С 1991 года, когда Молдова получила независимость от Советского Союза, о ней очень редко говорят без 'приставок' типа 'несостоятельное государство', 'самая бедная страна Европы' или 'единственная страна бывшего СССР с президентом-коммунистом'.

Теперь к этим эпитетам добавился и еще один - 'экономика с наивысшей зависимостью от иностранных денежных переводов'. В Справочнике Всемирного банка по миграции и денежным переводам (Migration and Remittances Factbook) за 2008 год указывается, что в 2007 году деньги, присылаемые домой эмигрантами, дали Молдове 36,2 процента валового внутреннего продукта. По этому показателю Молдова делит первое место в мире с Таджикистаном.

Из страны в поисках заработка уехало около 25 процентов населения, причем немалая часть этой четверти - люди молодые и образованные, самый ценный сегмент экономически активного населения.

Зависимость от их денежных переводов лишний раз подчеркивает уязвимость молдавской экономики, подтачиваемой междоусобицами, плохим управлением, а в последнее время и столкновениями с Кремлем. Многие соседние страны уже испытывают реальный рост благосостояния, а Молдова находится в ситуации, когда экономике нужны не таблетки, а дефибриллятор. Однако, судя по тому, что делает власть, формируемая Коммунистической партией, надежд на продвижение вперед у президента Владимира Воронина и нового премьер-министра Зинаиды Гречаной, состав кабинета которой был утвержден 31 марта, пока мало.

Если уж совсем честно, то о Молдове сейчас вообще вспоминают крайне редко - у нее есть и еще одно название, 'страна, о которой забыл Запад', - поэтому немного общей информации читателю не повредит. Молдова втиснута между Румынией и Украиной; численность ее населения - 4,3 миллиона человек. Несмотря на некоторое признаки прозападности, ее правительство старается держаться ближе к России и до сих пор ничего не делает для развития гражданского общества - например, не разрешает работу независимых СМИ. Экономика Молдовы в основном сельскохозяйственная; самая развитая отрасль - производство вина.

С получением независимости начался и переход к рыночной экономике, однако до 1994 года, когда премьер-министром стал представитель Аграрной партии Андрей Сангели, никаких значительных реформ не проводилось. Первой серьезной реформой Сангели стала масштабная приватизация промышленности и сельскохозяйственных земель.

Переходный период дался Молдове непросто. С 1991 по 1999 год объемы производства упали на 60 процентов, и сегодня молдавскую экономику можно с уверенностью назвать самой слабой в Европе. Объем ВВП на душу населения составляет всего 2200 долларов в год, что значительно ниже среднего значения по Центральной Европе. По данным Всемирного справочника ЦРУ (CIA World Factbook), 30 процентов молдаван живут за чертой бедности. В 2003-2007 годах экономический рост вышел на очень неплохие показатели - в среднем 6,3 процента в год, - однако произошло это потому, что в предыдущие годы экономика достигла дна, и падать дальше было уже просто некуда.

Надо сказать, что на пути к модернизации Молдове приходится преодолевать массу труднопреодолимых препятствий. Весьма болезненными оказались раскол и последовавшая за ним война с Приднестровьем, поскольку там сосредоточено 45 процентов всей производственной базы страны. В 1990 году, опасаясь, что Молдова вновь объединится с Румынией, Приднестровье объявило себя независимым. Пользуясь поддержкой России, Приднестровье с тех пор остается постоянным раздражителем для Молдовы, хотя после 11 апреля, когда Воронин впервые с 2001 года встретился с его президентом Игорем Смирновым, появились некие признаки прогресса.

В начальной стадии реформ борьба с Приднестровьем стала существенным фактором экономического упадка. Однако сегодня, как считает Влад Спану, исполнительный директор вашингтонского некоммерческого Фонда 'Молдова', самым большим препятствием следует считать коммунистическую власть самой Молдовы. Никак не изменив механизмов реформ середины 90-х годов, нынешний режим, пришедший к власти в 2001 году, до сих пор не выполняет главную задачу реформ - приватизацию - и не отдает государственные компании в частные руки. Кроме того, руководители-коммунисты ничего не сделали для борьбы за усиление СМИ и против коррупции. То же самое касается и негибкости рынка труда: уволить любого сотрудника в Молдове до сих пор практически невозможно.

Эта негибкость, вкупе с высоким уровнем коррупции и плохой инфраструктурой, отпугивает инвесторов. Общий объем прямых иностранных инвестиций в прошлом году, по данным доклада 'Экономическая свобода' (Index of Economic Freedom), издаваемого аналитическим центром Heritage Foundation, едва-едва превысил 200 миллионов долларов - для сравнения, в Румынию было вложено 6,4 миллиарда долларов.

Усугубил проблему и запрет на импорт молдавского вина, наложенный Россией в 2006 году. Этот запрет, который немало критиковали как карательную акцию России против зародившегося в Молдове интереса к европейской интеграции, очень дорого стоил стране. Экспорт вина дает Молдове около 25 процентов ВВП, причем 80 процентов экспорта идет как раз в Россию - так что удар был нанесен по всей экономике. Запрет был через некоторое время снят, но на уровень 2005 года объемы экспорта до сих пор не вышли.

Коррупция Молдову сгубила

Иными словами, совершенно ясно: экономика Молдовы находится в глубокой яме. Главные проблемные области - высокий уровень коррупции, низкий уровень инфраструктуры, чрезмерная зависимость от сельского хозяйства и денежных переводов эмигрантов. Однако вопрос, которым нужно задаваться, чтобы выйти из этой ситуации, заключается на самом деле не в том, на какой конкретно из этих язв власть должна сосредоточить свое внимание - пусть сосредоточит хоть на какой-нибудь, уже будет хорошо, - а в том, будет ли она это делать - особенно в свете приближающихся в 2009 году выборов.

Воронин уже не раз говорил, что да, экономикой надо заниматься всерьез; премьер-министр Гречаная, переместившаяся на этот пост из кресла министра финансов, неоднократно заявляла о том, что усиление связей с Европейским Союзом должно стать для Молдовы приоритетом номер один. Это не может не радовать, поскольку в страны Центральной и Восточной Европы, вступившие в ЕС, европейская интеграция влила новые силы, дав им инвестиции, помощь и новые возможности в торговле.

Однако многие наблюдатели считают, что нынешний режим слишком авторитарен, чтобы всерьез заниматься рыночными демократическими реформами, необходимыми для того, чтобы предлагать себя в качестве кандидата в члены ЕС: Брюссель уже заявил, что, несмотря на его желание развиваться сотрудничество с Молдовой по всем направлениям, членство в ЕС остается для нее весьма отдаленной перспективой. В качестве аргументов они приводят бездействие власти в борьбе с коррупцией - в докладе 'Восприятие коррупции' организации Transparency International за 2007 год Молдова занимает 111 место из 179 стран - а также ренационализацию промышленности.

Влад Спану - один из таких скептиков. Если Молдова действительно хочет модернизироваться и когда-нибудь вступить в ЕС, считает он, главное, что для этого нужно сделать - покончить с правлением коммунистов.

- Чтобы Молдова могла двигаться вперед, ей нужно правительство с капиталистическим образом мышления. Нельзя, имея коммунистическое руководство, стать частью Европы, - рассуждает он.

Спану прибавляет, что почва все же постепенно уходит у коммунистов из-под ног.

- Либо Молдова пойдет по этому пути - либо превратится во второй Туркменистан.

Еще одно сомнительное определение. Вряд ли Молдове хочется, чтобы о ней думали именно так.

С. Адам Карде - автор множества статей о бизнесе и экономике в ЕС с 2004 года. В настоящее время живет в Берлине. Бывший главный редактор газеты The Prague Post.

____________________________________________

Многая лета 'замороженным конфликтам'! ("Le Monde", Франция)

Письмо из Молдовы ("The International Herald Tribune", США)

Асимметричный ответ ("День", Украина)

Косовский урок: первые оценки ("Flux", Молдова)