Прибытие 3500 американских морских пехотинцев в афганскую провинцию Гельманд найдет широкий и позитивный отклик. Не в последнюю очередь будут радоваться размещенные там 7800 британских военнослужащих, а также их канадские союзники, которые несут на своих плечах основную тяжесть борьбы с талибами. С военной точки зрения, эта борьба явно в пользу британских военных, которые наносят противнику гораздо большие потери, чем несут сами. Однако исключительно военное решение в этом конфликте, как показывает история Афганистана, вряд ли возможно. Самое большое, что можно сделать с помощью оружия, это создать возможности для реконструкции и восстановления. Такие действия позволят Афганистану сделать первые шаги навстречу модернизации. Без успехов на этом фронте афганскую миссию не удастся выполнить никогда.

Прибытие американцев дает британцам возможность вновь задуматься о своей стратегии на юге Афганистана. Вопреки некоторым стереотипам, первоначально возникшим в Ираке, войска Соединенных Штатов, в которых при генерале Дэвиде Петреусе (David Petraeus) и его соратнике генерале Дэне Макнилле (Dan MacNeill) произошли радикальные изменения, добились заметных успехов, сочетая наступательные действия на поле боя со строительством дорог, школ и больниц. Тем самым они завоевывают ума и сердца местного населения. В отличие от Ирака, Британия в Гельманде достигла впечатляющих успехов в боевых действиях, однако список побед на гуманитарном фронте у нее довольно скромный. Хотя командующий войсками в Афганистане генерал Макнилл слишком дипломатичен, чтобы говорить об этом прямо и откровенно, есть целый ряд уроков, которые Британия может почерпнуть у военных США.

Такая разница в успехах возникла отчасти из-за того, что Британия в своих действиях разрывается между министерством обороны, ведущим боевые операции, и министерством международного развития, которое отвечает за гуманитарную часть работы. Такое разделение на практике дает меньше результатов, чем могло показаться в теории. По традиции это министерство по-прежнему больше готово к организации разных схем по оказанию помощи в Африке, нежели к взаимодействию и увязке своих планов с военными в этой стране, которая по сути дела является зоной боевых действий.

Взаимодействие в рамках этой кампании можно наладить только в том случае, если министерство международного развития начнет считать себя непосредственным подразделением британского внешнеполитического ведомства, а не полунезависимым образованием, которое чувствует себя комфортнее в компании достопочтенных неправительственных организаций, а не бравых военных. А поскольку этот недостаток за день не исправить, и самим британским военным, подобно американской армии, надо более активно заниматься деятельностью по восстановлению страны.

Если это удастся сделать, то при помощи морских пехотинцев в Гельманде можно будет добиться такого же успеха, как и на востоке Афганистана. После решения Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) активизировать участие Франции в афганской кампании авторитет НАТО в этом регионе, который в начале текущего года сильно пошатнулся, можно будет восстановить. И тем не менее, есть один важный аспект, в котором американцы должны прислушаться к Британии, а не наоборот. Кое-кто из американских военных настаивает на скорейшем уничтожении посадок опийного мака. Такие настроения вполне понятны. Но если сделать это до того, как афганцы увидят хоть какие-то социальные и экономические выгоды от присутствия НАТО, вся кампания окажется контпродуктивной. Есть реальный шанс делать добро в Гельманде. Победа в бою близка, но до обеспечения мира еще очень далеко.

___________________________________________________________

Страны разные, заботы одинаковые ("The Washington Post", США)

Афганистан: Российские генералы предупреждают Германию ("Junge Freiheit", Германия)