояться в мае-июне?

Брзобогаты: Мы надеемся, что последнее решение суда будет способствовать изменению подхода мажоритарного акционера и менеджмента 'Ингосстраха' к нам - и вообще, к миноритарным акционерам.

От лондонской идиллии к московским судам

Основные моменты спора

Весна 2006

Олигарх Александр Мамут контактировал PPF с предложением приобрести его долю в 'Ингосстрахе'. Причина: мажоритарный акционер лидера российского страхового рынка, компания 'Базэл' Олега Дерипаски, мог приобрести предложенную ему долю Мамута, но отказался от этого.

Лето 2006

Интенсивные переговоры в Лондоне между PPF и 'Базэлом' о стратегическом сотрудничестве в 'Ингосстрахе', которые со стороны PPF велись с целью достичь согласия, 'по доброй воле'.

Август 2006

Переговоры не привели к соглашению, потому что условия акционерского договора, предложенные 'Базэлом', были неприемлемы для группы PPF. Келлнеру фактически пришлось бы заморозить свой страховой бизнес и стать 'крепостным' Дерипаски в 'Ингосстрахе'.

Осень 2006

В переговорах об 'Ингосстрахе' продолжает принимать активное участие группа по управлению частным капиталом PPF Investments (PPFI). Приобретение акций 'Ингосстраха' при соблюдении условий со стороны 'Базэла' могло представлять собой исключительно возможность для инвестора из области управления частным капиталом (private equity оpроrtunity). То есть, подходящей для финансового инвестора типа PPF Investments, но отнюдь не стратегической инвестицией, подходящей для группы PPF как компании из области страхования, подлежащей соответствующему регулированию.

PPFI заключила договор о приобретении контроля над российскими компаниями, владеющими в совокупности 38,5% 'Ингосстраха'. PPFI получила моральные и правовые заверения от А. Мамута в том, что он уполномочен продать данные акции.

Декабрь 2006

PPFI получила одобрение сделки по приобретению 38,5% акций 'Ингосстраха' от ФАС России.

Весна 2007

Переговоры о заключении акционерского договора, или же о другом решении ситуации, велись постоянно, включая личные встречи Петра Келлнера, совладельца PPFI, с Олегом Дерипаской. В рамках этих переговоров 'Базэл' был уведомлен о намерении Generali войти в качестве инвестора в фонд PPF Beta, в результате чего бы Generali могла стать одним из соинвесторов в акции 'Ингосстраха'. 'Базэл' прекрасно знал, что PPF Investments является косвенным акционером 'Ингосстраха'.

Октябрь 2007

Дерипаска, вероятно, захотел разрешить ситуацию 'силовыми методами', в стиле 90-х годов. До сих пор неясно, какими соображениями он руководствовался. На внеочередном заочном собрании акционеров 'Базэл' провел - без участия акционеров, контролируемых PPFI, увеличение уставного капитала 'Ингосстраха', с явной целью размыть их долю под 10 процентов. Этот шаг инициировал ряд жалоб и судебных разбирательств.