Нельзя сказать, что нерв страны натянут до предела, поскольку предела не было давненько. В последний раз что-то там лопнуло в 17-м году прошлого века, а потом, сколько ни натягивалось (война, репрессии, застой и перестройка) - граждане особенно не возникали. И принимали русское 'авось пронесет' как 'ослабительное'.

Вот и теперь в душах почти что гладь. Сколько бы ни били менты прохожих и любопытных, сколько бы ни наезжали на частные капиталы силовые структуры - возмущений минимальное количество. Защита от государства - дело сугубо личное. Хошь - возникай, а хошь - терпи... Но, исследуя средства массовой информации, начинаешь понимать, что ситуация в стране все же достаточно накалена, и вертикаль власти начинает распадаться на отдельные веточки и сучки. А как ведут себя сучки - общеизвестно.

Всем известно, что президент всея Руси Владимир Путин испытывает особую симпатию к Рамзану Кадырову - президенту Чечни. Имея такую 'крышу', Кадыров смело раздвинул границы своих полномочий до максимального размера. Он беспощадной рукой навел революционный порядок у себя в регионе, а его боевые товарищи нередко с оружием в руках выезжали за пределы республики для исполнения приговоров своего президента. А кто может помешать личному другу Путина?

И вот любопытно, что сразу после президентских выборов кто-то из местных чеченских подхалимов решил принять товарища Кадырова в Российский союз журналистов и вручил ему членский билет. А что тут удивительного - почетным доктором наук он уже является, почему бы не стать членом творческого союза, куда входят все кому не лень? Но тут в Москве поднялся страшный шум. Как так, раздались голоса, на каком основании? Человек же малограмотный и не написал в жизни ни строки. А один товарищ вообще заявил, что если Кадыров останется в Союзе журналистов, то он покинет его, поскольку не хочет быть в одном ряду с людоедом.

Дело не в том, что разгорелся скандал, - Кадырову действительно не место в наших рядах, где можно состоять лишь грамотным людям. Которые могут писать заказные статьи, очернять, лгать и облизывать все тронные места. Дело в том, что скандал был перенесен в публичный формат. Публичной порке был подвергнут ближайший друг Самого... Понятно? Акела промахнулся, не пойдя на третий срок. И вся стая напряженно замерла в ожидании развязки.

Все завершилось весьма романтично. Руководитель Союза журналистов мигом слетал в Грозный, его, конечно, Кадыров не удостоил аудиенции, тогда тот публично и покаянно что-то произнес. Стае был дан сигнал - вожак еще в силе... Но в сучках зародились сомнения. А это для авторитарной власти равносильно бунту.

Как и ожидалось, странности продолжали нарастать. Вот лучший, даже не близкий, а именно лучший друг Путина, глава 'Ростехнологий' Сергей Чемезов подготовил проект указа президента о передаче возглавляемой им корпорации госпакетов акций более 500 (!!) предприятий. Путин должен был подписать этот указ до инаугурации нового президента. Но неожиданно Министерство экономического развития высказалось против подобной идеи! Теперь процесс затянется, и указ подпишет (или нет?) уже Медведев. Произошло знаковое событие - сам Сергей Чемезов, личный друг, впервые получил отказ.

И следом коллегия присяжных городского суда Петербурга оправдала троих молодых людей, которым инкриминировалось покушение на губернатора Питера Валентину Матвиенко. Адвокаты и правозащитники утверждали, что дело инспирировали сами спецслужбы, что оно белыми нитками шито. Но разве было ранее такое, чтоб ФСБ проигрывала процесс? Организация умеет работать и с судьями, и с присяжными. А тут случился прегромкий провал.

Тут поневоле задумаешься, почему силовики стали проигрывать так вопиюще часто... И еще задолго до инаугурации.

Товарищ - верь!

Еще одно событие минувшей недели оказалось знаковым. Впервые подан в суд иск против Русской Православной церкви.

Отношения к религии у меня не совсем корректные. Мне почему-то кажется, что в пространстве между верой и религией умещаются многие заблуждения человечества. После длительных теологических раздумий, я пришел к выводу, что одни люди верят в Бога, а другие верят Богу. Это концептуально довольно разные вещи, и я отношу себя скорее ко второй группе. Как понимаете, работники культа в такой формат взаимоотношений со Всевышним почти не вписываются.

Один мой приятель, не лишенный привычки к парадоксальным размышлениям, вообще полагает, что священники существуют для того, чтобы не все люди верили в Бога. Но к размышлениям выпивающих атеистов о теологических проблемах всегда надо подходить с определенной долей скептицизма. Если они не верят в существование Бога, то откуда им познать смысл существования служителей культа?

А вот над поступком екатеринбуржца Алексея Конева, пожалуй, стоит задуматься. Дело в том, что он подал в суд на Русскую Православную церковь! Он обвинил РПЦ в нарушении его потребительских прав. Дело в том, что, когда умер его тесть, Конев обратился в церковь и заплатил деньги за отпевание. Но вот качеством обряда остался недоволен. По его мнению, священник служил формально, явно спешил и не уделил покойнику должного внимания. Обращение к церковному начальству ничего не дало, и Конев был вынужден обратиться в суд.

Логика 'потребителя' проста - если церковь берет за свои услуги плату, значит, ее деятельность должна соответствовать Закону о защите прав потребителей. Тут можно, конечно, поспорить, все-таки церковь - не химчистка, тут о качестве услуг речь обычно не заводят. Но, с другой стороны, когда деньги утром, а стул вечером, то к претензиям клиента надо быть готовым...

Как оказалось, это был первый иск в истории РПЦ, поскольку вся коммерческая деятельность церкви в стране существует на особых правовых основаниях. (Там ведь и кассовых аппаратов нет.) Церковь заняла жесткую позицию по данному вопросу - она не считает свою деятельность коммерческой, 'поскольку все поступающие от прихожан деньги за религиозные услуги и товары, в соответствии с Епархиальным Уставом, считаются добровольными пожертвованиями, а не оплатой потребительских услуг'. Хоть и сомнительный довод, но придраться трудно.

Любопытно, что священник Иоанно-Предтеченского собора (где и проходило 'некачественное' отпевание) отец Александр был гораздо изобретательнее в защите. Он охотно признал, что отпевание является услугой, но, по его богоугодной логике, потребителем этой услуги являются вовсе не родственники, заплатившие деньги, а... сам покойный. И, не моргнув глазом, отец Александр заявил, что ни малейших претензий от клиента не поступало.

Надо полагать, что именно в данном случае можно смело утверждать, что клиент всегда прав.

__________________________________

Двуглавый орел ("The Economist", Великобритания)

Кто это там, за занавесом? Владимир Путин ("Fox News", США)

Византийская проповедь ("The Economist", Великобритания)