В ходе визита в столицу Турции Анкару делегации высокопоставленных чиновников Туркменистана ожидалось, что во время переговоров одной из центральных тем станет развитие между странами двустороннего сотрудничества, особенно в энергетической области. По их окончанию стало совершенно ясно, что Туркменистан не сможет обеспечить наполняемость природным газом энергетического проекта Nabucco, который предусматривает поставки среднеазиатского газа по территории Турции в страны Западной Европы. Можно подвести некоторый итог: начиная с 2004 года, когда речь впервые о нем зашла и до сегодняшнего момента, между странами-учредителями нет существенного продвижения вперед относительно претворения в жизнь энергетического проекта Nabucco.

Поддерживаемый Турцией, этот проект предусматривает строительство газопровода по территории Турции в Австрию общей протяженностью 3300 км. Начало строительства трубопровода намечено на середину 2010 года, завершение - на 2013 год. В первые годы мощность трубопровода рассчитана на доставку в Европу около 8 млрд. кубометров природного газа, а чуть позже объемы поставок должны возрасти до 30 млрд. кубометров. В осуществлении этого проекта заинтересованы также Соединенные Штаты и Европейский Союз. ЕС благодаря трубопроводу намерен на 50% снизить свою энергозависимость от России; что же касается США, то их усилия направлены на подрыв геополитической гегемонии России в Евразии в целом. Таким образом, Запад не только решает свои собственные задачи, но и оказывает значительную помощь Турции, которая уже на протяжении нескольких лет добивается признания себя в качестве энергетического моста на Запад. Вместе с этим Запад на политическом уровне по-прежнему оставляет Турцию за рамками единой Европы, отказывая ей во вступлении в Европейский Союз в качестве полноправного члена. Но как бы то ни было, реализация энергопроекта Nabucco находится в интересах и Запада и Турции, которая тем самым сможет решить свои проблемы: стать транспортным коридором для энергоресурсов и их надежным поставщиком в европейские государства, а значит, повысить свою значимость в глазах европейского сообщества.

Несмотря на всю вышеописанную заинтересованность Запада в Nabucco, в настоящее время на пути претворения в жизнь этого проекта, неожиданно встала проблема поиска природного газа для наполнения трубопровода. Большая роль в проекте отводилась Туркменистану. Однако после смерти первого президента республики Сапармурата Ниязова руководство перешло в руки молодого Гурбангулы Бердымухаммедова, который практически сразу же дал понять, что Туркменистан будет играть активную роль при участии в решении международных проблем, а при выстраивании отношений с другими государствами будет совершенно открыто использовать свой главный инструмент давления - энергетический козырь. Еще при жизни Туркменбаши, Россия и Туркменистан подписали соглашение сроком на 25 лет о поставках туркменского газа на европейский рынок через территорию России. Вслед за этим, Туркменистан подписал несколько соглашений в области энергетики с Китаем и Турцией. Однако теперь выясняется, что при выстраивании сотрудничества с определенными странами у Туркменистана, оказалась недостаточно развита инфраструктура добычи и экспорта энергосырья. Таким образом, становится ясно, что Туркменистан, по крайней мере, в настоящее время не собирается участвовать в проекте Nabucco.

Что в таком случае остается делать странам-акционерам 'Набукко', среди которых ведущую роль отводится Австрии, Болгарии и Венгрии? Прежде всего, они будут вынуждены обратить свое внимание на других потенциальных участников, среди которых называются Иран, Ирак, Египет.

Что касается перспектив Ирана, обладающего огромными запасами природного газа, то они довольно туманны в связи с той международной позицией, которую занимают европейские государства по отношению к нему. Кроме того, практически каждую зиму между Ираном и Турцией случаются небольшие энергетические кризисы из-за поставок природного газа, вызванные как климатическими условиями (холодные зимы), так и политическими нюансами. Более того, США выступают категорически против привлечения Ирана к участию в Nabucco, так как в таком случае у Ирана появляется неплохой шанс выйти из международной изоляции. Получается, что рассматривать возможность участия Ирана в Nabucco можно лишь на теоретическом уровне.

В складывающейся ситуации другим потенциальным поставщиком природного газа для Nabucco может стать Ирак. Однако здесь также приходится больше говорить о возможном участии, потому что Ираку для начала еще предстоит решить самый сложный на сегодня вопрос: обеспечение собственной безопасности.

В феврале 2008 года глава МИД Турции Али Бабаджан во время своего официального визита в Россию предложил последней участвовать в проекте Nabucco. Но у России, конечно же, имеются свои условия присоединения или неприсоединения к проекту.

Российские высокопоставленные лица часто публично выступают относительно реализации проекта Nabucco, и не для кого ни секрет, что их выступления в основном носят негативный характер. Россия выступает против реализации проекта Nabucco так как поддерживает другой, более выгодный для нее энергетический проект - 'Южный поток' (South Stream). На сегодняшний момент на пути его реализации отсутствуют какие-либо серьезные препятствия, и потому не приходится сомневаться в том, что его строительство скоро начнется. Можно предположить, что участие в проекте 'Набукко' в интересах российского энергетического концерна 'Газпром'. Если 'Газпром' присоединится к нему, то тогда Запад, реализуя проект Nabucco, не сможет добиться своих главных целей, а именно, снижения энергозависимости от России и нанесения удара по ее энергетической монополии в Евразии.

В этой связи получается, что 'Газпром' с одной стороны продолжает поставлять газ в Европу по уже существующим двум газопроводам через территории Украины и Белоруссии, а с другой стороны, работает над вопросом реализации проектов газопровода 'Южный Поток' и Северо-Европейского газопровода (North Stream), который должен будет пройти по дну Балтийского моря. То, что страны Центральной Азии по-прежнему испытывают большую потребность в России, особенно в вопросах развития собственной энергетической инфраструктуры, и то, что на Ближнем Востоке никак не удается достичь мира и спокойствия, еще больше закрепляет зависимость европейский стран, в том числе и Турции, от России. Турецкие чиновники придают первостепенное значение Nabucco. В случае его реализации, Турция частично добивается закрепления за собой статуса транспортного энергетического коридора и сможет более свободно использовать этот козырь в газовых отношениях с Россией и Ираном. Поэтому нужно в дальнейшем способствовать решению всех имеющихся проблем на пути реализации Nabucco.

Перевод: Александр Бакустин

__________________________________

Российский "Газпром" в условиях газового бума обращается с предложениями к политикам ЕС ("The Wall Street Journal", США)

Трубопровод Мажино ("The Wall Street Journal", США)