Можно подумать, что это взято из политического триллера Майкла Крайтона (Michael Crichton). Арабские шейхи и китайские коммунисты накопили миллиарды долларов. Они выжидают момент финансовой слабости в США. Затем они используют свои 'суверенные инвестиционные фонды' для скупки пакетов акций стратегических американских компаний. Они обеспечивают себе места в советах директоров. Затем настает ключевой момент, и они...

Да, так что же они? Украдкой покидают заседание совета директоров и взрывают здание? Сознательно разрушают компании, в которые вложили свои деньги, в надежде навредить ненавистным американцам?

Страхи, вызванные усилением суверенных инвестиционных фондов, глубоки, но неопределенны. СИФ - это инвестиционные инструменты, контролируемые государством. Они богаты и становятся все богаче. В настоящее время они располагают примерно 3 000 млрд. долларов, а к 2015 г. их совокупная стоимость составит, по разным оценкам, от 10 000 до 15 000 млрд. долларов.

Опрос, проведенный в феврале консалтинговой фирмой Public Strategies, показал, что 55 процентов американцев считают, что инвестиции правительств иностранных государств наносят ущерб национальной безопасности США. Не согласилось с этим лишь 10 процентов опрошенных. Ученый Дэниел Дрезнер (Daniel Drezner) отмечает: 'Особенно ярко выражено неприятие инвестиций в область высоких технологий и финансовые компании - и инвестиций СИФ с Ближнего Востока и из Восточной Азии'.

Год назад большинству неспециалистов, вероятно, пришлось бы потрудиться над тем, чтобы объяснить, что такое суверенный инвестиционный фонд. На первом плане фонды оказались благодаря кредитному кризису. Ряд крупнейших компаний Уолл-стрит - от Merrill Lynch до Citigroup и Morgan Stanley - обратился к суверенным инвестиционным фондам, контролируемым иностранными правительствами.

Теперь действия СИФ стали постоянным сюжетом новостей. За последнюю неделю FT сообщала о том, что китайские власти планируют увеличить сумму, которую они могут инвестировать за рубежом, на треть, до 90 млрд. долларов, что Исландия думает о создании СИФ, и что власти США хотят знать о военных связях потенциальных зарубежных инвесторов. Кроме того, американцы размышляют над тем, чтобы разрешить иностранным инвесторам не проходить оценку на предмет угрозы безопасности - но только если они согласятся отказаться от права участия в важных административных решениях.

Оправданы ли эти тревога и внимание? Азиаты и арабы выручали из беды ведущие компании Уолл-стрит, и эта картина несла в себе мощный символический заряд. Но на кону не только символизм. Действительно можно представить себе сценарии, при которых зарубежные правительства используют свои инвестиции в политических целях.

Взять, например, споры вокруг попыток "Газпрома", российского газового монополиста, контролируемого правительством, инвестировать в инфраструктуру западноевропейских государств. Скептики указывают на то, что, даже если "Газпром" купит распределительные сети, то физическая инфраструктура останется в Западной Европе - и она не может быть разобрана по приказу Кремля. Это правда. Но назначенные "Газпромом" члены советов директоров могут оказывать влияние на коммерческие решения, потенциально имеющие большие политические последствия - например, о том, может ли западная энергетическая компания инвестировать в новый трубопровод в обход России.

Инвестиции СИФ могут иметь и более широкие внешнеполитические последствия. Хиллари Клинтон выразила это лаконично, заявив, что трудно диктовать условия своему банкиру. Политолог Алан Тонелсон (Alan Tonelson) рассуждает о том, что способность Америки проводить жесткую линию в споре с Китаем из-за Тайваня может быть подорвана, если Китай установит контроль над ведущими компаниями Уолл-стрит.

Защитники СИФ указывают на то, что до сих пор они были образцовыми инвесторами: они руководствуются долгосрочным видением и редко стремятся навязать сопротивляющемуся менеджменту изменения в стратегии (в отличие от этих ужасных хеджевых фондов). Кроме того, они демонстративно аполитичны.

Но так необязательно будет всегда. Если вы в этом сомневаетесь, то взгляните на то, как регулярно крупные западные инвесторы, такие, как пенсионные фонды, принимают политически мотивированные инвестиционные решения. Одним из ранних примеров тому была кампания по вытеснению иностранных инвесторов из Южной Африки. К нынешним кампаниям можно отнести попытки левых добиться вывода инвестиций из Китая из-за Дарфура и усилия правых воспрепятствовать деловому сотрудничеству с Ираном и инвестициям в эту страну. Крупномасштабные инвестиции действительно создают своего рода политическое оружие - даже если его использование часто вредит инвестору, как минимум, не меньше, чем тому, против кого оно предназначено.

Так что было бы неразумно отвергать мысль о том, что однажды СИФ могут применить свою политическую силу таким образом, что американцы и европейцы почувствуют себя неуютно. Политическое давление - равно, как простое благоразумие - приведет к тому, что будут неизбежно созданы новые правила, регулирующие деятельность СИФ и охватывающие все ее аспекты - от порогов долевого участия до определения 'стратегических секторов'.

Проблема в том, что законная осторожность в отношении суверенных инвестиционных фондов может легко перерасти в незаконную истерию. Иностранные инвестиции остаются темой, легко эксплуатируемой демагогами, как в США, так во Франции и Индии. Поэтому западные политики должны действовать очень аккуратно, чтобы не позволить предлагаемому регулированию СИФ перерасти во все более жесткие ограничения на иностранные инвестиции вообще.

Более того, самые важные из возможных политических последствий инвестиций СИФ позитивны. Если правительства Китая, России и стран Ближнего Востока обладают крупными инвестициями в США и Европейском Союзе, то они также непосредственно заинтересованы в дальнейшем процветании Америки и ЕС.

Конечно, глубокие торговые и инвестиционные связи не исключают возможности войны между странами. Но они, безусловно, должны заметно снизить вероятность того, что политические разногласия перерастут в конфликт. И это хорошо. Не правда ли?

______________________________________

Россия рассматривает все варианты для вложения своих нефтяных миллиардов за рубежом ("The Times", Великобритания)

Финансовый кризис: европейскую экономику спасет Россия? ("Le Figaro", Франция)